Articles / Статьи

RSS
Фильтр
Название:
Принята к публикации:
Keywords / Ключевые слова:
Keywords Plus / Дополнительные ключевые слова:
Автор(ы):
Основное место работы автора:
Страна:
Рубрикатор:
Тип публикации:
Название журнала или сборника:
Год публикации:
Возрастная категория:
DOI:
Язык публикации:
  

Реан А.А., Егорова А.В. Проявление подростковой агрессии в отношении учителя: распространенность, факторы, последствия, профилактика // Национальный психологический журнал. 2021. № 2 (42). С. 98–108. doi: 10.11621/npj.2021.0209

Rean, A.A., Egorova, A.V. (2021). Adolescent aggressiveness towards teacher: frequency, factors, consequences, prevention. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], 2 (42), 98–108. doi: 10.11621/ npj.2021.0209

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. The relevance of studying students’ aggressive behavior towards teachers lies in the fact that despite the ongoing discussion in society, modern research shows that this problem is not given enough attention.

The Objective. is to consider the students’ aggressive behavior towards teachers: to assess the prevalence of this problem, to analyze the background of students’ aggressive behavior towards teachers, and to assess the consequences of such behavior.

Design. The paper presents an analysis of foreign and Russian research on the problem of aggression towards teachers. In addition, attempts are made to find the causes of students’ aggressive behavior towards the teacher through the analysis of psychological theories. The article also offers recommendations for reducing and preventing aggression towards teacher on the part of students.

Research results. The indicators that demonstrate prevalence of aggression towards teachers raise the concern that this problem has negative long-term consequences for the lives of students, teachers and educational institutions. The use of psychological theories, models and concepts in explaining the reasons of aggression in the teacher’s direction on the part of students, allows not only to determine the reasons for aggressive behavior, but also to consider this problem at different levels of the educational process. The influence of school climate on the victimization of teachers was considered and recommendations were made for the implementation of preventive measures.

Conclusion. On the basis of the analysis conducted, the study presents possible directions for further study of this problem. In particular, it is necessary to study the prevalence of aggressive behavior towards teachers in Russian schools and to develop a set of preventive measures aimed at the elimination of aggression towards teachers.

Актуальность (контекст) тематики статьи. Актуальность проблемы проявления подростковой агрессии в отношении педагогов обусловлена тем, что, несмотря на ее широкое социальное звучание в обществе, современная база исследований показывает, что данной проблеме уделяется крайне мало внимания.

Цель: рассмотреть проявление агрессивного поведения в отношении учителей, а именно: оценить распространенность данной проблемы, проанализировать предпосылки, которые предшествуют проявлению агрессии в отношении учителей, а также оценить последствия подобного поведения.

Описание хода исследования. В работе представлен анализ зарубежных и отечественных исследований, посвященных проблеме агрессии в отношении учителя. Кроме того, предприняты попытки найти причины агрессивного поведения учащихся по отношению к учителю, посредством анализа психологических теорий. В статье также предложены рекомендации для снижения и профилактики агрессии со стороны учеников в отношении учителя.

Результаты исследования. Было показано, что показатели распространенности агрессии в отношении учителей во всем мире подчеркивают масштабы данной проблематики и вызывают обеспокоенность тем, что данная область имеет пагубные долгосрочные последствия для жизни учащихся, учителей и образовательных учреждений в целом. Установлено, что применение психологических теорий, моделей и концепций в объяснении причин проявлении агрессии в отношения учителя со стороны учеников, позволяют не только определить причины подобного поведения, но и помогают рассмотреть данную проблему на разных уровнях образовательного процесса. Также было рассмотрено влияние школьного климата на виктимизацию учителей и даны рекомендации по внедрению профилактических мероприятий.

Выводы. На основании проведенного анализа были представлены направления для дальнейшего изучения данной проблематики. В частности, отмечается необходимость исследования распространенности форм агрессивного поведения в отношении учителя в Российских школах и разработки комплекса профилактических мероприятий, направленных на борьбу с агрессией в отношении педагогов.

