Articles / Статьи

RSS
Фильтр
Название:
Принята к публикации:
Keywords / Ключевые слова:
Keywords Plus / Дополнительные ключевые слова:
Автор(ы):
Основное место работы автора:
Страна:
Рубрикатор:
Тип публикации:
Название журнала или сборника:
Год публикации:
Возрастная категория:
DOI:
Язык публикации:
  

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Introduction. Within the framework of the actual problem of the ability to learn for a modern school the peculiarities of children's reading comprehension of edu-cational texts were studied. The analysis showed that the problem of reading com-prehension is not sufficiently developed from the standpoint of Cultural Activity Approach, since in existing studies (I.I. Ilyasov, I.V. Usacheva, O.E., Malskaya, etc.), the activity aspect is expressed only in a detailed description of the actions that provide reading comprehension and their structure, but these works do not “grasp” the general meaning of these actions related to the students' understanding of the indicative purpose of educational texts — that it is from their content that the indicative basis of the subject actions performed should be ex-tracted. The most clearly indicative purpose of a special type of educational text — the definition of a concept — is justified in studies of the formation of the recogni-tion action (RA) (P.Ya. Galperin, N.F. Talyzina, L.F. Obukhova, etc.), where the “understanding” of the definition is the ability to recognize the objects that are described by it. The goal: to study the ability of students to perceive educational texts (ordinary educational texts and definitions of concepts) as tools for completing of specific tasks. Methods and sample. A sample of students in grades 4–8 (N = 280) was conducted: 1) assessment of the formation of the ability to work with definitions of concepts (concept’ recognition tasks, developed on the basis of the principles of diagnostics by N.F. Talyzina), 2) assessment of the ability to highlight the main thing in the text (the method of O.E. Malskaya and A.A. Sidelnikova “Selection of main sentences” for grades 4–8), 3) assessment of the ability to structure the text (the task of selecting paragraphs and their heading), 4) two GIT subtests (“Execution of rules” and “Numerical series”). Results and conclusions. It was shown that the understanding of definitions significantly and positively correlates with the understanding of educational texts. It was also revealed that the level of formation of both the ability to work with definitions and the ability to work with texts does not significantly increase after the 4th grade and up to the 8th grade there is a “failure” in these parameters, despite the smooth positive dynamics in some intellectual abilities.

Acknowledgements:

The study was supported by the RFBR grant No. 19-013-00717 “Orientation to a given knowledge as an indicator of the ability to learn from schoolchildren” 

Актуальность. В рамках актуальной для современной школы проблемы умения учиться исследовались особенности понимания детьми текстов учебного содержания. Анализ показал, что проблема понимания учебных текстов недостаточно разработана с позиций деятельностной психологии, поскольку в существующих исследованиях (И.И. Ильясов, И.В. Усачева, О.Е. Мальская и др.) деятельностный аспект выражается лишь в детальном описании действий, обеспечивающих понимание текстов, и их структуры, однако данными работами не «схватывается» общий смысл этих действий, связанных с пониманием учащимися ориентировочного назначения учебных текстов — то, что именно из их содержания должна быть извлечена ориентировочная основа выполняемых предметных действий. Наиболее четко ориентировочное назначение особого типа учебного текста — определения понятия — обосновано в исследованиях формирования действия подведения под понятие (ДПП) (П.Я. Гальперин, Н.Ф. Талызина и др.), где за «пониманием» определения стоит умение распознавать объекты, которые им описываются.

Цель работы: исследование умения учащихся выявлять ориентировочное назначение учебных текстов (стандартных учебных текстов и определений понятий) как компонента умения учиться.

Методики и выборка. На выборке школьников 4–8 классов (N = 280) была проведена: 1) оценка сформированности умения работать с определениями понятий (задачи на оценку качества сформированности ДПП, разработанные на основе принципов диагностики, предложенных Н.Ф. Талызиной), 2) оценка умения выделять главное в учебном тексте (модифицированная для 4–8 классов методика О.Е. Мальской и А.А. Сидельниковой «Выбор главных предложений»), 3) оценка умения структурировать текст (задача на выделение абзацев и их озаглавливание), 4) два субтеста ГИТ («Исполнение инструкций» и «Числовые ряды»).

Результаты и выводы. Было показано, что понимание определений значимо и положительно коррелирует с пониманием учебных текстов. Также было выявлено, что уровень сформированности как умения работать с определениями, так и со стандартными учебными текстами значимо не растет после 4 класса, и до 8 класса наблюдается «провал» по этим параметрам, несмотря на плавную позитивную динамику по отдельным интеллектуальным способностям.

Благодарности:

Исследование выполнено при поддержке гранта РФФИ No 19-013-00717 «Ориентировка на заданное знание как показатель умения учиться у школьников». 

Authors / Авторы: Сиднева А.Н. ; Степанова М.А. ; Плотникова В. А.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. Both speech and the affect are critically important for the development of the child, his academic achievements. The interrelation of these mental functions shows opportunities for the development of preschoolers.

Objective. Analytical review of classical and modern studies of Russian and foreign scientists on the types of relationship between speech and emotional development in preschool children.

Methods. Critical analysis of the literature on the emotional and speech development and their relationship.

Results. On the basis of the analyzed works, a conclusion is made about the close connection and interaction of the emotional and linguistic functions of the child in the process of ontogenesis. Particular attention is paid to the relationship between the emotional competence of the child (the ability to recognize and name emotions) and the level of development of the lexical aspect, especially the knowledge of words associated with the affect. Another significant area of intersection of language and emotions is the communication, which is the more successful for a child, the better his speech and emotions are developed. As an interpretation, several approaches are proposed — as well-established within the framework of the cultural-historical approach of L.S. Vygotsky and modern cognitive models.

Conclusions. This analysis allows to both get acquainted with the latest domestic and foreign works in the field of the relationship between speech and emotions of children, and to see the possibilities for the practical application of the approaches revised. In particular, to assess the contribution of speech functions to emotional regulation and self-regulation of the child, as well as to improve the development of the emotional vocabulary of children.

Актуальность. Как речь, так и аффективная сфера имеют критически важное значение для развития ребенка, его академической успешности. Необходимо изучать взаимосвязь этих психических функций, поскольку это дает новые возможности для развития дошкольников.

Цель. Обзор классических и современных исследований отечественных и зарубежных ученых о видах взаимосвязи речевого и эмоционального развития у детей дошкольного возраста.

Методика. Критический анализ литературы по теме эмоционального и речевого развития и их связи.

Результаты. На основании проанализированных работ делается вывод о тесной связи и взаимодействии эмоциональной и языковой сферы ребенка в процессе онтогенеза. Особенное внимание уделяется взаимосвязи эмоциональной компетентности ребенка (умении распознавать и называть эмоции) и уровнем развития лексического аспекта, особенно знанием слов, связанных с аффективной сферой. Другой значительной областью пересечения языка и эмоций стала сфера общения, которая у ребенка тем успешнее, чем лучше развиты у него как речь, так и эмоции. В качестве интерпретации предлагается несколько подходов — как культурно-исторический подход Л.С. Выготского, так и современные когнитивные модели.

Выводы. Данный анализ позволяет ознакомиться с новейшими отечественными и зарубежными работами в области взаимосвязи речи и эмоций детей и увидеть возможности для практического применения изложенных подходов. В частности, оценить вклад речевых функций в эмоциональную регуляцию и саморегуляцию ребенка, а также усовершенствовать развитие эмоционального словаря детей.

Благодарности: Работа выполнена при поддержке проекта РНФ №20-18-00457.

Authors / Авторы: Ощепкова Е. С. ; Картушина Н. А. ; Бухаленкова Д. А.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

The relevance of the paper — discussing an area of modern cognitive psychology, namely, conceptual change approach. It examines the origins of this approach: 1) the transition from «naïve» to «scientific» thinking in children as an applied task of primary and secondary school education; 2) the basic concepts and theoretical principles of this approach, such as «domain specificity» and «misconception».

The goal. The study emphasizes the problems of implementation and theoretical analysis of the transition from one type of thinking to another, which the representatives of conceptual change approach/theory are faced with.

