Articles / Статьи

RSS
Фильтр
Название:
Принята к публикации:
Keywords / Ключевые слова:
Keywords Plus / Дополнительные ключевые слова:
Автор(ы):
Основное место работы автора:
Страна:
Рубрикатор:
Тип публикации:
Название журнала или сборника:
Год публикации:
Возрастная категория:
DOI Number:
Язык публикации:
  

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. Professional reliability is a complex multidimensional construct that is used to predict the professional success of specialists working in extreme conditions. Such forecasting is possible in large-scale studies using complex multi-stage modeling, but the forecast will be abstract, not applicable to individual cases. An alternative is to predict certain aspects of success. At the same time, the components of “personal reliability” have the greatest predictive value, since with the development of civilization and changes in the “man-machine” relationship, the internal content of professional reliability shifted from a predominantly functional component to motivational, moral and socio-psychological, including the phenomenon of self-regulation. 

The purpose of the research is to study the components of personal reliability as possible predictors of certain aspects of professional success of rescuers. 

Sample:31 specialists (men), rescuers of one of the Subdivision Ministry of Emergency Situations AQUASPASS, aged 24 to 45 years. 

Research methods: expert assessment of professional success; self-assessment of the level of professionalism; case method; test questionnaire A.V. Zverkova and E.V. Eydman “Research of volitional self-regulation”; “11 personality factors”; test “Motivational Profile” by Ritchie S., Martin P.; Rosenzweig frustration test; “Express methodology” for studying the social and psychological climate in a team (OS Mikhalyuk and A.Yu. Shalyto); diagnostics of the attractiveness of labor (V.M. Snetkov). 

Conclusions (briefly): a) it is possible to use the indicator of success in a training situation as a predictor of professional success; b) the influence of each of the components of personal reliability on different aspects of professional success is differentiated, therefore, forecasting is more optimal also in differentiated options; c) the effectiveness of socio-psychological interaction makes an important contribution to professional success, and the components of the socio-psychological climate play different roles in this. 

 

Acknowledgments: The study was carried out with funding from grant 19-013-00799 A “Predictive model of adaptability and reliability of professionals in extreme working conditions”.

Актуальность: Профессиональная надежность – сложный многоаспектный конструкт, который используется для прогнозирования профессиональной успешности специалистов экстремального профиля. Такое прогнозирование осуществляется в масштабных исследованиях путем сложного многоэтапного моделирования, однако прогноз будет абстрактным, неприложимым к отдельным случаям. Альтернатива – прогнозирование отдельных аспектов успешности. При этом наибольшей прогностической ценностью обладают компоненты «личностной надежности», поскольку с развитием цивилизации и изменением отношений «человек-машина» внутреннее содержание профессиональной надежности сместилось с преимущественно функциональной составляющей на мотивационную, морально-нравственную и социально-психологическую, включая феномен саморегуляции.

Цель исследования: изучение компонентов личностной надежности в качестве возможных предикторов отдельных аспектов профессиональной успешности спасателей.

Выборка: 31 специалист (мужчины), спасатели одного из подразделений МЧС в возрасте от 24 до 45 лет.

Методики исследования: экспертная оценка профессиональной успешности; самооценка уровня профессионализма; метод кейсов; тест-опросник А.В. Зверькова и Е.В. Эйдмана «Исследование волевой саморегуляции»; «11 личностных факторов»; тест «Мотивационный профиль» Ричи Ш., Мартина П.; тест фрустрационных реакций Розенцвейга; «экспресс-методика» по изучению социально-психологического климата в коллективе (О.С. Михалюк и А.Ю. Шалыто); диагностика привлекательности труда (В.М. Снетков). 

Выводы (кратко): а) возможно использование показателя успешности в тренировочной ситуации в качестве прогностического средства профессиональной успешности; б) влияние личностной надежности на профессиональную успешность дифференцированное – отдельные компоненты надежности определяют успешность отдельных результатов, поэтому прогнозирование невозможно в целом, но возможно дифференцированно; в) эффективность социально-психологического взаимодействия вносит важный вклад в профессиональную успешность, причем компоненты социально-психологического климата играют в этом разные роли.

 

Благодарности: исследование выполнено при финансировании гранта 19-013-00799 А «Прогностическая модель адаптивности и надежности профессионалов в экстремальных условиях труда».

Authors / Авторы: Симонова Н.Н. ; Мастренко А.С. ; Султанова Ф.Р. ; Губайдулина Л.М. ; Барабанщикова В.В.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. Timely comprehensive diagnostics of psycho-social factors involved in the formation of cerebral palsy in children, their influence on the formation of child-parent relationships is relevant and practically significant. Inharmonious upbringing, emotional disorders and personal characteristics of the parent can affect the child's mental development, contribute to violations of psycho-social adaptation. 

Objective of the study: to reveal the psychological characteristics of children with cerebral palsy and those of their mothers, to determine the characteristics of upbringing and parent-child relationships, to conduct clinical and psychological support of children with this disabling disease and their parents with elements of cognitive-behavioral correction of the identified disorders. 

Methods of research. Clinical conversation and experimental psychological method including: “Assembling Figures” method according to the 4th Wechsler subtest; method of drawing associations by S. Rosenzweig (children's version) modified by N.V. Tarabrina(1978); René Gilles method, 1950; test “SMOL” ( V.P. Zaitsev, 1981); “PARI” method by E.S. Schaefer and R.K. Bell, adapted by T. V. Neshcheret (1984). Methods of statistical analysis were used as well. 

The sample consisted of: Group1 (n1) – 37 pre-school children with cerebral palsy aged 5–6 years (17 girls and 20 boys) and their mothers in the MCU of Samara RC “Zhuravushka”; Group 2 (n2) – 37 conditionally healthy children of the same age and gender in the SBU SAMARA city children's polyclinic No. 9. 

Research results. It was found that in children with cerebral palsy, emotional response in a situation of frustration is accompanied by high self-accusatory reactions, low socio-psychological adaptation and low self-esteem. Child-parent relationships are in the suboptimal emotional range. An effective program of clinical and psychological cognitive-behavioral psychological correction of emotional and behavioral cerebral palsy disorders in the parent-child group was carried out. 

Conclusions. Psychosocial factors affecting the adaptation processes of preschool children with cerebral palsy were identified. Families with children with chronic disabling diseases such as cerebral palsy, need to organize training and education, including psycho-corrective and correction-developmental classes. 

Своевременная комплексная диагностика психосоциальных факторов, участвующих в становлении ДЦП у детей, их влияние на формирование детско-родительских отношений актуальна и практически значима. Негармоничное воспитание, эмоциональные нарушения и личностные характеристики родителя могут повлиять на психическое развитие ребенка, способствовать нарушениям психосоциальной адаптации. 

Цель исследования: выявить психологические характеристики детей с ДЦП и их матерей, определить особенности воспитания и детско-родительские взаимоотношения, провести клинико-психологическое сопровождение данного контингента с элементами когнитивно-поведенческой коррекции выявленных нарушений.

Методы исследования. Клиническая беседа и экспериментально-психологический метод, включающий: методы «Составления фигур» по 4 субтесту Векслера; метод рисуночных ассоциаций С. Розенцвейга (детский вариант) в модификации Н.В. Тарабриной, 1978; метод Рене Жиля, 1950; тест «СМОЛ», (В.П. Зайцев, 1981); метод «PARI» Е.С. Шефер, Р.К. Белл, в адаптации Т.В. Нещерет, 1984. Методы статистического анализа.