Authors / Авторы: Реан А.А. ; Егорова А. В.

Золотарева А.А., Аверина П.А., Тимошина А.Л. Психологические предикторы апатии в средней и поздней взрослости // Национальный психологический журнал. 2021. № 2 (42). С. 88–97. doi: 10.11621/ npj.2021.0208

Zolotareva A.A., Averina P.A., Timoshina A.L. (2021). Psychological predictors of apathy in the middle and late adulthood. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], 2 (42), 88–97. doi: 10.11621/ npj.2021.0208

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Apathy is one of the most common symptoms in the adulthood, however, its psychological predictors are still poorly understood.

Objective. This study was aimed to examine the psychological predictors of apathy in the middle and late adulthood.

Design. The sample consisted of 188 participants aged 50 to 83 years. This study is cross-sectional. Potential predictors of apathy (i.e., depression, subjective vitality, subjective happiness and satisfaction with life) were evaluated using multiple regression analysis. The diagnostic battery included the Zolotareva’s Apathy Scale and Russian-language versions of the Geriatric Depression Scale (GDS-SF), Subjective Vitality Scale (SVS), Subjective Happiness Scale (SHS), Satisfaction With Life Scale (SWLS), and Satisfaction Index for the Third Age-Short Form (LSITA-SF).

Results. Multiple regression analysis has shown that subjective vitality is a negative specific predictor of apathy in the middle adulthood, and depression is a positive universal predictor of apathy in both middle and late adulthood.

Conclusion. The findings can be used in the Russian gerontopsychology to prevent apathy in persons with depressive symptoms and a low level of subjective vitality.

Актуальность. Апатия является одним из наиболее распространенных симптомов взрослых людей, однако ее психологические предикторы до сих пор мало изучены.

Цель. Изучение психологических предикторов апатии в средней и поздней взрослости.

Описание хода исследования. В исследовании приняли участие 188 респондентов в возрасте от 50 до 83 лет. Исследование носило кросс-секционный характер. Потенциальные предикторы апатии (депрессия, субъективная витальность, субъективное переживание счастья и удовлетворенность жизнью) были оценены с помощью множественного регрессионного анализа. Диагностическая батарея содержала шкалу апатии А.А. Золотаревой, а также русскоязычные версии Гериатрической шкалы депрессии (Geriatric Depression Scale-Short Form), шкалы субъективной витальности (Subjective Vitality Scale), шкалы субъективного счастья (Subjective Happiness Scale), шкалы удовлетворенности жизнью (Satisfaction With Life Scale) и шкалы удовлетворенности жизнью для «третьего возраста» (Life Satisfaction Index for the Third Age-Short Form).

Результаты исследования. Множественный регрессионный анализ показал, что субъективная витальность является негативным специфическим предиктором апатии в средней взрослости, а депрессия является позитивным универсальным предиктором апатии как в средней, так и в поздней взрослости.

Заключение. Результаты настоящего исследования могут быть использованы в практике российской геронтопсихологии для превенции апатии у лиц с депрессивными симптомами и низким уровнем субъективной витальности.

Authors / Авторы: Золотарева А.А. ; Аверина П.А. ; Тимошина А. Л.

Канашов А.Е., Трусова А.В. Роль факторов семейного воспитания в формировании интернет-зависимого поведения у подростков // Национальный психологический журнал. 2021. № 2 (42). С. 76–87. doi: 10.11621/npj.2021.0207

Kanashov A.E., Trusova A.V. (2021) The role of family relationships in Internet addiction in adolescents. [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], 2 (42), 76–87. doi: 10.11621/npj.2021.0207

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. The significant expansion of the Internet over the past few decades has led to new public problems. A broad discussion of the development factors of Internet adduction helps to popularize the idea of the existence of an addictive risk, in particular in the adolescent’s population. The interpersonal characteristics of adolescents and family members can increase vulnerability to Internet addiction.