Methods. The analysis of the «naive» concepts as integral systems («everyday theories») allows us to highlight the fundamental difference between the two strategies of analyzing the transition to scientific concepts described by L.Vygotsky.

Results and conclusions. According to the first strategy, the scientific concepts supplant the everyday ones; the forms of everyday thinking (such as game) can be used to maintain weak original forms of scientific concepts. The opposite strategy, especially emphathized by L.Vygotsky, regards the process as not just a substitution, but a specific transformation of everyday theory. The closest approach to such transformation understanding is Elkonin-Davydov developmental education theory, which, nevertheless, implements this logic in a contradictory manner.

Актуальность нового рассмотрения проблемы теоретического анализа перехода от житейских понятий к научным обусловлена обнаружением представителями подхода «концептуальных изменений» особой устойчивости житейских понятий при попытках их преодоления.

Целью исследования является прояснение современного состояния разработки темы перехода от житейских понятий к научным.

Методом исследования послужил теоретический анализ в форме сопоставления двух подходов — «концептуальных изменений» и культурно-исторической концепции Л.С. Выготского.

Результаты. Представители подхода «концептуальных изменений» видят переход от житейских к научным понятиям как «вытеснение» одних понятий другими; при этом «заблуждения», то есть наивные теории, преодолеваются, а некоторые формы житейского мышления могут использоваться для «поддержания» начальных форм научных понятий. В подходе Л.С. Выготского переход осуществляется через трансформацию: обыденные понятия трансформируются в научные.

Выводы.

Точкой пересечения позиций Л.С. Выготского и подхода «концептуальных изменений» является понимание детского мышления как сложного целостного образования, которое сопротивляется простому замещению «взрослым» мышлением.

Основное различие между этими подходами состоит в принципах анализа осуществления перехода от житейских к научным понятиям.

Современная система развивающего обучения Д.Б. Эльконина — В.В. Давыдова является наследницей идей Л.С. Выготского, однако имплицитное понимание этой теорией вопроса перехода между житейскими понятиями и научными несколько отличается от позиции Л.С. Выготского.

Authors / Авторы: Казанская К.О. ; Ромащук А. Н.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

The relevance of the study of the socio-psychological well-being of graduate students (including such an indicator of social well-being as their assessment of the significance of various life fears and threats) is associated with the intensive changes taking place with the Institute of postgraduate studies in connection with the transition to the “economy of knowledge”, as well as with the socio-economic and socio-cultural processes that are transforming Russian society.

Objectives. The study of socio-psychological features of life fears of graduate students depending on the influence of socio-demographic, socio-stratification and socio-psychological factors.

Methods and selection. The article is based on the materials of an anonymous monitoring questionnaire conducted in 2019 by employees of the Information and analytical center of Russian Academy of education. The study involved students of post-graduate research organizations that train post-graduate students in the field of education Sciences, as well as pedagogical universities in Moscow and the regions of the Russian Federation. Empirical data were processed using mathematical statistics methods (statistical software packages SPSS and StatSoft Statistica).

Results. The paper analyzes the influence of socio-demographic, socio-stratification and socio-psychological factors on the assessment of life fears and threats by graduate students. The relationship between the assessment of life fears by postgraduate students and the assessment of their life prospects, material and family status, the level of education of parents, and the presence of emigration plans is shown. The correlation analysis revealed a stable, age-independent structure of fears and threats for graduate students.

Conclusions. Graduate students' assessment of the importance of life fears is determined by the influence of a number of socio-demographic, socio-stratification and socio-psychological factors. The conducted special correlation analysis showed that the basis of the structure of graduate students 'fears is a complex complex that includes six interrelated “centers”: “risk of losing health”, “economic failure”, “lack of professional prospects”, “lack of social protection”, “unemployment”, “tightening of the regime in the country”.

Актуальность исследования социально-психологического самочувствия аспирантов (в том числе, такого индикатора социального самочувствия, как оценка ими значимости различных жизненных страхов и угроз) связана с интенсивными переменами, происходящими с институтом аспирантуры, которые обусловлены переходом к «экономике знаний», а также с социально-экономическими и социокультурными процессами, трансформирующими российское общество.

Цель. Изучение социально-психологических особенностей жизненных страхов аспирантов в зависимости от влияния социально-демографических, социально-стратификационных и социально-психологических факторов.

Методы и выборка. Статья основана на материалах мониторингового анонимного анкетного опроса, проведенного в 2019 году сотрудниками Информационно-аналитического центра РАО. В исследовании приняли участие учащиеся аспирантуры научно-исследовательских организаций, занимающихся подготовкой аспирантов в области наук об образовании, а также педагогических вузов Москвы и регионов РФ. Эмпирические данные обработаны с использованием методов математической статистики (пакеты статистических программ SPSS и StatSoft Statistica).

Результаты. В работе подробно проанализировано влияние социально-демографических, социально-стратификационных и социально-психологических факторов на оценку аспирантами жизненных страхов и угроз. Показана связь оценки аспирантами жизненных страхов с их представлениями о своей жизненной успешности, материальным и семейным статусом, уровнем образования родителей, а также наличием эмиграционных планов. С помощью корреляционного анализа выявлена устойчивая, не зависящая от возраста, структура жизненно важных для аспирантов страхов и угроз.

Выводы. Оценка аспирантами значимости жизненных страхов определяется влиянием ряда социально-демографических, социально-стратификационных и социально-психологических факторов. Проведенный специальный корреляционный анализ показал, что основу структуры страхов аспирантов составляет сложный комплекс, включающий шесть взаимосвязанных «центров»: «риск потерять здоровье», «экономическая несостоятельность», «отсутствие профессиональных перспектив», «отсутствие социальной защиты», «безработица», «ужесточение режима в стране».

Authors / Авторы: Собкин В.С. ; Смыслова М.М. ; Адамчук Д. В.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. The increasing complexity of technical devices used by humans and the high rate of emergence of new devices and their functions lead to the emergence of various practices and habits of working with them. It is possible to see a specific representation of what a personal computer (PC) consists of and how it works for each of these practices. This representation has developed in the process of working with a PC as its mental model. However, the task of reconstructing these models and comparing different respondents with each other according to the specifics of their understanding of the PC does not have the necessary methodological support. It is necessary to get representations of PC in a comparable form to effectively compare the different people`s/group`s representations of PC with each other and study their mental models, preserving the qualitative specifics of these “images of PC”.

The purpose of this work is to empirically approbate the technology of reconstructing the representations of PC users about the computer itself as a multidimensional psychological space of descriptions of its work.

Methods. Methods of group interviews and card sorting were used to collect descriptions of “how PC works”, multidimensional scaling methods were used to reconstruct representations of PC among groups of study participants.

Results. We have reconstructed and described the representations about the work of the PC of three groups of users — schoolchildren (N = 22), programmers (N = 22) and ordinary adults without special education (N = 21) as multidimensional spaces of descriptions of the work of the PC. We identified the bases of classification of PC operation descriptions for each group of users and develop a technology for analyzing the results of studying their representations about PC as latent characteristics that form the basis of classification of PC operation descriptions.

Актуальность. Рост сложности технических устройств, используемых человеком, высокая скорость появления новых устройств и их функций приводят к возникновению различных практик и привычек работы с ними. За каждой из таких практик возможно увидеть специфическое представление о том, из чего состоит и как работает персональный компьютер (ПК), сложившееся в ходе работы пользователя с ПК как ментальная модель, отражающая его опыт. Однако задача реконструкции этих моделей и сравнения различных респондентов между собой по специфике их представления о ПК не имеет необходимого методического обеспечения. Для эффективного соотнесения представлений разных людей или разных групп пользователей между собой и изучения их представлений о ПК необходимо получить их в сравнимом виде, при этом сохранив качественную специфику этих представлений.

Цель данной работы — эмпирически апробировать технологию реконструкции представлений пользователей ПК о самом компьютере как многомерного психологического пространства описаний его работы.

Методики. Для сбора описаний работы ПК использовались методы группового интервью и сортировки карточек, для реконструкции представлений о ПК среди групп участников исследования использовались методы многомерного шкалирования.