Выборка состояла: 1 группа – 37 детей дошкольного возраста с ДЦП в возрасте 5–6 лет (17 девочек и 20 мальчиков) и их матери в Муниципальном казенном учреждении г. о. Самара РЦ «Журавушка»; 2 группа – 37 условно здоровых детей того же возраста и пола в ГБУЗ СО Самарская городская детская поликлиника № 9.

Результаты исследования. Установлено, что у детей с ДЦП эмоциональное реагирование в ситуации фрустрации идет с высокими самообвинительными реакциями, низкой социально-психологической адаптацией и заниженной самооценкой. Детско-родительские отношения находятся в неоптимальном эмоциональном диапазоне. Проведена эффективная программа клинико-психологической когнитивно-поведенческой коррекции эмоциональных и поведенческих нарушений при ДЦП в детско-родительской группе.

Выводы. Выявлены психосоциальные факторы, влияющие на процессы адаптации детей дошкольного возраста при ДЦП. Семьи, имеющие детей с хроническими инвалидизирующими заболеваниями, такими как ДЦП, нуждаются в организации обучения и воспитания, включающих психокоррекционные и коррекционно-развивающие занятия

Authors / Авторы: Ковшова О.С. ; Киреева Т.И.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. Categorization, being one of the main cognitive processes, is involved in the perception and comprehension of objects with meaning, depending on the personal significance. Exceptional subjectivity of bodily experience makes it important to explore its structuring and mediating with sign through the analysis of bodily sensations categorisation in patients with complaints of pathological bodily sensations. 

Objective: description of specific characteristic features of categorization of bodily sensations in patients with excoriation disorder with impulsive actions.

Methods and Sample. 15 patients with excoriation disorder with impulsive actions (mean age 47±17 years) and 50 patients with depression with somatic symptoms (mean age 42±13 years) took part in the study. They were asked to perform psychosemantic test “Choice of intraceptive sensations descriptors” for describing all bodily sensations and health-related bodily sensations. 

Results. Patients with excoriation disorder with impulsive actions, when categorizing all bodily sensations and health-related bodily sensations, chose descriptors of actions with the skin and descriptors of negative emotional states. Significant differences were found in the choice of descriptors of emotional states. Their number was less in patients with excoriation disorder with impulsive actions in comparison with patients with depression with somatic symptoms who demonstrated a variety of choices of descriptors of different classes in response to both instructions of the test.

Conclusion. Bodily sensations categorisation study allowed to discuss the features of bodily experience in general and health-related bodily experience. In excoriation disorder with impulsive actions the bodily sensations categorisation was characterized by an attribution of actions with skin and emotions to bodily experience. The characteristics of bodily sensations choices in patients from different groups allowed to associate features of bodily sensations categorisation with clinical symptoms of these mental disorders. 

Актуальность. Категоризация, являясь одним из основных когнитивных процессов, участвует в восприятии и осмыслении объектов, обладающих значением, зависящих от личностных смыслов человека. Вследствие исключительной субъективности телесного опыта представляется актуальным изучение способов его структурирования, опосредования знаком через анализ категоризации телесных ощущений у пациентов с психическими расстройствами, сопровождающимися жалобами на патологические телесные ощущения.

Цель работы: характеристика особенностей категоризации телесных ощущений у пациентов с импульсивными экскориациями.

Методики и выборка. В исследовании приняли участие 15 пациентов с импульсивными экскориациями (средний возраст 47±17 лет) и 50 пациентов с соматизированными депрессиями (средний возраст 42±13 лет). Им предлагалось выполнить психосемантическую методику «Выбор дескрипторов интрацептивных ощущений» для описания всех телесных ощущений и телесных ощущений состояния здоровья.

Результаты. Пациенты с синдромом импульсивных экскориаций при категоризации всех телесных ощущений и телесных ощущений состояния здоровья выбирают дескрипторы действий с кожей и дескрипторы негативных эмоциональных состояний. Обнаружены значимые различия в выборах дескрипторов эмоциональных состояний – их меньшее количество у пациентов с импульсивными экскориациями в сравнении с пациентами с соматизированными депрессиями на фоне разнообразия выборов дескрипторов разных классов в ответ на обе инструкции методики у последних.

Выводы. Исследование особенностей категоризации телесных ощущений позволяет обсудить своеобразие телесного опыта вообще и телесного опыта состояния здоровья. Особенности категоризации телесных ощущений у пациентов с синдромом импульсивных экскориаций проявляются в отнесении действий с кожей и эмоциональных переживаний к телесному опыту. Характеристика выборов отдельных телесных ощущений у пациентов разных групп позволяет интерпретировать особенности категоризации телесных ощущений в сопоставлении с клинической картиной данных психических расстройств.

Authors / Авторы: Виноградова М.Г. ; Ермушева А.А.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. Development and improvement of methodological tools to solve scientific and practical problems is an important issue in modern neuropsychology. This study examines consonant-vowel (СV) syllable test and word test, considers their different functional orientation and shows relevance of the dichotic listening task development. For the first time in Russian neuropsychology the authors developed the dichotic listening consonant-vowel syllables test taking into account the phonetic features of the Russian language.

Objective. Comparison of the equivalence of two dichotic listening tests: the word test that was first tested by B. S. Kotik and the two CV-syllable dichotic listening tests. 

Method. Two groups of respondents participated in the study. The first group of the participants (N = 88; M = 21.08; SD = 2.32) performed the word test and the first CV-syllable test. Participants of the second group (N = 44; M = 24.52; SD = 1.86) were presented with the word test and the second version of CV-syllable dichotic listening test. 

Results. The results confirmed the differences between the word test and the two CV-syllable dichotic listening tests. The differences and nonequivalence of the word test and the CV-syllable tests in laterality index (LI) and productivity coefficients (general productivity, right- and left-ear accuracy scores) are amplified as the stimulus material of CV-syllable dichotic listening is improved and modified. The increase of the load on working memory enhances right ear advantage (LI) and reduces performancewith an increase in the influence of working memory on the results of dichotic listening.

Conclusion. The study shows nonequivalence of the word test and the CV-syllable tests and their different functional orientation for the estimation of hemispheric specialization in audio-verbal domain.

Актуальность. В статье поднимается важная и актуальная для нейропсихологии проблема развития и усовершенствования ее методического инструментария с целью решения научных и практических задач. Анализируются слоговой и словесный варианты дихотического прослушивания, рассматривается их различная функциональная направленность, демонстрируется актуальность развития методики дихотического прослушивания. Впервые в российской нейропсихологии предлагается авторский слоговой тест, созданный с учетом фонетических особенностей русского языка. 

Цели исследования. Сравнение эквивалентности двух вариантов дихотического прослушивания: словесного варианта, апробированного Б.С. Котик, с двумя вариантами согласного-гласного слогового теста.

Методы. В исследовании приняли участие две группы респондентов. Первая группа участников исследования (Nколичество= 88; Mвозраст = 21,08; SD = 2,32) выполняла словесный вариант и первый вариант слогового теста. Участникам второй группы (Nколичество = 44; Mвозраст = 24,52; SD = 1,86) предъявлялся словесный тест и второй вариант слогового дихотического прослушивания. 

Результаты. Результаты подтверждают наличие различий между словесным тестом и двумя вариантами слогового теста. Различия и неэквивалентность слогового и словесного вариантов методики по коэффициентам правого уха (Кпу) и коэффициентам продуктивности (общий Кпр и Кпр правого и левого ушей) усиливаются по мере усовершенствования и модификации стимульного материала слогового дихотического прослушивания. Показано увеличение преимущества правого уха (Кпу) и снижение продуктивности выполнения (Кпр) при нарастании влияния рабочей памяти на результаты дихотического прослушивания. 