Objective. To analyze the characteristics of the family relations of adolescents in groups with different levels of Internet addiction.

Design. The study included 1,119 Internet users – 565 girls and 554 boys between 15 and 18 years of age studying in secondary school in Kopeysk, Chelyabinsk region.

Results. The split of the CIAS scale by final score allowed the sample to be divided into 3 subgroups: minimum, moderate and high risk/availability of IA (Internet adduction). There are significant differences in the way adolescents perceive the pedagogical practices of parents: participants with moderate risk of IA more often reported hostility (p < 0.001) and inconsistency (p < 0.001) on the part of the father, also characterized their mother as directive (p = 0.001), hostile (p < 0.001), inconsistent (p < 0.001) and critical (p = 0.010). The minimum risk group noted a more emotional relationship with the father (p = 0.024) and the mother (p = 0.005). In comparisons 1 and 3 the results repeated the inter-group differences of the first two groups, but with the exception of criticism, which was not significant. Groups 2 and 3 were distinguished by inconsistency (p < 0.001) and hostility (p = 0.018) on the part of the mother. Similar results were obtained in the construction of the correlation model. Through step-by-step regression analysis, factors that contribute most to the development of Internet addiction were determined – “Inconsistency (mother)” (p < 0.001).

Conclusion. The data show that there are some differences in the way in which parents perceive the pedagogical system in adolescents, with varying levels of Internet addiction.

Актуальность тематики исследования. Широкое распространение Интернета за последние несколько десятилетий влечет за собой новые проблемы и вызовы. Излишняя поглощенность онлайн-активностью в ущерб личностному и социальному функционированию может приводить к развитию интернет-аддикции (ИА) — относительно нового феномена, варианта нехимической зависимости. Особенно высокий аддиктивный риск в этом отношении отмечается в популяции подростков и молодежи. Характеристики внутрисемейных отношений могут быть как протективным фактором, так и фактором, повышающим уязвимость к формированию интернет-зависимого поведения у подростков.

Цель исследования. Проанализировать особенности восприятия взаимоотношений с родителями у подростков с разным уровнем выраженности интернет-зависимого поведения.

Описание хода исследования. В исследование было включено 1119 участников — пользователей Интерне- та — 565 девушек и 554 юношей в возрасте от 15 до 18 лет, обучающихся в общеобразовательных учреждениях г. Копейска, Челябинской области. Результаты исследования. Разделение по итоговому баллу шкалы интернет-аддикции Чена (CIAS) позволило разбить выборку на 3 подгруппы: минимальный (группа 1), умеренный (группа 2) и высокий риск/наличие ИА (группа 3). В сфере восприятия подростками отношений с родителями (шкала «Подростки о родителях», ПоР/ADOR) отмечаются значимые различия: участники с умеренным риском ИА чаще сообщали о враждебности (p < 0,001) и непоследовательности (p < 0,001) со стороны отца, также характеризовали свою мать как директивную (р = 0,001), враждебно настроенную (p < 0,001), непоследовательную (p < 0,001) и критикующую (р = 0,010). Наиболее благополучная группа минимального риска ИА отметила эмоционально близкие отношения с отцом (р = 0,024) и матерью (р = 0,005), по сравнению с этими участниками подростки с умеренным и высоким риском ИА отличались более высокими показателями непоследовательности (p < 0,001) и враждебности (p = 0,018) со стороны матери. По результатам корреляционного анализа были выделены следующие существенные взаимосвязи между выраженностью интернет-зависимого поведения и отношения со стороны родителей: «Враждебность» (отец), «Непоследовательность» (отец), «Фактор близости» (отец), «Директивность» (мать), «Враждебность» (мать), «Непоследовательность» (мать), «Фактор близости» (мать), «Фактор критики» (мать). При применении пошаговой линейной регрессии в модели остался только один фактор, вносящий наибольший вклад в развитие интернет-зависимого поведения — «Непоследовательность (со стороны матери)» (p < 0,001).