Результаты. Нами были реконструированы и описаны представления о работе ПК трёх групп пользователей — школьников (N = 22), программистов (N = 22) и обычных взрослых людей без специального образования в сфере информационных технологий (N = 21) как многомерные семантические пространства описаний работы ПК. Были выделены основания классификации описаний работы ПК для каждой группы пользователей, а также разработана технология анализа результатов изучения их представлений о ПК как латентных характеристик, составляющих основу классификации описаний работы ПК. 

Authors / Авторы: Дорохов Е. А. ; Гусев А.Н.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Actuality. In the light of the changes taking place in the Russian education system, the transition to the competence paradigm, the study of resources and potentials as components of the educational capital is of particular importance. This question has not yet been sufficiently investigated empirically.

Objective. To study the individual-intellectual integrations of students of humanities in 3 time periods: in the present, in the future, in the future as an updated present — both separately and together.

Methods. The research is based on the ideas of the cross-theoretical integration of the theory of integral individuality by V.S. Merlin (1986) and the structural-dynamic theory of intelligence by D.V. Ushakov (2011). The study involved 252 university students from Perm, including 190 girls and 62 boys aged 17 to 22 years. Structural modeling was in use to test the hypotheses. Four models tested individual-intellectual integrations based on the time criterion. In 3 models, they were studied separately in the present, in the future, and in the future as an updated present. In the 4th, mediation model of individual-intellectual integrations, the present, the future, and the future as the updated present entered together.

Results. Individual-intellectual integrations occurred in each time period separately. Results in the present led to the assumption that they reveal the resources, in the future as the background of realized potentials, in the future as an updated present as the source of updated resources. Taken together in all time periods, individual-intellectual integrations have also been found. They allowed to expand the idea of the “development spiral” based on the previous interpretation (Dorfman, Kalugin, 2020 a) and consider it according to the scheme “present — future — realized future (updated present)”.

Conclusions. The results of the study indicate that individual-intellectual integrations presented in three time periods (in the present, in the future, in the future as an updated present), both separately and jointly, evidence in favor of they are a basis of resources and potentials.

Acknowledgements: The reported study was funded by Russian Foundation for Basic Research (RFBR), project number 19-29-07046.

Актуальность. В статье обсуждается актуализация понятия «региональной идентичности» для психологической науки. Во многом впервые происходит сравнение категориальной структуры представлений о страАктуальность. В свете изменений, происходящих в системе образования России, перехода к компетентностной парадигме, особое значение имеет изучение ресурсов и потенциалов как составляющих образовательного капитала. Этот вопрос еще недостаточно исследован в эмпирической плоскости.

Цель. Изучить индивидуально-интеллектуальные интеграции в 3-х периодах времени (в настоящем, в будущем, в будущем как обновленном настоящем — как раздельно, так и совместно) при исследовании выборки студентов гуманитарных специальностей.

Метод. В основу исследования положены представления о кросс-теоретическом синтезе теории интегральной индивидуальности В.С. Мерлина (1986) и структурно-динамической теории интеллекта Д.В. Ушакова (2011). В исследовании приняли участие 252 студента вузов г. Перми, из них 190 девушки и 62 юноши в возрасте от 17 до 22 лет. Гипотезы тестировались методом структурного моделирования. Были построены четыре модели индивидуально-интеллектуальных интеграций по критерию времени. В 3 моделях изучались индивидуально-интеллектуальные интеграции по отдельности в настоящем, в будущем, в будущем как обновленном настоящем. В 4-ю, медиаторную модель индивидуально-интеллектуальных интеграций настоящее, будущее, будущее как обновленное настоящее включались совместно.

Результаты. Обнаружено, что индивидуально-интеллектуальные интеграции возникают в каждом периоде времени по отдельности. В настоящем их можно трактовать предпосылками ресурсов, в будущем — предпосылками реализованных потенциалов, в будущем как обновленном настоящем — предпосылками обновленных ресурсов. Взятые совместно во всех периодах времени, индивидуально-интеллектуальные интеграции также были установлены. Они позволили расширить представление о «спирали развития» в дополнение к предыдущей трактовке (Дорфман, Калугин, 2020 а) и рассматривать ее по схеме «настоящее — будущее — реализованное будущее (обновленное настоящее)».

Выводы. Результаты исследования свидетельствуют о том, что индивидуально-интеллектуальные интеграции, представленные в трех периодах времени (в настоящем, в будущем, в будущем как обновленном настоящем), как раздельно, так и совместно, могут рассматриваться предпосылками ресурсов и потенциалов.

Благодарности: Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) в рамках научного проекта № 19-29-07046.не и о собственном регионе.

Цель. Сравнение образа России и образов собственных регионов у молодежи, проживающей в различных субъектах страны.

Методика. Методика семантического шкалирования с дальнейшей факторизацией полученных данных. В исследовании приняло участие 318 респондентов из 8 различных макрорегионов страны.

Результаты. Была получена 6-факторная структура представлений образа России и образа собственного региона. Данные структуры имеют свои существенные различия, как по самой структуре факторов, так и по степени важности иерархии факторов. Региональная идентичность молодёжи в определённой степени обуславливает модальность принятия гражданской идентичности.

Выводы. По результатам исследования можно утверждать следующее, что для тех представителей молодёжи, у которых складывался положительный образ собственного региона, формировался и положительный образ страны в целом.

Благодарности. Исследование выполнено при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, проект № 19-313-90069.

Особая благодарность за помощь в организации сбора данных Звездиной Анастасии, начальнику отдела Центра молодежных проектов АНО ДПО «Корпоративный университет РЖД».

Authors / Авторы: Дорфман Л.Я. ; Калугин А. Ю.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. The article discusses the actualization of the concept of “regional identity” for psychological science. In many ways, for the first time there is a comparison of the categorical structure of ideas about the country and about its own region.

Objective. Comparison of the image of Russia and the images of their own regions among young people living in various regions of the country.

Methods. Semantic scaling technique with further factorization of the obtained data. The study involved 318 respondents from 8 different macro-regions of the country.

Results. A 6-factor structure of representations of the image of Russia and the image of its own region was obtained. These structures have their own significant differences, both in the structure of factors itself, and in the degree of importance of the hierarchy of factors. The regional identity of youth, to a certain extent, determines the modality of the adoption of civic identity.

Conclusions. According to the results of the study, it can be argued that for those young people who developed a positive image of their own region, a positive image of the country as a whole was formed.

Acknowledgments. The reported study was funded by Russian Foundation for Basic Research (RFBR), project number 19-313-90069.

Special gratitude for help in organizing data collection Anastasia Zvezdina, head of the department of the Center for Youth Projects, ANO DPO “Corporate University of Russian Railways”.

Актуальность. В статье обсуждается актуализация понятия «региональной идентичности» для психологической науки. Во многом впервые происходит сравнение категориальной структуры представлений о стране и о собственном регионе.

Цель. Сравнение образа России и образов собственных регионов у молодежи, проживающей в различных субъектах страны.

Методика. Методика семантического шкалирования с дальнейшей факторизацией полученных данных. В исследовании приняло участие 318 респондентов из 8 различных макрорегионов страны.

Результаты. Была получена 6-факторная структура представлений образа России и образа собственного региона. Данные структуры имеют свои существенные различия, как по самой структуре факторов, так и по степени важности иерархии факторов. Региональная идентичность молодёжи в определённой степени обуславливает модальность принятия гражданской идентичности.

Выводы. По результатам исследования можно утверждать следующее, что для тех представителей молодёжи, у которых складывался положительный образ собственного региона, формировался и положительный образ страны в целом.

Благодарности. Исследование выполнено при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, проект № 19-313-90069.

Особая благодарность за помощь в организации сбора данных Звездиной Анастасии, начальнику отдела Центра молодежных проектов АНО ДПО «Корпоративный университет РЖД».

Authors / Авторы: Литвинов В.Ю. ; Матвеева Л.В.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. Studies of the psychological characteristics of migrant students in varying degrees of adaptation to the culture of a Russian university make it possible to establish factors affecting the level of adaptation to develop strategies that reduce the level of cumulative stress and, as a result, increase the level of students' knowledge assimilation and preserve the physical and psychological health of the student.

Goal. To study the level of stress and the factors that form it, among migrant students in varying degrees of adaptation to the culture of a Russian university.