Выводы. Словесный и слоговой варианты дихотического прослушивания оказались неэквивалентными методиками, направленными на исследование различных функциональных аспектов межполушарной асимметрии в слухоречевой сфере.

Authors / Авторы: Муромцева Т.С. ; Ковязина М.С.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

The relevance of the article is due to the fact that the variety of research approaches and data obtained make it difficult to form a holistic picture of motherhood as a phenomenon of a woman's inner world. Scientific ideas about motherhood present a necessary basis for the formation of the demographic policy of the state, for the strengthening of family values in society and for the education of young people. 

The purpose of the article is to analyze and summarize modern studies concerning various aspects of the subjective picture of motherhood, to identify its main components, to comparatively analyze the determinants of the formation of a picture of motherhood, to describe the diversity in the ideas of motherhood.

 As a result of the analysis of Russian and foreign studies, the similarities and differences in the interpretations of many aspects of motherhood and the conditionality of the subjective picture of motherhood by a number of socio-cultural factors are described. The leading factors of readiness for motherhood, connection with childhood experiences, social ideas about motherhood, cultural and historical context of family life are reviewed. The article describes the woman's ideas about herself as a future mother, emphasizes the influence of relationships and emotional atmosphere in the parental family, the importance of identification with her own mother and her position in child-parent relationships. The peculiarities of accepting the role of the mother, the reasons for the deviations from the main role and conflicts of a woman as a result of the discrepancy between her behavior and the established (by society, others, family members, herself) role models are highlighted. Attention is payed to the results of empirical studies showing the possibility of harmonious coordination of a woman's maternal self-realization with other forms of self-realization. 

It is concluded that cultural traditions, the dominant value orientations in society, ideas about personal success, career, well-being have a significant impact on the subjective picture of motherhood but interpersonal relationships in a close social environment are of predominant importance. The subjective picture of motherhood can be viewed as part of a woman's attitude and worldview. It changes under the influence of life plans and circumstances, numerous external and internal factors. 

AcknowgementsThe study was carried out with the financial support of the Russian Foundation for Basic Research, project No. 19-113-50583.

Актуальность статьи связана с тем, что разнообразие исследовательских подходов и полученных данных затрудняют формирование целостной картины материнства как феномена внутреннего мира женщины. Научные представления о материнстве выступают необходимым базисом для формирования демографической политики государства, укрепления семейных ценностей в обществе, воспитания молодежи.

Целью статьи выступает анализ и обобщениесовременных исследований, касающихся различных аспектов субъективной картины материнства, выявление ее основных составляющих, сравнительный анализ детерминант формирования картины материнства, описание разнообразия в представлениях о материнстве.

В результате анализа российских и зарубежных исследований описаны сходства и различия в трактовках многих аспектов материнства, в обусловленности субъективной картины материнства рядом социокультурных факторов. Рассмотрены ведущие факторы готовности к материнству, связи с детскими переживаниями, социальными представлениями о материнстве, культурно-историческим контекстом семейной жизни. Описаны представления женщины о себе как будущей матери, подчеркивается влияние взаимоотношений и эмоциональной атмосферы в родительской семье, значение идентификации с собственной матерью и ее позиции в детско-родительских отношениях. Выделены особенности принятия роли матери, причины основных ролевых девиаций и конфликтов женщины как результата несоответствия ее поведения установленной (обществом, окружающими, членами семьи, ею самой) ролевой модели. Обращено внимание на результаты эмпирических исследований, показывающих возможность гармоничной координации материнской самореализации женщины с другими формами самореализации. 

Сделаны выводы, что культурные традиции, доминирующие в обществе ценностные ориентации, представления о личностной успешности, карьере, благополучии оказывают существенное влияние на субъективную картину материнства, но превалирующее значение имеют межличностные отношения в близком социальном окружении. Субъективную картину материнства можно рассматривать как часть мироощущения и мировоззрения женщины, она изменяется под влиянием жизненных планов и обстоятельств, многочисленных внешних и внутренних факторов.

Authors / Авторы: Куликов Л.В. ; Малёнова А.Ю. ; Потапова Ю.В.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. The problem of homosexuality is constantly in the spotlight of the mass media, social media and politicians. Psychological studies of this phenomenon are easier to find in foreign rather than in Russian research. At the same time the cultural and national specificity of attitudes towards the phenomenon of homosexuality seems obvious as well as a significant polarization of opinions within society itself. This polarization can be gender, urban, class, and intergenerational, as evidenced by numerous sociological polls. With significant attention to this issue at the level of social strata, there are not many attempts to analyze the concept of homosexuality in line with the socio-psychological tradition.In a number of previous studies it was revealed that the modern Z Gen is distinguished by greater tolerance and freedom of views in terms of attitude towards traditionally segregated social groups. 

The purpose of this study was to identify perceptions of homosexuality among different generations of modern Russians. Homosexuality has been singled out among other sexual orientations (LGBT) as the most discussed in public discourse. The subject of the research is social perceptions of homosexuality, particularly among representatives of different generations. 

Methods. The methodological basis of the research was the study of the structure of social perceptions (metho P. Vergesse method). The research methods were the author's questionnaire aimed at identifying perceptions of homosexuality as well as a modified version of the RAHI questionnaire (Gulevich et al., 2016). The study sample consisted of 444 people (residents of the Russian Federation,16 to 65 years old). 

Results and Conclusions. The hypotheses of the study were confirmed: an inverse relationship between age (belonging to a generational cohort) and perceptions of homosexuality as normative was revealed. A significant difference was shown in the Z Gen perceptions in terms of tolerance of homosexuality. The so-called double standards were identified in terms of attitudes towards male and female homosexuality. The rooted concept of homosexuality as a relationship based on a sexual rather than a romantic-spiritual level, was stated. 

Актуальность. Проблема гомосексуальности постоянно находится в центре внимания СМИ и политиков, обсуждается в социальных сетях. При этом психологические исследования данного феномена легче найти в иностранных, чем в российских источниках. В то же время представляется очевидным культурная и национальная специфичность представлений о феномене гомосексуальности, а так же значительная поляризация мнений внутри самого общества. Эта поляризация может носить гендерный, урбанистический, классовый и, в том числе, межпоколенческий характер. При значительном внимании к данной проблематике на уровне социологических срезов, попыток проанализировать представления о гомосексуальности в русле социально-психологической традиции предпринимается не так много. При этом в ряде предыдущих исследований было выявлено, что современное поколение «Z» отличается большей терпимостью, толерантностью и свободой взглядов в части представлений о традиционно сегрегируемых социальных группах. 

Цельюданного исследования стало выявление представлений о гомосексуальности у разных поколений современных россиян. Гомосексуальность была выделена среди других сексуальных ориентаций (ЛГБТ) как наиболее обсуждаемая в общественном дискурсе. Предметом исследования стали социальные представления о гомосексуальности, в частности, у представителей различных поколений. 

Методики. Методологической основой исследования выступило изучение структуры социальных представлений (методика П. Вержесса). Методами исследования выступила авторская анкета, направленная на выявление представлений о гомосексуальности, а так же модифицированный варианта опросника RAHI(Гулевич и пр., 2016). 

Выборкой исследования стали 444 человека (жители РФ, от 16 до 65 лет; выборка была составлена методом «снежного кома» с охватом абсолютного большинства регионов РФ). 

Результаты и выводы. Гипотезы исследования были подтверждены: была выявлена обратная связь возраста (принадлежности к поколенческой когорте) и представлений о гомосексуальности как о нормативных. Было показано значительное отличие поколения «Z» в части толерантности представлений о гомосескуальности. Были обозначены двойные стандарты в части отношения к мужской и женской гомосексуальности. Была зафиксирована укорененность представлений о гомосексуальности как об отношениях, основанных, скорее, на сексуальной, чем на романтическо-духовной связи. 