Заключение. Полученные в исследовании данные показывают наличие связи между семейными взаимоотношениями и признаками интернет-зависимого поведения у подростков. Наиболее важными факторами отношения со стороны родителей, связанными с риском ИА у подростков, оказались факторы непоследовательности и враждебности обоих родителей при более значительной роли взаимоотношений с матерью. Полученные данные могут быть использованы при проведении профилактических программ среди школьников и подростков, а также психологического просвещения родителей.

Authors / Авторы: Канашов А.Е. ; Trusova A.V. / Трусова А.В.

Лепшокова З.Х. Инклюзивные и эксклюзивные иден- тичности и контакты: роль ценностей и статуса этнической группы // На- циональный психологический журнал. 2021. № 2 (42). С. 61–75. doi: 10.11621/ npj.2021.0206

Lepshokova Z. Kh. (2021). Inclusive and exclusive identities and contacts: the role of values and status of ethnic group. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], 2 (42), 61–75. doi: 10.11621/npj.2021.0206

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Identity and contacts are often studied from the perspective of inherent conflict potential for intergroup relations leading to prejudice and exclusion in societies which contain groups with different ethnic status. Nonetheless, there are certain identification and interaction mechanisms that can potentially mitigate or cancel these harmful effects. These comprise inclusive contacts and identities, in particular the positive inclusive identities, which allow to unite the representatives of different groups. It is important to find out what determines these identities and contacts. Schwartz’s theory of individual values has great potential for explaining the personality determinants of identities positivity and the intensity of contacts.

Objective. The aim of the study was to examine the role of individual values and status of ethnic group in assessing the positivity of exclusive and inclusive identities, as well as in the intensity of exclusive and inclusive contacts among members of ethnic majority and minority groups.

Design. The study was conducted on a sample of an ethnic minority (Russians living in the North Caucasus) and on a sample of an ethnic majority (Russians living in Moscow). The total sample size is = 499 respondents. The individual values were measured using a portrait value questionnaire – PVQ-R (Schwartz et al., 2012); positivity of ethnic identity, positivity of civic identity, positivity of regional identity, intercultural contacts, monocultural contacts were measured using the appropriate methods from the questionnaire of the MIRIPS project (Mutual intercultural relations in plural societies) (Berry, 2017).

Results. The study found that (1) the values of Conservation underlie the positivity of exclusive ethnic and inclusive civic identities among members of the ethnic majority, (2) values of Openness to Change underlie exclusive monocultural contacts among ethnic minority and majority members, (3) values of Self-Enhancement underlie inclusive intercultural contacts among members of the ethnic minority.

Conclusion. The results of this study revealed the motivational foundations of exclusive monocultural and inclusive intercultural friendship, which were based on the values of personal focus among the Russian ethnic minority and majority members. At the same time, the values of social focus turned out to underlie the positivity of the exclusive ethnic Russian and inclusive civic Russian identity among the ethnic Russian majority members. The research results have a wide potential for further theoretical and practical application in the field of intercultural relations and their harmonization.

Актуальность. Идентичности и контакты в исследованиях порой рассматриваются через призму заложенного в них конфликтогенного потенциала для межгрупповых отношений, приводящих к предубежденности и эксклюзии, особенно в обществах, имеющих этнические группы с разным статусом. При этом существуют определенные механизмы, которые могут потенциально смягчить эти вредные эффекты. К ним относятся инклюзивные идентичности и контакты, позволяющие объединить представителей разных групп. В связи с чем, важно выяснить мотивационные основы данных идентичностей и контактов.

Цель исследования: изучение роли индивидуальных ценностей и статуса этнической группы в оценке позитивности эксклюзивной и инклюзивной идентичностей, а также в выраженности эксклюзивных и инклюзивных контактов у представителей этнического большинства и меньшинства.