Techniques and samples. The study included a group of 109 migrant students of 1–3 courses of study in adolescence from 17 to 20 years old (17.45±0.84), of which 76 (69.72%) men, 33 (30.28%) women; ethnic composition: 45 (41.28%) — Tajiks, 38 (34.86%) — Kyrgyz and 26 (23.86%) representatives of the Kazakh ethnic group. At the research stage, a questionnaire was applied to determine the level of acceptance of Russian culture and the following methods were used: a scale of perceived stress-10, a questionnaire of everyday stressors, a methodology “Life style index” and a questionnaire “Coping strategies” by Lazarus.

Results. The level of stress in migrant students is higher than the norm, and in the process of adaptation it increases, forming accumulative stress. The hierarchization of migrant students according to the criterion of awareness of Russian culture entails a different level of application of coping strategies adapted to the Russian society. Empirically, the dominance of such coping strategies as “planning a solution to the problem”, “taking responsibility” and “positive reappraisal” was revealed in the sample of more adapted migrant students.

Findings. The data obtained indicate that adaptation by the type of integration leads to the implementation of additional resources and an increase in the level of perceived stress.

Acknowledgments: The authors express their gratitude to the management of the federal state budgetary educational institution of higher education “Novosibirsk State Agrarian University” for their assistance in carrying out this study.

Актуальность. Исследования психологических особенностей студентов-мигрантов в разной степени адаптации к культуре российского вуза позволяют установить факторы, влияющие на уровень адаптации для выработки стратегий, позволяющих снизить уровень накопительного стресса и, как следствие, повысить уровень усвоения знаний студентами и сохранить физическое и психологическое здоровье студента.

Цель работы. Изучить уровень стресса и факторов, его формирующих, у студентов-мигрантов в разной степени адаптации к культуре российского вуза.

Методика. Исследование включало группу 109 студентов-мигрантов 1–3 курса обучения в юношеском возрасте от 17 до 20 лет (17,81±0,90), из них 76 (69,72%) мужчин, 33 (30,28%) женщин; этнический состав: 45 (41,28%) — таджики, 38 (34,86%) — киргизы и 26 (23,86%) представителей казахского этноса. На исследовательском этапе применена анкета на определение уровня принятия российской культуры и использованы следующие методики: шкала воспринимаемого стресса-10, опросник повседневных стрессоров, методика «Индекс жизненного стиля» и опросник «Копинг-стратегии» Лазаруса.

Результаты. У студентов-мигрантов выявлен уровень стресса, превышающий норму, и в процессе адаптации он увеличивается, формируя накопительный стресс. Иерархизация студентов-мигрантов по критерию осведомленности о российской культуре влечет за собой разный уровень применения адаптированных к российскому социуму совладающих стратегий. Эмпирически выявлено доминирование таких копинг-стратегий, как «планирование решения проблемы», «принятие ответственности» и «положительная переоценка» в выборке более адаптированных студентов-мигрантов.

Выводы. Полученные данные свидетельствуют, что адаптация по типу интеграции приводит к реализации дополнительных ресурсов и повышению уровня воспринимаемого стресса.

Благодарности: Авторы выражают признательность руководству федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Новосибирский государственный аграрный университет» за оказанную помощь при проведении данного исследования.

Authors / Авторы: Султанова А. Н. ; Тагильцева Е. В. ; Станкевич А. С.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. Neuropsychological rehabilitation and assessment are the priority tasks in practice of a clinical psychologist. The modern rehabilitation system can be considered as a partnership between patients, their families and different specialists participating in the rehabilitation process. The existing approaches to neurorehabilitation are aimed at the earliest possible intervention. It`s of particular importance for patients with disorders of consciousness, whose number has been increasing in connection with the development of medicine in recent decades. This leads to the need to develop tools for specialized neuropsychological assessment and methods of neuropsychological rehabilitation of patients in the early stages of recovery of consciousness.

Objective. To summarize neuropsychological diagnostic and rehabilitation experience of working with patients with disorders of consciousness after brain lesions.

Methods. We analyze practical guidelines, applied research and our own hands-on experience of working with patients with disorders of consciousness after brain lesions.

Results. Based on the analysis, the recommended diagnostic tools are formulated that can be used to identify the current level of consciousness and to assess various parameters of psychic activity of patients with disorders of consciousness. In addition, the main directions and neuropsychological methods of rehabilitation work recommended for recovery of consciousness and continuing to be developed now are highlighted.

Conclusion. A new diagnostic and rehabilitation material is presented, which is recommended for use in neuropsychological practice by practicing clinical psychologists with patients with disorders of consciousness after brain lesions.

Acknowledgments: we would like to express our great appreciation to Professor Galina Ivanova, also Valentina Bykova and Olga Maksakova for comments that greatly improved the manuscript.

Актуальность. Исследования психологических особенностей студентов-мигрантов в разной степени адаптации к культуре российского вуза позволяют установить факторы, влияющие на уровень адаптации для выработки стратегий, позволяющих снизить уровень накопительного стресса и, как следствие, повысить уровень усвоения знаний студентами и сохранить физическое и психологическое здоровье студента.

Цель работы. Изучить уровень стресса и факторов, его формирующих, у студентов-мигрантов в разной степени адаптации к культуре российского вуза.

Методика. Исследование включало группу 109 студентов-мигрантов 1–3 курса обучения в юношеском возрасте от 17 до 20 лет (17,81±0,90), из них 76 (69,72%) мужчин, 33 (30,28%) женщин; этнический состав: 45 (41,28%) — таджики, 38 (34,86%) — киргизы и 26 (23,86%) представителей казахского этноса. На исследовательском этапе применена анкета на определение уровня принятия российской культуры и использованы следующие методики: шкала воспринимаемого стресса-10, опросник повседневных стрессоров, методика «Индекс жизненного стиля» и опросник «Копинг-стратегии» Лазаруса.

Результаты. У студентов-мигрантов выявлен уровень стресса, превышающий норму, и в процессе адаптации он увеличивается, формируя накопительный стресс. Иерархизация студентов-мигрантов по критерию осведомленности о российской культуре влечет за собой разный уровень применения адаптированных к российскому социуму совладающих стратегий. Эмпирически выявлено доминирование таких копинг-стратегий, как «планирование решения проблемы», «принятие ответственности» и «положительная переоценка» в выборке более адаптированных студентов-мигрантов.

Выводы. Полученные данные свидетельствуют, что адаптация по типу интеграции приводит к реализации дополнительных ресурсов и повышению уровня воспринимаемого стресса. 

Authors / Авторы: Султанова А. Н.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. Neuropsychological rehabilitation and assessment are the priority tasks in practice of a clinical psychologist. The modern rehabilitation system can be considered as a partnership between patients, their families and different specialists participating in the rehabilitation process. The existing approaches to neurorehabilitation are aimed at the earliest possible intervention. It`s of particular importance for patients with disorders of consciousness, whose number has been increasing in connection with the development of medicine in recent decades. This leads to the need to develop tools for specialized neuropsychological assessment and methods of neuropsychological rehabilitation of patients in the early stages of recovery of consciousness.

Objective. To summarize neuropsychological diagnostic and rehabilitation experience of working with patients with disorders of consciousness after brain lesions.

Methods. We analyze practical guidelines, applied research and our own hands-on experience of working with patients with disorders of consciousness after brain lesions.

Results. Based on the analysis, the recommended diagnostic tools are formulated that can be used to identify the current level of consciousness and to assess various parameters of psychic activity of patients with disorders of consciousness. In addition, the main directions and neuropsychological methods of rehabilitation work recommended for recovery of consciousness and continuing to be developed now are highlighted.

Conclusion. A new diagnostic and rehabilitation material is presented, which is recommended for use in neuropsychological practice by practicing clinical psychologists with patients with disorders of consciousness after brain lesions.

Acknowledgments: we would like to express our great appreciation to Professor Galina Ivanova, also Valentina Bykova and Olga Maksakova for comments that greatly improved the manuscript.