Authors / Авторы: Рикель А.М.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. Historically formed scientific traditions, approaches, concepts (including those called the “competency-based approach” – the K-approach) are formed in certain social conditions to solve certain social problems, beyond them they discover their limitations. Identification of the possibilities and limitations of the K-approach contributes to both its development and the refinement of the conditions under which its implementation will be more constructive and effective. 

Methods: historical and theoretical analysis. 

Results. “Open questions” of the problem are highlighted: inconsistencies in the judgments of specialists in listing the qualities that determine the success of the subject; the number of competencies “necessary and sufficient”; non-realization of holistic, integrated approach; the place of competencies in the structure of professionalism, their role in career success and professional longevity of people; the issue of “universal” / “specific competencies”; the question about the place of the phenomenon of “competence” and the K-approach in the system of psychological knowledge; the question about the validity of the methods and the measure of the predictive value of the estimates. 

Conclusions. The interpretation of competencies and the K-approach proposed by specialists are unsatisfactory and poorly coordinated with each other. The K-approach and the established earlier approach of professionally important qualities (PVC-approach) are historically transient scientific concepts (falling into the scale of “small theories”). Both approaches have their own limitations as well as opportunities for development and integration with others. The PVC approach is characterized by an initial extremely broad statement of tasks; the K-approach – by the pragmatism of the original goals and objectives, empiricism in assessing the qualities of the subject. It is possible and necessary to search and find areas of their mutual complementarity, taking into account their ultimate goals and conditions of formation. Ignoring the merits and limitations of any scientific approach is not the best solution. The transition to an open discussion of all complex issues is in demand. 

Актуальность. Исторически складывающиеся научные традиции, подходы, концепции (в том числе, названные «компетентностным подходом» – К-подходом) формируются в определенных социальных условиях для решения определенных социальных задач; за их пределами они обнаруживают свои ограничения. Выявление возможностей и ограничений К-подхода способствует как его развитию, так и уточнению условий, при которых его реализация будет более конструктивной и эффективной. 

Методы: историко-теоретический анализ. 

Результаты: Выделяются «открытые вопросы» проблемы: несогласованности суждений специалистов в перечислении качеств, определяющих успешность субъекта»; количества компетенций, «необходимых и достаточных»; нереализации целостного, комплексного подхода; места компетенций в структуре профессионализма, их роли в успешности карьеры, профессиональном долголетии людей; об «универсальных» /  «специфических компетенциях»; о месте феномена «компетенции» и К-подхода в системе психологического знания; о валидности методик и мере прогностичности оценок.

Выводы: Предлагаемые специалистами трактовки компетенций и К-подхода являются неудовлетворительными, слабо согласованными между собой. К-подход и хронологически ранее сложившийся подход профессионально важных качеств (ПВК-подход) есть исторически преходящие научные концепции (соотносимые с масштабом «малых теорий»). Оба подхода имеют как свои ограничения, так и возможности развития и интеграции с другими. ПВК-подход характеризуется изначальной предельно широкой постановкой задач, К-подход – прагматизмом исходных целей и задач, эмпиризмом в оценке качеств субъекта. Можно и нужно искать и находить области их взаимного дополненияс учетом их предельных целей и условий становления. Игнорирование достоинств и ограничений любого научного подхода – не лучшее решение; востребован переход к открытому обсуждению всех сложных вопросов.

Authors / Авторы: Толочек В. А.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance of the work is determined by the need to study the personality and psychological characteristics of students choosing full-time and distance learning to understand the general laws of the formation of the psychological culture of a graduate in the context of the active development of electronic educational space. 

The purpose of the study is to compare the individual characterological elements of the psychological culture of students choosing full-time and distance learning in the development of engineering specialties. 

Methods and sampling. The sample consisted of 84 respondents aged 18 to 22 years studying in the field of information technology. They were divided into two groups depending on the preferred form of education: distance learning (40 students) and full-time (44 students). The following tools were used: five-factor personality questionnaire by H. Tsuyi in the adaptation of A.B. Khromov; B. Bass technique for diagnosing the personality orientation, Yu.M. Orlov technique for identifying communication needs; viability test by S. Muddy; self-attitude test questionnaire (CCA) by V.V. Stolin and S.R. Pantileeva. 

Results. Distinctions in the reflexive-evaluative component, communicative features are highlighted. Students of distance learning have a lower level of the need for communication, lower levels of self-regulation and a more pronounced psychological distance in communication, associated with lower rates of self-acceptance, compared with full-time students. The choice of the method of organizing interpersonal interaction in the educational situation is affected by the psychological distance of the person in communication. In case of distance-learning students, the factor of “attachment-remoteness” appeared to be more significant compared to full-time students, who were characterized by a higher indicator of the need for other people to evaluate them. 

Conclusions. The active development of e-education requires to take into account the specifics of the personal characteristics of students and should not be limited only to the expansion of user competencies. This is determined by the distinguished differences in the characteristics of self-acceptance, the severity of the need for communication, as well as the psychological distance of the person in communication between students who prefer distance or full-time educational formats. 

Актуальность определяется необходимостью изучения личностно-психологических особенностей студентов, выбирающих очную и дистанционную формы обучения, для понимания общих закономерностей формирования психологической культуры выпускника в условиях активной цифровизации образования.

Цель исследования – сопоставление индивидуально-характерологических элементов психологической культуры студентов, выбирающих очную и дистанционную форму обучения при освоении инженерных специальностей. 

Методики и выборка. В исследовании приняло участие 84 респондента в возрасте от 18 до 22 лет, обучающиеся в предметной области информационных технологий, распределенные на две группы в зависимости от выбранной формы обучения: дистанционная (40 студентов) и очная (44 студента). Были использованы следующие методические инструменты: пятифакторный опросник личности Х. Тсуйи в адаптации А.Б. Хромова, методика диагностики направленности личности Б. Басса, методика выявления потребности в общении Ю.М. Орлова, тест жизнестойкости С. Мадди, тест-опросник самоотношения (ОСО), В.В. Столина и С.Р. Пантилеева. 

Результаты. Обнаружены различия в рефлексивно-оценочном компоненте и коммуникативных особенностях. Показано, что студенты дистанционной формы подготовки имеют более низкий уровень потребности в общении, более низкий уровень саморегуляция и более выраженную психологическую дистанцию в общении, связанную с низкими показателями самопринятия, по сравнению со студентами очной формы. Выявлено, что на выбор способа организации межличностного взаимодействия в учебной ситуации влияет психологическая дистанция личности в общении. У студентов дистанционной формы обучения фактор «привязанности-отдаленности» показал значительную вклад по сравнению со студентами очной формы обучения, для которых характерен более высокий показатель потребности в оценки себя со стороны других людей. 

Выводы. Цифровизация образования требует учета специфики личностных характеристик студентов и не должна ограничиваться только расширением пользовательских компетенций. Это определяется выявленными различиями в характеристиках самопринятия, уровнем выраженности потребности в общении, а также психологической дистанцией личности в общении у студентов, предпочитающих дистанционную или очную формы обучения.

Благодарности: Работа выполнена при поддержке гранта РНФ №19-78-10148.

Authors / Авторы: Володарская Е.А. ; Гасимов А.Ф.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

The purpose(objective) of the empirical study is the measurement of the accuracy of expert-proctors in detecting cheating in online testing. 

Sample of the study. 35 test takers passed an online test of general knowledge on the basis of 30 multiple choice questions. Half of the subjects (18 persons) were “artificial cheaters” – they used cheat sheets with correct answers. 

Methods. The video recording of the testing process included a “screen capture” so that expert-proctors could observe all cursor movements, see a recording of the subject's facial expressions and a visual focus of attention in a separate window (recording from the front camera), and could listen to the subject pronouncing the task conditions and answers (“oral decision”). 14 experts took part in rating of video recordings, of which 8 experts showed satisfactory results in terms of the level of accuracy in detecting cheating (their accuracy that was measured using the Kappa coefficient was higher than 0.5). 

Conclusions. A high asymmetric validity of expert assessments is revealed. More accurate experts allowed a negligible (about 5 percent) number of errors of the “false alarm” type, but a relatively large number of errors of the “skip” type. Recommendations are made for the practical use of the expert assessment method in combination with automatic chronometric analysis of the degree of atypical protocols and subsequent control of face-to-face offline testing of all suspected subjects (examinees). 

Актуальность и цель работы. В данном эмпирическом исследовании предпринята попытка измерения точности обнаружения мошенничества («читинга») на основе экспертных оценок с использованием видеозаписей хода выполнения тестовых экзаменов в режиме онлайн. 

Выборка. 35 испытуемых выполняли в режиме онлайн тест на эрудицию из 30 заданий с выбором из 4-х вариантов ответа. Половина испытуемых (18 человек) были «подставными читерами» – использовали шпаргалки с правильными ответами. 

Ход и методы. Видеозапись процесса тестирования включала «захват экрана», на котором наблюдатель-эксперт («проктор») мог наблюдать все перемещения курсора, видеть запись мимики и зрительный фокус внимания испытуемого в отдельном окне (запись с фронтальной камеры), слышать речевое проговаривание испытуемым условий задания и ответов («устное решение»). В оценивании видеозаписей приняло участие 14 экспертов, из которых 8 показали удовлетворительные результаты по уровню точности в обнаружении читинга (точность-accuracy, измеренная с помощью коэффициента Kappa, у них была выше 0,5). 

Выводы. Выявлена высокая асимметричная прогностичность экспертных оценок: более точные эксперты допускают пренебрежимо малое (около 5 процентов) число ошибок типа «ложная тревога», но сравнительно много ошибок типа «пропуск». Сделаны рекомендации по практическому использованию методики экспертной оценки в сочетании с автоматическим хронометрическим анализом степени атипичности протоколов и последующим контрольным очным тестированием всех заподозренных испытуемых (экзаменуемых).

Authors / Авторы: Шмелев А.Г.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. The COVID-19 pandemic reveals the problem of moral choices for a large number of people: who should be treated first; who can be considered as a subject for urgent vaccines and drugs testing; choice between personal convenience and observation of restrictions for the sake of the “common good.” 

The objective of the study was to evaluate whether the stress experienced by people during the COVID-19 pandemic can change moral decision making. 

Materials and methods. The data of an online survey conducted from March 30 to May 31 (311 people) were analyzed. The survey included sociodemographic questions, questions about assessing one’s current condition, the Simptom Check List-90-Revised (SCL-90-R), and the Moral Dilemmas Test, consisting of 30 dilemmas. 

The relationship of a number of utilitarian choices in personal moral dilemmas with sociodemographic characteristics, respondents' assessments of their state and psychopathological characteristics was analyzed. Solving personal moral dilemmas was considered within subgroups of respondents with a high level of somatization and a high level of psychopathological symptoms and it was reviewed separately. 

Results. The results showed a high level of distress throughout the survey and an increase of utilitarian choices in personal moral dilemmas by the end of the survey. The number of choices in personal dilemmas was lower among older respondents, higher among men, and positively correlated with psychopathological symptoms. In the subgroup with a high level of somatization, personal choices slightly decreased by the end of the survey. On the contrary, in the subgroup with high levels of psychopathological symptoms, the number of personal choices significantly increased. 

Conclusions. Against the background of quarantine, assessments of moral standards change. The level of stress ambiguously affects moral decisions. A high level of somatization leads to a decrease in utilitarian personal choices, and a higher level of psychopathological symptoms leads to an increase in utilitarianшchoices. Utilitarian personal choices are more often made by men and younger people. 

Актуальность. Пандемия COVID-19 ставит проблемы морального выбора перед большим количеством людей: кому в первую очередь оказывать медицинскую помощь; на ком допустимо проводить срочные испытания вакцин и лекарств; предпочтение собственного удобства или соблюдение ограничений ради «общего блага».

Целью исследования было оценитьможет ли стресс, испытываемый людьми во время пандемии COVID-19 оказать влияние на моральные решения.

Материалы и методы. Анализировались данные интернет-опроса, проведенного с 30 марта по 31 мая (311 человек). Опрос включал социодемографические вопросы, вопросы на оценку своего текущего состояния, Симптоматическийопросник SCL-90-R, Тест «Моральные дилеммы», состоящий из 30 дилемм.

Оценивалась связь количества утилитарных личностных выборов в моральных дилеммах с социодемографическим показателями, оценкой респондентами своего состояния и психопатологическими характеристиками. Отдельно рассматривалось решение моральных дилемм подгруппами респондентов с соматизацией и психопатологической симптоматикой. 

Результаты показали высокий уровень дистресса на протяжении всего опроса и увеличение утилитарных личностных выборов в моральных дилеммах в конце опроса. Количество личностных выборов было ниже у старших респондентов, было выше у мужчин, положительно коррелировало с психопатологической симптоматикой. В подгруппе с высоким уровнем соматизации наблюдалось небольшое снижение личностных выборов к концу опроса. Напротив, в подгруппе с высокими уровнями психопатологической симптоматики в конце опроса количество личностных выборов значимо увеличилось.

Выводы. На фоне карантина меняются оценки моральных норм, уровень стресса неоднозначно влияет на моральные решения: высокий уровень соматизации приводит к снижению утилитарных личностных выборов, усиление психопатологической симптоматики – к увеличению утилитарных личностных выборов. Утилитарные личностные выборы чаще делают мужчины и более молодые люди.

Authors / Авторы: Ениколопов С.Н. ; Медведева Т.И. ; Бойко Л.А. ; Воронцова О.Ю. ; Казьмина О.Ю.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. The article defines the first-ever directions of psychological aid for children infected with COVID-19 in “red zone” in the context of illness of close adult people. 

The goal of the research is psychological state of children infected with COVID-19 in “red zone” in the context of illness of close adults and determination of the required psychological aid. 

Methods and sample. Analysis of 36 clinical cases of 7–17 years old children in the context of illness of close adults, who were in critical condition in intensive care department (first group – 28 children) or in satisfactory condition being treated at home (second group – 8 children). The research included the following: observation of medical records; screening diagnostics, which included the ‘Three Wishes” technique, an adapted method of “Unfinished sentences” (for adolescents), a drawing (any topic); 10-questions questionnaire focused on child's physical well-being, its wishes for organization of everyday life and leisure activities in hospital ward, etc. 

Results.The majority of patients appeared to be in unfavorable psychological state (close to acute stress or unstable state), which manifested itself in three different ways: severe anxiety; over-excitement, impaired mood. These symptoms were constant and illustrative for children whose relatives were in critical condition in the intensive care department. Children, whose relatives were in satisfactory condition and were treated at home were observed during periods when they were influenced by additional stressors. 

Conclusions. Taking into account psychological differences and other factors (such as age, level of psychological maturity, severity of physical condition) provides an opportunity to give children and adolescents in “red zone” differentiated psychological aid. 