Актуальность. Нейропсихологическое восстановительное обучение и нейропсихологическое обследование в практической деятельности клинического психолога являются приоритетными задачами. Современную систему реабилитации можно рассматривать как партнерство между пациентами, их родственниками и различными специалистами, участвующими в восстановительном процессе. Существующие подходы к нейрореабилитации направлены на максимально раннее вмешательство. Оно имеет особое значение для пациентов, находящихся в сниженных состояниях сознания, количество которых в связи с развитием медицины в последние десятилетия увеличивается. Это в свою очередь приводит к необходимости разработки инструментов специализированной нейропсихологической оценки и приёмов нейропсихологической реабилитации пациентов на ранних этапах восстановления сознания.

Цель. Резюмирование накопленного опыта как диагностической, так и реабилитационной работы нейропсихолога с пациентами с нарушениями сознания после поражений головного мозга.

Методы. Анализ практических руководств, прикладных исследований и собственного практического опыта работы с пациентами, находящимися в сниженных состояниях сознания вследствие повреждений головного мозга.

Результаты. На основе проанализированных данных обозначены рекомендуемые диагностические инструменты, которые могут использоваться для выявления актуального уровня сознания и оценки разных параметров психической деятельности пациентов с нарушениями сознания. Также выделены основные направления и нейропсихологические приемы реабилитационной работы, рекомендуемые для восстановления сознания и продолжающие разрабатываться в настоящее время.

Выводы. Представлен новый диагностический и реабилитационный материал, который рекомендуется использовать практикующим клиническим психологам в нейропсихологической работе с пациентами, находящимися в сниженных состояниях сознания, возникающих при поражениях головного мозга.

Благодарности: авторы выражают глубокую признательность профессору Г.Е. Ивановой, а также В.И. Быковой и О.А. Максаковой за консультативную помощь при написании данной статьи.

Authors / Авторы: Фуфаева Е.В. ; Микадзе Ю.В. ; Черкасова А.Н. ; Ковязина М.С. ; Баулина М.Е. ; Варако Н.А. ; Скворцов А.А. ; Зинченко Ю. П.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance and purpose. In the context of modern social life and its reflection by science, the phenomenon of freedom is one of the fundamental theoretical and practical problems. Understanding the true causes of the formation of an asocial personality, far from extreme science paradigms, is one of the pressing problems of modern psychology. The purpose of this article is to analyze and consider the issues of freedom and aggressive behavior of adolescents in the modes of responsibility, negativism and care.

Research methods. Theoretical analysis and synthesis of relevant literature.

Research results. Aspects of freedom in connection with external and internal restrictions are considered, constructive and destructive types of freedom are distinguished. The problem of differentiating the desire for freedom and the risks of negativism are noted, active negativity and passive negativity are described. Aspects of hostile attribution bias as structural-motivational element of deviant and delinquent behavior are revealed. Egalitarian and traditional concepts of parenting and their connection with the development of autonomous, independent personality are considered. The conditions in association with the values of freedom, independence and care act as predictors of the subjective feeling of happiness in adolescents are noted.

Conclusions. Freedom is a prerequisite condition for the development of responsibility, personality with an internal locus of control. Freedom should be coupled аwith responsibility, parental supervision and providing of freedom for a teen to make a significant contribution to the socialization of freedom and responsibility. The phenomenon of emancipation in adolescence can be associated with the risks of negativism as a form of aggression. High partial self esteem (leadership ability and self esteem of one's “physical self”) correlate with negativism. One of the essential mechanisms for the formation and functioning of negativism is the hostile attribution bias, the tendency to which is associated with high risks of delinquent behavior. Children from families with freedom parenting style are characterized by deprivation of care, they are more often less satisfied with “family” childhood. At the same time, controlling parents can also play a negative role, increasing the risks of aggression.

Актуальность и цель работы. В контексте современной общественной жизни и ее рефлексии наукой феномен свободы является одной из фундаментальных теоретико-практических проблем. Понимание истинных причин формирования асоциальной личности, далеких от крайних парадигм, — одна из актуальных задач современной психологии. Целью статьи выступает анализ и рассмотрение проблематики свободы и агрессивного поведения подростков в модусах ответственности, негативизма и заботы.

Метод. Теоретический анализ и синтез релевантной литературы.

Результаты исследования. Рассмотрены аспекты свободы в связи с внешними и внутренними ограничениями, выделены конструктивная и деструктивная виды свободы. Отмечена проблема дифференциации стремления к свободе и рисков негативизма, описаны активный негативизм и пассивный негативизм. Раскрыты аспекты предвзятой атрибуции враждебности как структурно-мотивационного элемента девиантного и делинквентного поведения. Рассмотрены эгалитарная и традиционные концепции семейного воспитания и их связь с развитием автономной, независимой личности. Отмечены условия, при которых ценности свободы, самостоятельности и заботы выступают предикторами субъективного ощущения счастья подростков.

Выводы. Свобода является необходимым условием развития ответственности, личности с интернальным локусом контроля. Свобода должна быть сопряжена с ответственностью, при этом значительный вклад в социализацию свободы и ответственности вносит семья и реализуемый опыт предоставления свободы и родительского контроля по отношению к подростку.

Феномен эмансипации в подростковом возрасте может быть сопряжен с рисками негативизма как одной из форм агрессии. С негативизмом коррелируют высокие парциальные самооценки (способность к лидерству и самооценка своего «физического Я»). Одним из существенных механизмов формирования и функционирования негативизма является предвзятая атрибуция враждебности, склонность к которой связана с высокими рисками делинквентного поведения.

Для детей из семей с воспитательной стратегий свободы характерна депривация заботы, они чаще менее удовлетворены своим «семейным» детством. В то же время гиперконтроль и гиперзабота могут играть и отрицательную роль, увеличивая риски агрессии.

Authors / Авторы: Реан А.А.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. The present study examines attitudes to health supporting and medical prophylactic measures in students before and after the first stage of the COVID-19 pandemic.

Methodology and sample. The study was conducted using an online questionnaire with two stages, each involving more than 150 students.

Results. Students adhere to rational attitudes of health supporting and medical prophylactic, but their severity is insufficient. Hygiene rules are observed, a gentle regime for diseases is observed, health is monitored at home, contacts are limited. They are worried about their own health. Active forms of health supporting and medical prophylactic are insufficiently expressed. Vaccination, hardening, and medical examinations are particularly unpopular.

Attitudes before and after the first stage of the pandemic did not differ significantly. The trends towards an active lifestyle, hygiene rules and adequate behavior in the event of an illness have increased. The popularity of vaccinations has decreased. Egocentric motivation for the use of preventive measures prevails.

Key findings. 1. The commitment of the surveyed students to health supporting and medical prophylactic is assessed as insufficiently high, primarily in relation to active methods. Concerns about health, fears of getting sick are observed. However, these experiences do not activate, rather strengthen the restrictive attitudes.

The impact of the first stage of the pandemic on the attitude of students to health supporting and medical prophylactic was insignificant. There is an increase in skepticism about vaccination.

The motive for applying security measures is to reduce personal risk, social components are less significant. Among the reasons for refusing preventive measures are skepticism about efficiency, unwillingness to support “business on problems”. The reason for the refusal of vaccination is indicated by uncertainty in safety. 

Актуальность. Рассматривается вопрос об отношении к мерам по сохранению здоровья и профилактики заболеваний у студентов до и после первого этапа пандемии COVID-19.

Методика и выборка. Исследование проведено с использованием онлайн-анкеты в два этапа, в каждом участвовали более 150 студентов.

Результаты. Студенты придерживаются рациональных установок в адрес мероприятий по сохранению здоровья и профилактики, однако их выраженность является недостаточной. Соблюдаются правила гигиены, щадящий режим при заболеваниях, контролируется здоровье в домашних условиях, ограничиваются контакты. Отмечается тревога за свое здоровье. Недостаточно выражены активные формы профилактики и способы сохранения здоровья. Особенно непопулярны вакцинация, закаливание и диспансеризация.

Анализ динамики установок до и после первого этапа пандемии не показал существенных сдвигов. Возросли тенденции к активному образу жизни, соблюдению правил гигиены, адекватному поведению при возникновении заболевания. Снизилась популярность прививок. Анализ мотивации применения мер профилактики показал преобладание эгоцентрических установок.