Acknowledgments. This research was carried out with the aid of officers of FSAI “NMRC of Children’s Health” of the Ministry of Health of the Russian Federation and medical psychologists M.S. Afonina, M.B. Rabinovich, V.M. Sklyadneva, M.S. Erotievich, and N.N. Pavlova.

Актуальность. В статье впервые определены направления психологической помощи детямс COVID-19 в «красной зоне» в ситуации болезни близких взрослых.

Цель: изучение психологического состояния детей сCOVID-19 в «красной зоне» в ситуации болезни близких взрослых и определение направлений психологической помощи.

Методики и выборка: анализ 36 клинических случаев детей 7–17 лет в ситуации болезни близких взрослых, которые находились в тяжелом состоянии в реанимации (первая группа, 28 детей), либо в удовлетворительном состоянии и получали лечение на дому (вторая группа, 8 детей). Проведено: изучение медицинской документации; скрининг-диагностика, включавшая методику «Три желания», адаптированную методику «Незаконченные предложения» (для подростков), рисунок на свободную тему; анкета из 10 вопросов, направленных на выяснение физического самочувствия ребенка, его пожеланий к организации быта и досуговой деятельности в палате и т.п.

Результаты исследования. У большинства пациентов выявилось неблагоприятное психологическое состояние (близкое к состоянию острого стресса либо нестабильное), которое проявлялось в трех различных вариантах: выраженная тревога; повышенное возбуждение; сниженный фон настроения. Эти проявления были постоянны и ярко выражены у детей, чьи близкие находились в тяжелом состоянии в отделении реанимации; у детей, чьи близкие имели удовлетворительное состояние и лечились на дому, они наблюдались эпизодически при воздействии дополнительных стрессоров.

Выводы. Учет психологических различий, как и ряда других факторов (возраста, уровня психологической зрелости, тяжести физического состояния), позволяет оказать детям и подросткам дифференцированную психологическую помощь в особых условиях «красной зоны».  

Благодарности. Исследование выполнено благодаря самоотверженному труду сотрудников ФГАУ «НМИЦ здоровья детей» Минздрава России, в том числе медицинских психологов Афониной М.С., Рабинович М.Б., Склядневой В.М., Еротиевич М.С., Павловой Н.Н.

Authors / Авторы: Свиридова Т.В. ; Лазуренко С.Б. ; Венгер А.Л. ; Фисенко А.П. ; Долгих А.Г.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

September 7, 1970 marks the 50th anniversary of Emelin Vadim Anatolyevich, doctor of Psychology, Professor of the Department of labor psychology and engineering psychology, Faculty of psychology, Lomonosov Moscow State University, Professor of RAO.

7 сентября 2020 г. исполняется 50 лет Емелину Вадиму Анатольевичу, – доктору философских наук, профессору кафедры психологии труда и инженерной психологии факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова, профессору РАО.

Authors / Авторы: Коллектив факультета психологии

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. The ability of children with hearing impairments to recognize and determine their own conditions and those around them, to build adequate forecasts determines the success in socializing, in their interaction with others, both adults and peers, and in establishing relationships with them, which determines the relevance of the study.

The objective of the study is to determine the specifics of the relationship between the processes of identifying mental states, predicting and criteria for the success of interaction between children and other people measured by communication skills and emotional well-being / distress. 

The following methods were used: "Emotional faces" (N.Y. Semago), "Ugadayka" (L.I. Peresleni and V.L. Podobed), "Methodology for determining the level of development of the communicative abilities of preschool children" (N.E. Veraksa), “Scale of emotional distress and atypical behavior” (A.M. Kazmin, N.A. Konovko, O.G. Salnikova, E.K. Tupitsina, E.V. Fedina). 

Sample. The study involved 15 preschoolers with hearing impairment , 100 preschoolers without hearing impairment, 16 children of primary school age with hearing impairment, and 40 - without hearing impairment. 

Results. It was found that the processes of predicting and identifying mental states are interrelated; the relationship is mediated by other variables (emotional well-being, communication skills), the structure of the relationship is deteriorating with age in children with and without hearing impairments. 

The following conclusions were drawn: the structure of prognosis for children with normotypical development and hearing impairment has a general tendency in dynamics ( secondary variables fallout) and specific signs, manifested in the level of complexity and completeness of the structure; having a common foundation (subjective experience) identification and forecasting processes are interconnected only in preschool age; with time their relationship is mediated by additional variables (emotional well-being and communication skills); children with hearing impairments have a less complex structure of the relationship between predicting and identifying mental states against emotional well-being and communication skills. 

Актуальность. Способность распознавать, обозначать свои состояния и окружающих, выстраивать адекватные прогнозы определяет успешность в социализации детей с нарушениями слуха, в их взаимодействии с окружающими как взрослыми, так и сверстниками, в налаживании отношений с ними, чем и определяется актуальность исследования.

Цель исследования: определить специфику взаимосвязи процессов идентификации психических состояний, прогнозирования и критериев успешности взаимодействия детей с другими людьми, измеряемые через коммуникативные способности и эмоциональное благополучие/неблагополучие.

Использовались методики: «Эмоциональные лица» (Н.Я. Семаго), «Угадайка» (Л.И. Переслени и В.Л. Подобед), «Методика для определения уровня развития коммуникативных способностей детей дошкольного возраста» (Н.Е. Веракса), «Шкала эмоционального неблагополучия и атипичного поведения» (А.М. Kазьмин, Н.А. Коновко, О.Г. Сальникова, Е.К. Тупицина, Е.В. Федина).

Выборка. В исследование приняли участие дошкольники с нарушением слуха - 15 человек, без слуховых нарушений – 100 человек, дети младшего школьного возраста с нарушением слуха - 16 человек, без слуховых нарушений – 40 человек.

Результаты. Было выявлено, что процессы прогнозирования и идентификации психических состояний взаимосвязаны, связь бывает опосредована различными переменными (эмоциональное благополучие, коммуникативные навыки), структура взаимосвязи распадается с возрастом у детей с нарушениями слуха и без нарушений.

Были сделаны выводы: структура прогнозирования детей с нормотипичным развитием и с нарушениями слуха имеет общую тенденцию в динамике (выпадения второстепенных переменных) и специфичные признаки, проявляющиеся в уровне сложности и сформированности структуры; имея единый фундамент (субъективный опыт) процессы идентификации и прогнозирования лишь в дошкольном возрасте взаимосвязаны, с возрастом их взаимосвязь опосредуется дополнительными переменными (эмоциональное благополучие и коммуникативные навыки); дети с нарушениями слуха имеют менее сложную структуру взаимосвязи прогнозирования и идентификации психических состояний на фоне эмоционального благополучия и коммуникативных навыков.

Authors / Авторы: Ахметзянова А.И. ; Артемьева Т. В. ; Артищева Л.В.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. Underachieving schoolchildren are characterized by underdevelopment of higher mental functions (HMF) as compared to well-performing pupils. At the same time, there is a lack of explicit data on which dysfunctions are the most specific to underachievers.

It is unknown how much particular neurocognitive dysfunctions affect school performance and what are the possibilities to compensate for isolated defects. 

Objectives. To identify the predictors of poor academic performance in school and to evaluate capabilities for children with certain neurocognitive dysfunctions for better progress at school. 

Method. The neuropsychological examination was used to evaluate the characteristics of neurocognitive development. Four daily routine activities, fourteen HMF, and the overall level of neurocognitive development were assessed. The index of isolation-multiplicity of neurocognitive dysfunctions was calculated. To evaluate academic performance (average grade for all disciplines) interviews with pupils and their parents were conducted, school exercise-books and assignment books were thoroughly studied. The study involved 427 children (292 boys and 135 girls) aged from 6 to 17 years, (11.7 ± 3).

Results. The results of neuropsychological diagnostics explain 24% variance in the academic performance in school grades 1–4 and 18% variance in grades 5-11. Underachievement is predominantly related to the reduction in thinking, attention, audio-verbal memory, and overall level of neurocognitive development. Time orientation turns out to be more reduced than other everyday functions in underachievers. Certain mental functions in underperforming elementary school pupils can spontaneously improve through education. Isolated neurocognitive dysfunctions (up to 3) do not result in poor school performance.

Conclusion. Thinking, attention, and audio-verbal memory dysfunctions against the background of the low overall level of neurocognitive development are most specific to underachieving schoolchildren. Under-development of attention is the most significant predictor of poor school performance in 1–4 school grades, low level of thinking – in 5–11 grades. Isolated neurocognitive dysfunctions (up to 3) that can be compensated for have no negative impact on educational performance. 

Актуальность. Неуспевающие школьники характеризуются сниженным уровнем развития высших психических функций (ВПФ) по сравнению с успевающими. В то же время отсутствуют однозначные данные о том, снижение каких функций наиболее специфично для неуспевающих школьников. Неизвестно, насколько сильно отдельные нейрокогнитивные дисфункции сказываются на успеваемости, и каковы возможности компенсации изолированных дефектов.

Цели работы. Выявление нейропсихологических предикторов школьной неуспеваемости и оценка возможности детей и подростков нормально успевать в школе при наличии отдельных нейрокогнитивных дисфункций.

Методика и выборка. Для изучения особенностей нейрокогнитивного развития проводилась нейропсихологическая диагностика. Оценивалось состояние 4 бытовых функций, 14 ВПФ, а также общий уровень нейрокогнитивного развития. Вычислялся индекс изолированности-множественности нейрокогнитивных дисфункций. Для оценки успеваемости (средний балл по всем предметам) проводилась беседа со школьником и его родителями, изучение тетрадей и дневников. Выборка: 427 человек в возрасте от 6 до 17 лет (11,7 ± 3), из них 292 мальчика и 135 девочек.

Результаты. В 1–4 классах результаты нейропсихологической диагностики объясняют 24% дисперсии успеваемости, в 5–11 классах – 18%. При неуспеваемости преимущественно снижены мышление, внимание, слухоречевая память, а также общий уровень нейрокогнитивного развития. Среди бытовых функций сильнее всего снижена ориентация во времени. У неуспевающих учеников начальной школы возможно спонтанное развитие отдельных психических функций в процессе обучения. Единичные нейрокогнитивные дисфункции (в пределах 3) не приводят к снижению успеваемости.

Выводы. Для неуспевающих школьников на фоне снижения общего уровня нейрокогнитивного развития наиболее специфичны нарушения мышления, внимания и слухоречевой памяти. Ведущим предиктором неуспеваемости в 1–4 классах является недоразвитие внимания, а в 5–11 классах – сниженный уровень мышления. Доступные компенсации изолированные нейрокогнитивные дисфункции не оказывают негативного влияния на успеваемость

Authors / Авторы: Хохлов Н.А. ; Словенко Е. Д.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. It can still be seen in contemporary studies that the difficulties of problem children are explored in an isolated manner, without any connection to the research on social-psychological practices of aid and correction. 

The goal of the article is to integrate the approaches aimed at understanding a problem child with main organizational practices of medical, psychological and pedagogical help. The phenomenon of a problem child is being looked at in the context of developing a project-oriented approach in cultural-historical psychology. 

Methods. The article uses the method of analyzing historically formed views on understanding a difficult child together with studying major views on organizing and structuring practical medical, psychological and educational help. The research was aimed at finding common features both in studies on different groups of problem children and that of different types of practices. 

Results and conclusions. In the course of the historical-analytical study the authors highlighted main principles in structuring the rehabilitation of problem children and adolescents, showed the directions of the latest research. These principles are described as social structures and may serve as basis for designing and later constructing required social-psychological and therapeutically-developing environments for problem children. These social structures are actively involved in shaping the child’s mental organization. They are expressed in the external social relations which can be described and later organized in a particular way to help a child to overcome the existing difficulties. These social relations can be described on different levels: microsocial (interpersonal relations) and macrosocial (different social groups and stratas, subcultures, mass social processes in the society). It allows to integrate the existing research in a cross-disciplinary field. In such systematic studies, one language can be used to describe difficulties of problem children as well as therapeutic environments most suitable for their correction. Thus, it opens up a new possibility to elaborate on project-oriented approach constructed on the basis of cultural-historical psychology.

Актуальность. В современных научных исследованиях по-прежнему отмечается разрозненно-атомистичное изучение проблем трудных детей, недостаточно скоординированное с социально-психологическими практиками помощи и коррекции.

Целью статьи является интеграция подходов к пониманию трудного ребенка с центральными практиками организации лечебно-психолого-педагогической помощи. Феномен трудного ребенка осмысливается в контексте разработки проектного подхода в культурно-исторической психологии. 

Метод. Использовался метод анализа исторически сложившихся взглядов к пониманию трудного ребенка в сочетании с изучением основных представлений об организации и конструкции практик лечебно-психолого-педагогической помощи. Исследование шло в направлении выделения общего в изучении различных групп трудных детей и различных практик.

Результаты и выводы. В ходе историко-аналитического исследования были выделены основные принципы построения реабилитации трудных детей и подростков, показаны направления современных разработок. Эти принципы описываются в виде определенных социальных структур, на основе которых могут выстраиваться и в дальнейшем специально проектироваться необходимые социально-психологические и терапевтически-развивающие среды для трудных детей. Это те социальные структуры, которые непосредственно формируют психическую организацию ребенка, они являются в начале всегда внешними социальными связями, которые поддаются описанию и в дальнейшем специально организованному с лечебно-коррекционными целями управлению. Такие социальные связи могут быть описаны на различных уровнях: микросоциальном (уровне межличностных отношений) и макросоциальном (уровне определенных социальных групп и страт общества, субкультур, массовых социальных процессов в обществе), что позволяет объединить соответствующие исследования в междисциплинарном пространстве. В таких системных исследованиях можно на одном языке описывать как отклонения и нарушения развития, имеющиеся у трудных детей, так и терапевтические среды, внутри которых осуществима оптимальная коррекция данных нарушений. В этом контексте открывается возможность дальнейшей разработки проектного подхода, выстроенного на основе культурно-исторической психологии.

Authors / Авторы: Бурлакова Н.С. ; Олешкевич В.И.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

The subject of this publication is the psychological analysis of the system of pedagogical correction (therapeutic pedagogy) developed by the famous Russian educator Vsevolod Petrovich Kashchenko, specialist in the field of education of difficult children. The author concentrates on some data of V.P. Kashchenko's scientific biography that are directly related to the opening of a unique medical and pedagogical institution in 1908 – a sanatorium-school for disabled children. It led to the emergence of a network of special institutions for children with developmental disabilities in the years to follow, especially in the Soviet period. 

The article analyzes the terms used by V.P. Kashchenko: “defective child”, “difficult child”, “special childhood”. The concept of “difficult child” was introduced by V.P. Kashchenko to denote a group of children with marked behavioral disorders and character traits that disrupt their successful socialization, and in particular cause problems in learning the curriculum, and often lead to asocial behavior in school years. Subsequently, the meaning of this term changed, but now it is used in a sense close to how it was regarded by V.P. Kashchenko. 