Основные выводы

Приверженность опрошенных студентов мерам по сохранению здоровья и профилактики заболеваний оценивается как недостаточно высокая, прежде всего по отношению к активным методам. Отмечаются переживания за здоровье, опасения заболеть. Однако эти переживания не активируют, а усиливают ограничительные установки.

Влияние первого этапа пандемии на отношение студентов к мерам по сохранению здоровья и профилактики заболеваний оказалось незначительным. Отмечается повышение скепсиса в адрес вакцинации.

Мотивом применения мер безопасности является снижение личного риска, социальные составляющие менее значимы. Среди мотивов отказа от профилактических мер: скепсис в отношении эффективности, нежелание поддерживать «бизнес на проблемах». Причиной отказа от вакцинации обозначена неуверенность в безопасности. 

Authors / Авторы: Арестова О.Н. ; Взорин Г. Д.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. One of the negative consequences of the pandemic may be an increase in somatization. The analysis of statements about the pandemic makes it possible to identify peculiarities of attitude to the situation by people with different psychological problems.

The aim of the study was the identification of implicit characteristics of texts indicating the peculiarities of the opinion about the situation by people with a high level of somatization.

Materials and methods. The material was obtained in the online survey (03/23/2020 — 01/29/2021, 1188 people). The survey included an assessment of respondents’ condition, it was offered to express an opinion about what was happening in a free form. Used: SCL-90-R, COPE, Constructive Thinking Inventory (CTI).

The statements about the pandemic were divided into the two text arrays — “high somatization” and “low somatization”. The frequency of occurrence of vocabulary in these text arrays was estimated.

Results. The analysis showed an increase in somatization as the pandemic developed. The relationship between somatization and anxiety, sleep disturbances, and depression was revealed. Higher rates of somatization are associated with a decrease in emotional coping, an increase in categorical thinking and personal superstitious thinking. The connection between somatization and a number of non-constructive copings is shown. Lexical analysis showed a number of features of texts associated with high somatization, among them the number of pronouns of the first person, a decrease in the tonality of words, a vocabulary of suffering, negative, a decrease in the vocabulary of motivation and resistance, a decrease in vocabulary associated with the body.

Conclusions. The lexical features of statements, typical for respondents with a high level of somatization, were revealed. The connection between somatization and high emotional distress, which manifests itself in negative emotional vocabulary and is associated with a low level of emotional coping, is shown. In the group with high somatization, a contradiction was revealed in the needs and methods of their implementation — the need for help from others is combined with concentration on the self. The "representation" of the pandemic, presented in the text, is "divorced" from somatic manifestations, fear of illness and death. With this “splitting” of mental and somatic functioning, the somatization can perform the function of emotional coping.

Актуальность. Одним из негативных последствий пандемии может быть рост соматизации. Анализ высказываний о пандемии дает возможность выявить особенности восприятия ситуации людьми с разными психологическими проблемами.

Целью исследования было выявление имплицитных характеристик речи, указывающих на особенности восприятия ситуации людьми с высоким уровнем соматизации.

Материалы и методы. Материал получен в ходе интернет-опроса (23.03.2020–29.01.2021, 1188 человек). Опрос включал оценку своего состояния, предлагалось в свободной форме выразить своё мнение о происходящем. Использовались: SCL-90-R, COPE, опросник конструктивного мышления (CTI).

Высказывания о пандемии были разделены на два массива — «с высокой соматизацией» и «с низкой соматизацией». Была оценена частотность встречаемости лексики в этих массивах текстов.

Результаты. Анализ показал рост соматизации по мере развития пандемии. Выявлена связь соматизации с тревогой, нарушениями сна, подавленностью. Более высокие показатели соматизации связаны со снижением эмоционального совладания, ростом категорического и личностно-суеверного мышления. Показана связь соматизации с рядом неконструктивных копингов. Лексический анализ показал ряд особенностей текстов, связанных с высокой соматизацией, среди них количество местоимений 1 лица, снижение тональности слов, лексика страдания, негатива, снижение лексики мотивации, и сопротивления, снижение лексики, связанной с телом.

Выводы. Выявлены лексические особенности высказываний, характерные для респондентов с высоким уровнем соматизации. Показана связь соматизации с высоким эмоциональным неблагополучием, которое проявляется в негативной эмоциональной лексике и связано с низким уровнем эмоционального совладания. В группе с высокой соматизацией выявлено противоречие в потребностях и способах их реализации — потребность в помощи других сочетается со сосредоточенностью на себе. «Репрезентация» пандемии, представленная в тексте, «оторвана» от соматических проявлений, страха болезни и смерти. При таком «расщеплении» психического и соматического функционирования, соматизация может выполнять функцию эмоционального совладания.

Authors / Авторы: Медведева Т.И. ; Ениколопов С.Н. ; Бойко О.М. ; Воронцова О.Ю. ; Станкевич М. А.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Current investigations shows substantial effect of personal experience on danger perception. During COVID-19 pandemic many people reported about psychological discomfort, anxiety, fear, comes from infection itself and collateral effects of pandemic. Investigations in psychology of risk indicate personal experience as one of components of risk perception. In the same time there are no clearance of the effect of experience of particular danger on wide spectrum of hazards.

Objective. Our aim was to clarify the effect of pandemic experience on perception of dangers of external world, to assess quantitative and quantitative differences in danger perception on different stages of coronavirus spread and restrictions rate in Russian sample.

Design. The research uses original diagnostic complex designed for danger perception assessment: Photo-test “Danger estimate test based on photos”, modified Drawn Apperceptive Test, DAT (itself a modification of Thematic Apperceptive Test), “unfinished sentences” test (original set). The research had two stages. The first stage was held before coronavirus start spreading in Russia (February 2020) and before restrictions were imposed. The second stage of research was held in the period of pandemic acceleration and hard restrictions (March-April 2020). The research was held online

Sample size: 57 undergraduates aged 18–24 years.

Results. Both qualitative and quantitative analyses were performed. In Photo-test integral score of perceived danger is higher on second stage (p ≤ 0.05) as well as anthropogenic score (p ≤ 0.01). Natural and social scores shows no significant differences. There are mentions of coronavirus are found in answers to unfinished sentences on the second stage of research.

Conclusion. Experience of danger situation substantially increases perceived risk score concerning actual hazard. Projective methods shows an actualization of the hazard theme. Experience of pandemic danger don’t effect on assessment of interpersonal relationships risks.

Актуальность статьи. Существующие исследования указывают на значимое влияние личного опыта на оценку опасности. В ходе эпидемии коронавируса COVID-19 многие испытали психологический дискомфорт, тревогу, страхи, как напрямую связанные с инфекцией, так и с сопутствующими негативными эффектами эпидемии. Имеющиеся исследования в области психологии риска указывают на личный опыт как один из компонентов восприятия опасности, при этом роль опыта определенной опасности на широкий круг угроз остается неоднозначной.

Цель исследования — определить влияние опыта переживания эпидемии и карантинных ограничений на восприятие опасностей окружающей среды, оценить наличие количественных и качественных различий в оценке опасностей на разных этапах распространения коронавируса в РФ и введения карантинных мер.

Методики. В исследовании использовались ранее апробированные авторские методики оценки восприятия опасности: Фото-тест «Оценка степени опасности с опорой на фотографии», Рисованный Апперцептивный Тест (автор — Л.Н. Собчик, инструкция модифицирована), «Незаконченные предложения» (модификация). Исследование проводилось в два этапа: первый был проведен до начала распространения коронавирусной инфекции на территории РФ и введения ограничительных мер (февраль 2020 года), второй — на этапе подъема заболеваемости и введения жестких ограничительных мер (март-апрель 2020). Исследование проводилось онлайн.

Выборка. 57 студентов вуза в возрасте 18–24 лет.

Результаты исследования. По методике «Фото-тест» общий балл опасности на втором срезе значимо выше по сравнению с первым этапом (p ≤ 0,05), показатель антропогенной опасности на втором срезе также повышен (p ≤ 0,01); оценки социальных и природных опасностей значимо не различаются. В «Незаконченных предложениях» на втором этапе исследования появляются упоминания темы эпидемии коронавируса.