Methods. General characteristics of V.P. Kashchenko’s effective and practically proven system of education for children with behavioral disorders are given. An attempt is made to identify the psychological foundations of V.P. Kashchenko's pedagogical correction. The main principle is social conditioning of children's exclusivity, in particular difficult character traits, that are corrected by the complex system of methods developed by V.P. Kashchenko. The psychological analysis of V.P. Kashchenko's pedagogical system is based on the ideas of Russian scientists on the unity of education and development, the commonality of the laws of mental development of normal children and those with developmental disorders. 

Results. It is concluded that it is reasonable to refer to V.P. Kashchenko’s scientific heritage as a source of psychological and pedagogical information in the field of raising children with developmental disorders.

The article is dedicated to V.P. Kashchenko 150th anniversary celebrated this year. 

Предметом обсуждения данной публикации выступил психологический анализ системы педагогической коррекции (лечебной педагогики) известного отечественного педагога, специалиста в области воспитания и обучения трудных детей Всеволода Петровича Кащенко. Автор останавливается на некоторых данных научной биографии В.П. Кащенко, имеющих непосредственное отношение к открытию им в 1908 году уникального лечебно-педагогического учреждения – санатория-школы для дефективных детей, которое обусловило появление в последующие годы, и особенно в советское время, сети специальных коррекционных заведений для детей с нарушениями развития.

Методы. В статье анализируются используемые В.П. Кащенко термины: «дефективный ребенок», «трудный ребенок», «исключительное детство». Понятие «трудный ребенок» было введено В.П. Кащенко для обозначения группы детей, отличающихся выраженными нарушениями поведения и особенностями характера, тормозящими их успешную социализацию, и в частности, вызывающими проблемы в усвоении учебной программы, и нередко уже в школьные годы приводящими к асоциальным формам поведения. Впоследствии содержание этого термина менялось, но в настоящее время оно применяется в значении, близком к тому, каким виделось В.П. Кащенко. 

Далее дана общая характеристика разработанной В.П. Кащенко системы обучения-воспитания детей с нарушениями поведения, которая на практике доказала свою эффективность. Предпринята попытка выделения психологических оснований педагогической коррекции В.П. Кащенко и в качестве главного принципа назван принцип социальной обусловленности детской исключительности, в том числе трудностей характера, на коррекцию которых и была направлена разработанная В.П. Кащенко комплексная система методов. Психологический анализ педагогической системы В.П. Кащенко проводится с опорой на сложившиеся в отечественной науке представления о единстве обучения и развития, общности законов психического развития нормального ребенка и имеющего нарушения в развитии. 

Результаты. В заключение делается вывод о перспективности обращения к научному наследию В.П. Кащенко как источнику психолого-педагогических сведений в области воспитания детей с нарушениями развития.

Статья приурочена к отмечаемому в этом году 150-летнему юбилею В.П. Кащенко.

Authors / Авторы: Степанова М.А.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. The increase of children interest in entertainment TV programs, mobile applications and video games available on the internet causes a significant decrease in their physical activity: children get used to a sedentary or lying down lifestyle. The research problem lies in the contradiction that arises due tounderstanding of the positive effect of physical activity on the development of the regulatory functions of a preschooler, and a significant decrease in this activity in the digital conditions of the modern educational environment.The relevance and prospects of the study of the relationship between regulatory functions and physical activity of preschool children in new digital environment are not yet fully realized. 

The objective of the paper is to review the studies by foreign scientists in order to identify and describe relevant indicators of physical activity in preschool children interrelated with the main components of regulatory functions (inhibitory control, working memory, cognitive flexibility). 

Method. A theoretical review of research papers published over the past ten years (2010 –2020) on the subject of relationship of various physical activity indicators and regulatory functions in preschool children. 

Results. The paper provides a comparative analysis of studies conducted by foreign authors. It allows to reveal basic indicators of physical activity in children which are essential for the development of regulatory functions (sufficiency of physical activity; age-related appropriateness; the nature of physical activity; the form of physical activity arrangement), and particular indicators (the relationship of physical activity and regulatory functions in various sports, duration and intensity of physical activity, the availability of software for the development of physical activity in preschool children) as well. 

Conclusions. The review showed that the majority of the authors emphasized the significant role of basic physical activity indicators and their influence on regulatory functions. Aerobic exercises are the most effective in the development of regulatory functions in preschool children. Particular indicators are selected from the studies of the development of regulatory functions in specific sports (football, karate, yoga, mini-trampoline), and additional research on the duration and intensity of physical activity is needed.

Актуальность. Активизация у детей интереса к развлекательным телевизионным программам, к дополнительным приложениям мобильных средств, доступным в сети видеоиграм приводит к существенному снижению у них физической активности: дети привыкают к сидячему или лежачему образу жизни. Проблема исследования заключается в противоречии, которое возникает в связи с пониманием положительного влияния физической активности на развитие регуляторных функций дошкольника, с одной стороны, и существенным снижением этой активности в цифровых условиях современной образовательной среды, с другой стороны. Актуальность и перспективность исследования связи регуляторных функций и физической активности дошкольника в новых – цифровых – условиях осознана еще не до конца.

Цель работы: выделить и описать актуальные показатели физической активности детей дошкольного возраста, рассматриваемые зарубежными учеными, имеющие взаимосвязь с основными компонентами регуляторных функций (сдерживающим контролем, рабочей памятью, когнитивной гибкостью).

Метод. Теоретический обзор исследований за последние десять лет (2010–2020), посвященных изучению взаимосвязи различных показателей физической активности и регуляторных функций у детей дошкольного возраста. 

Результаты. В статье представлен анализ исследований зарубежных авторов, на основании которого выявлены базовые показателиразвития физической активности детей, значимые для развития регуляторных функций (достаточность физической активности; возрастная целесообразность; характер физической активности; форма организации физической активности) и частные показатели (взаимосвязь физической активности и регуляторных функций в различных видах спорта, длительность и интенсивность физической нагрузки, а также наличие программного обеспечения развития физической активности дошкольников).

Выводы. Обзор показал, что большинство авторов подчеркивают значимую роль базовых показателей физической активности и их влияния на регуляторные функции. Аэробные упражнения являются наиболее эффективными в развитии регуляторных функций у детей дошкольного возраста. Частные показатели выделены из исследований развития регуляторных функций в конкретных видах спорта (футбол, каратэ, йога, мини-батут) и нуждаются в проведении дополнительных исследований относительно длительности физической нагрузки, интенсивности физических упражнений.

Authors / Авторы: Твардовская А.А. ; Габдулхаков В.Ф. ; Новик Н.Н. ; Гарифуллина А.М.


Страницы: 1 2 3 4 5 ... 62 След.

There are new articles from the «Moscow University Psychology Bulletin»/ Новые статьи «Вестника Московского университета. Серия 14. Психология»

30.03.2015

We are glad to inform you that the new issue of the journal "Moscow University Psychology Bulletin" - 1, 2015 - was released. Carrent Issue: http://msupsyj.ru/en/articles/volumes/2015_1.php

Мы рады представить вам первый номер «Вестника Московского университета. Серия 14. Психология» за 2015 год. http://msupsyj.ru/articles/volumes/2015_1.php

There are new articles from the «National psychological journal»/ Новые статьи «Национального психологического журнала»

30.03.2015

We are glad to inform you that the new issue of the journal "National psychological journal" - 1(17), 2015 - was released. Carrent Issue: http://npsyj.ru/en/articles/volumes/17_2015.php

Мы рады представить вам первый номер «Национального психологического журнала» за 2015 год. http://npsyj.ru/articles/volumes/17_2015.php

About / О проекте New / Новое All material / Все материалы News / Новости Contacts / Контакты
© 2012 — 2021 Psychology. Online abstract digest of psychological sciences

/ ПСИХОЛОГИЯ. Реферативнй интернет-дайджест психологических наук