Выводы. Опыт переживания опасности значимо повышает субъективный уровень риска в отношении ситуаций, связанных с актуальной угрозой. Опасения по поводу угрозы проявляются в ответах в проективных методиках. Опыт переживаемой опасности эпидемии не сказывается на оценке межличностных отношений.

Authors / Авторы: Вещикова М. И. ; Зверева Н.В.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. Multitasking gets defined socially and dominating with the development of information technologies. It becomes the system of requirements and possibilities for combining, switching and alternating activities of different forms and contents within one complex activity. As a consequence of the technological development of the information society and a result of worldview transformations within the framework of the paradigm of multiplicity of the postmodern culture, the phenomenon of multitasking as a complex form of the activity in the technologized society becomes one of relevant objects of research in psychology and other sciences of man.

Purpose. The theoretical analysis of the phenomenon of multitasking as a reflection of a multifaceted nature and variability of the postmodern culture and a result of the entry of digital technologies of the information society into the daily life in the context of the concepts of multiplicity and complexity.

Method. The logic and methodology of the study is based on the cultural-historical and activity-based and semantic paradigm. The theoretical and comparative analyses and the method of generalization are employed to achieve the defined goals.

Results. The philosophical analysis of socio-cultural, worldview and technological factors that determine the nature of multitasking is carried out. It shows the role of certain philosophical constructs of the postmodern worldview, particular technologies of the information society in developing the basis for the emergence of the phenomenon of multitasking and also its technological embodiment — mediamultitasking.

Conclusions. At present, multitasking is the practice imposed by the specific nature of the information-communication activity under the technologization and complexity of the modern realities. Regardless of the attitude to this phenomenon, multitasking is an objective fact of the culture of the information society and, as a result, is one of the prerequisites for an efficient activity under its conditions.

Acknowledgements: the present study is supported by the Russian Foundation for Basic Research, project 19-29-14181 “Multitasking in the Structure of the Digital Socialization: Cognitive and Personal Factors of Efficiency in the Context of the Digitalization of General Education”.

Актуальность. Многозадачность становится как задаваемой социально, так и доминирующей, с развитием информационных технологий системой требований и возможностей совмещения, переключения, чередования разных по форме и содержанию действий в рамках одной сложной деятельности. Являясь следствием технологического развития информационного общества и итогом мировоззренческих трансформаций в рамках парадигмы множественности постмодернистской культуры, феномен многозадачности как сложностной формы реализации деятельности в технологизированном обществе становится одним из актуальных объектов исследования в психологии и других науках о человеке. Особого внимания заслуживает рост медиапотребления в совокупности с информационным переизбытком, следствием чего является трансформация феномена многозадачности в медиамногозадачность.

Цели работы. Теоретический анализ феномена многозадачности как отражения многогранности и вариативности постмодернистской культуры и результата вхождения в повседневную жизнедеятельность цифровых технологий информационного общества в контексте понятий множественности и сложностности.

Метод. Логика и методология исследования основывается на культурно-исторической и деятельностно-смысловой парадигме. Для достижения поставленных целей используются методы теоретического анализа и метод обобщения.

Результаты. Осуществлен анализ социокультурных, мировоззренческих и технологических факторов, обусловивших природу многозадачности. Показана роль конкретных философских конструктов постмодернистского мировоззрения, а также конкретных технологий информационного общества в формировании базиса для появления психологического феномена многозадачности, а также его технологического воплощения — медиамногозадачности. Осуществлен теоретический анализ феномена сложностности как когнитивной предпосылки многозадачности в контексте особенностей деятельности субъекта в культурно-исторических условиях информационного общества.

Выводы. В настоящий момент многозадачность является практикой, продиктованной спецификой информационно-коммуникативной деятельности в условиях технологизированности и сложностности реалий современности. Вне зависимости от отношения к данному феномену многозадачность является объективным фактом культуры информационного общества и, как следствие, одной из предпосылок для эффективной деятельности в его условиях.

Благодарности: исследование выполнено при поддержке гранта РФФИ 19-29-14181 «Многозадачность в структуре цифровой социализации: когнитивные и личностные факторы эффективности в контексте цифровизации общего образования».

Authors / Авторы: Емелин В.А. ; Солдатова Г. У.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

The relevance of this work is associated with the lack in labor psychology of a sufficient number of tools that facilitate the study and assessment of the labor interests of workers.

Objective. The goal is to develop and validate a new methodology for researching the labor interests of workers in modern organizations.

Methods and sampling. A survey toolkit was proposed, the results of which were compared with individual scales of the methods "Studying the motivational profile of a person" (S. Richie and P. Martin), the methodology of F. Herzberg "Monitoring of labor motives" and the method "Motyp" V. Gerchikov. The sample for standardization purposes included workers in modern industries associated with industry 4.0 from 21 to 50 years with a work experience of 0 to 30 years (N = 210).

Results. The author's methodology "Labor interests of workers" has been developed, which includes 35 statements. The content of the statements reflects the theoretical classification of 7 groups of workers' interests: economic; professional; career; group; corporate; territorial and general civil. In assessing these scales, a 5-point gradation is used (from 1 point - not at all important to 5 - very important). The author's interpretation of the data obtained includes: the degree of expression of the labor interests of workers, the structure of labor interests in accordance with the above classification, the analysis of priority types of interests based on the ratings given by the respondents. Statistically significant correlations were obtained between the respondents' answers to individual statements of the methodology and the final result. Numerous direct correlations between indicators of motivation and labor interests were revealed. The reliability factor of the method is 0.662, which corresponds to the average bond strength.

Conclusions. The presented methodology is internally consistent, adequate to the research goal and reliable. The results indicate a high construct validity of this diagnostic tool.

Актуальность работы связана с отсутствием в психологии труда достаточного количества инструментов, способствующих изучению и оценке трудовых интересов работников.

Цель– разработка и валидизация новой методики для исследования трудовых интересов работников современных организаций.

Методики и выборка. Предложен опросный инструментарий, результаты которого сравнивались с отдельными шкалами методик «Изучение мотивационного профиля личности» (Ш. Ричи и П. Мартин), методики Ф.Герцберга «Мониторинг трудовых мотивов» и методики «Мотайп» В.И. Герчикова. Выборка для целей стандартизации охватывала работников современных отраслей, связанных с индустрией 4.0 от 21 до 50 лет со стажем трудовой деятельности от 0 до 30 лет (N=210).

Результаты. Разработана авторская методика «Трудовые интересы работников», включающая 35 утверждений. Содержание утверждений отражает теоретическую классификацию 7-ми групп интересов работников: экономических; профессиональных; карьерных; групповых; корпоративных; территориальных и общегражданских. В оценках данных шкал используется 5-бальная градация (от 1 балла – совсем не важно до 5 – очень важно). Авторская интерпретация полученных данных включает: степень выраженности трудовых интересов работников, структуру трудовых интересов в соответствии с приведенной классификацией, анализ приоритетных видов интересов на основе выставленных респондентами оценок. Получены статистически значимые корреляции между ответами респондентов на отдельные утверждения методики и итоговым результатом. Выявлены многочисленные прямые корреляции между показателями мотивации и трудовых интересов. Коэффициент надежности методики составляет 0,662, что соответствует средней силе связи.

Выводы. Приведенная методика является внутренне согласованной, адекватной цели исследования и надежной. Результаты свидетельствуют о высокой конструктной валидности данного диагностического инструментария.

Authors / Авторы: Лобанова Т. Н.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Professional experience is one of the most discussed problems in modern labor psychology. Researchers are trying to expose and describe the system of cognitive and metacognitive skills and abilities, which gives an advantage to experienced professionals. However, there is still a sufficient number of contradictions and unexplored aspects.

The aim of the study is to identify specific features of problem solving by chemists at different levels of professional experience by analyzing performance indicators and eye movements.

Techniques and sampling.The pilot study involved 35 experts and novices in the field of chemistry. They were asked to read descriptions, find errors and fill in gaps in chemical process diagrams. The tasks were based on technological regulations for the production of chemical products. We recorded the run time, errors and indicators of eye movements with the SMI Hi-Speed contactless video recording system with a 1200 Hz frequency.

The results showed that the run time and the number of errors were significantly lower for experts than for novices. In addition, the two groups featured significant differences in the average duration of blinking, indicating a higher emotional stress among novices. Other eye movement differences demonstrated that experts tend to favor focal type of cognitive processing. This is revealed in longer fixations, short and slow saccades. Also, the experts were characterized by an uneven distribution of attention and cognitive efforts relative to different parts of the task and by a smaller number of transitions between them. The general analysis showed that experts, solving problems, rely more on mental representations and previous knowledge, while novices are guided by the information presented on the slides.

Conclusions. The data demonstrate the superiority of experts in solving chemical problems and reveal the cognitive structure of professional experience.

Актуальность. Проблема профессионального опыта является одной из самых обсуждаемых в современной психологии труда. Усилия исследователей направлены на раскрытие и описание системы когнитивных и метакогнитивных умений и навыков, которая дает преимущество опытным профессионалам. Однако здесь остается еще много противоречий и неизученных аспектов.

Цель работы – с помощью анализа показателей результативности и движений глаз выявить специфические особенности решения задач химиками, находящихся на разных ступенях профессионального опыта. 

Методики и выборка. В экспериментальном исследовании приняли участие 35 опытных (экспертов) и начинающих (новичков) профессионалов в области химии. Они должны были читать описания, находить ошибки и заполнять пропуски в схемах химических процессов. Задачи были созданы на основе технологических регламентов производства химической продукции. Регистрировалось время выполнения, допущенные ошибки и показатели движений глаз с помощью системы бесконтактной видеорегистрации SMI Hi-Speedс частотой 1200 Гц.

Результаты показали, что время выполнения и количество ошибок были существенно ниже у экспертов, чем у новичков. Также между двумя группами были установлены значимые различия в средней длительности морганий, свидетельствующие о более высоком эмоциональном напряженииу начинающих специалистов. Другие отличия в показателях движений глаз продемонстрировали, что эксперты склонны к фокальному типу когнитивной обработки. Это проявлялось в более длительных фиксациях, коротких и медленных саккадах. Также для экспертов было характерно дифференцированное распределение внимания и когнитивных усилий относительно разных частей задачи и меньшее количество переходов между ними. Общий анализ показал, что эксперты, решая задачи, в большей степени опираются на ментальные репрезентации и предыдущие знания, в то время как новички ориентируются на информацию, представленную на слайдах.

Выводы. Полученные данные позволили продемонстрировать превосходство экспертов в решении химических задач и раскрыть когнитивную структуру профессионального опыта.

Authors / Авторы: Блинникова И. В. ; Ишмуратова Ю. А.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance.People are increasingly involved in mastering new types of work. It involves rebuilding the skills developed for a variety of occupations, both mental and motor. While the problem of forming new skills is sufficiently well-developed, the problem of their restructuring has attracted significantly less attention, although, judging by the experiences of participants, it sometimes leads to a slowdown, and in some cases to the rejection of innovation process.

The purpose of this study was to identify the causes of negative effects that female employees experienced when the spatial parameters of their workplaces were rationally changed.

Methods and sampling. The study was based on the analysis of the activities of 25 seamstresses (one team) in the familiar and the rationalized subject environment. It included two additional research methods:

1) vector-coordinate method of job evaluation; 2) graphic and verbal fixation of the dynamics of how the employees subjectively assessed their psychosomatic experiences in the process of changes.

Results. The rationalization of the spatial parameters of seamstresses’ workplaces was meant for optimizing their main working posturewithout affecting the semantic component of their activity. Nevertheless, it led to certain changes in their skill of performing stereotypical movements for grinding the parts of target production. This restructuring resulted in the appearance of long-term negative experiences of somatic discomfort (from 5 to 10 days) in the process of performing labor actions. But these experiences did not correspond to the experience of somatic comfort in the main working posture taken before starting work.

Conclusion. Despite the objective improvement of the psychosomatic state of female workers, the discrepancy in the experiences of psychosomatic state in statics and dynamics is naturally and well explained from the standpoint of the Bernstein model of movement construction. It is caused by the need to change the levels of motion control and the resulting need to restructure the previously established sensory synthesis. Such a result indicates the need for psychological support of the innovation process until the end of the negative experiences associated with it.

Актуальность. Человеку все чаще приходится осваивать новые виды труда. Это приводит к необходимости перестраивать сложившиеся профессиональные навыки, как ментальные, так и двигательные. При этом, если проблема формирования навыков достаточно хорошо разработана, то проблеме их перестройки уделяется существенно меньше внимания. Но, судя по переживаниям участников, она зачастую приводит к замедлению, а в ряде случаев и к отказу от инновационного процесса.

Цель данной работы состояла в описании и выявлении причин появления разнонаправленных парадоксальных переживаний работниц, возникших при улучшении пространственной организации их рабочих мест.

Методы и выборка. Исследование опиралось на психологический анализ деятельности 25 швей (бригада) в условиях привычной и рационализированной предметной среды. Оно включало два метода:

1) векторно-координатный метод оценки и проектирования рабочих мест, позволивший оптимизировать пространственную организацию рабочих мест, снизить уровень утомления в процессе работы;

2) метод графической и вербальной фиксации динамики психосоматических переживаний работниц, связанных с взаимодействием с предметной средой до и после вносимых изменений.

Результаты. Рационализация пространственных параметров рабочих мест обеспечилаоптимизацию основной рабочей позы швей, снижение нагрузки на их опорно-двигательный аппарат. При этом смысловая составляющая деятельности оставалась неизменной. Предполагалось, что положительные изменения условий труда вызовут положительные переживания, связанные с выполнением трудового задания. Но улучшение условий труда вызвало парадоксальную реакцию. Швеи отмечали не только положительные, но и негативные переживания. Новая поза, принимаемая швеями до начала работы (исходный момент движения), положительнооценивалась всеми работницами. Но процесс реализации исполнительного действия сопровождался длительными (от пяти до десяти дней) негативными переживаниями. Выяснилось, что они были связаны с изменением положения центра тяжести тела и изменением сил и моментов инерции, что приводило к нарушению динамического равновесия при выполнении трудовых действий. 

Выводы. Объективное улучшение пространственных условий труда сопровождается сначала парадоксальными переживаниями соматического дискомфорта. Он связан с изменением положения центра тяжести организма и связанного с ним изменения силы и момента инерции. Переживание этих процессов носит явно негативный характер. Изменение положения центра тяжести и сил инерции оказывается более значимым для организма в условиях стереотипной деятельности, чем оптимизация работы скелетно-мышечного аппарата.

Снятие негативных переживаний и достижение целей рационализации возможно:

  1. путем перехода к прежнему положению центра тяжести (субъективная реакция), т.е. к энергетически худшему варианту деятельности, либо 

  2. волевым преодолением негативных переживаний, длящимся до 5–10 дней.

В этих условиях инновационные изменения должны сопровождаться контролем поведения работниц до прекращения негативных переживаний.

Authors / Авторы: Чернышева О. Н.


Страницы: 1 2 3 4 5 ... 66 След.

There are new articles from the «Moscow University Psychology Bulletin»/ Новые статьи «Вестника Московского университета. Серия 14. Психология»

30.03.2015

We are glad to inform you that the new issue of the journal "Moscow University Psychology Bulletin" - 1, 2015 - was released. Carrent Issue: http://msupsyj.ru/en/articles/volumes/2015_1.php

Мы рады представить вам первый номер «Вестника Московского университета. Серия 14. Психология» за 2015 год. http://msupsyj.ru/articles/volumes/2015_1.php

There are new articles from the «National psychological journal»/ Новые статьи «Национального психологического журнала»

30.03.2015

We are glad to inform you that the new issue of the journal "National psychological journal" - 1(17), 2015 - was released. Carrent Issue: http://npsyj.ru/en/articles/volumes/17_2015.php

Мы рады представить вам первый номер «Национального психологического журнала» за 2015 год. http://npsyj.ru/articles/volumes/17_2015.php

About / О проекте New / Новое All material / Все материалы News / Новости Contacts / Контакты
© 2012 — 2021 Psychology. Online abstract digest of psychological sciences

/ ПСИХОЛОГИЯ. Реферативнй интернет-дайджест психологических наук