Проведение исследования. Исследование проводилось на выборке этнического меньшинства (русские, проживающие на Северном Кавказе) и на выборке этнического большинства (русские, проживающие в Москве). Общий объем выборки 499 респондентов. Для измерения индивидуальных ценностей использовался портретный ценностный опросник PVQ-R (Шварц и др., 2012). Позитивность этнической, гражданской, региональной идентичностей, межкультурные контакты, монокультурные контакты измерялись с помощью соответствующих методик из опросника проекта MIRIPS (Взаимные межкультурные отношения в поликультурных обществах) (Berry, 2017).

Результаты. В исследовании установлено, что (1) ценности «Сохранения» лежат в основе позитивности эксклюзивной этнической и инклюзивной гражданской идентичностей у представителей этнического большинства, (2) ценности «Открытости изменениям» лежат в основе выраженности эксклюзивных монокультурных дружеских контактов, (3) ценности «Самоутверждения» лежат в основе инклюзивных межкультурных контактов у представителей этнического меньшинства.

Выводы. В исследовании раскрыты мотивационные основы инклюзивных межкультурных контактов русского этнического меньшинства. Ими оказались ценности индивидуального фокуса, выражающиеся в достижении социального успеха и высокого статуса. Ценности социального фокуса, выражающиеся в сохранении традиций норм, оказались в основе позитивного отношения к эксклюзивной русской и инклюзивной российской идентичностям у представителей русского этнического большинства. Результаты исследования имеют широкий потенциал для дальнейшего теоретического интегрирования ценностей и идентичностей, и практического применения в сфере гармонизации межкультурных отношений.

Authors / Авторы: Лепшокова З.Х.

Алексеев А.А., Рупчев Г.Е., Тхостов А.Ш. Нарушения планирования при шизофрении: потенциальная роль кратковременной памяти и внимания // Национальный психологический журнал. 2021. № 2 (42). C. 51–60. doi: 10.11621/npj.2021.0205

Alekseev A.A., Rupchev G.E., Tkhostov A.Sh. (2021). Planning disorders in patients with schizophrenia: potential role of short-term memory and attention, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], 2 (42), 51–60. doi: 10.11621/ npj.2020.0405

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Although planning disorders in schizophrenia are a fairly reliably established fact, the mechanisms of these disorders remain not fully clarified. Given the complex nature of planning, the presence of its disturbances can be influenced by disturbances of other mental processes.

Objective. Comparison of the links between planning, short-term memory, attention and abstract thinking in patients with schizophrenia and in normal.

Design. 50 patients with schizophrenia (14 females, age 34.92 ± 8.54; illness duration 8.34 ± 5.87) and 50 healthy volunteers (14 females, age 32.42 ± 7.26) were examined. Assessment included: Tower of London-Test (TOL-DX) for planning assessment; Benton’s test (BVTR) for short-term memory assessment; sub-test Similarity (from WAIS) for abstract thinking assessment; Schulte Tables for assessment of attention; Wisconsin Card Sorting Test to assess cognitive flexibility.

Results. Patients showed significantly worse results in all parameters, which indicates that patients have impairments in all assessed cognitive functions. The revealed relationships between planning and other cognitive processes in schizophrenic patients and healthy subjects were significantly different. In healthy subjects, the effectiveness of planning was found to be associated only with abstract thinking. At the same time, in patients with schizophrenia, associations were found between the effectiveness of planning and all the other cognitive processes (short-term memory, attention, set-shifting).

Conclusion. The preservation of planning in schizophrenia is associated with the preservation of other mental processes. Short-term memory and attention are necessary, but not sufficient conditions for the realization of the planning process.

Актуальность. Хотя нарушения планирования при шизофрении являются достаточно достоверно уста- новленным фактом, механизмы этих нарушений остаются не до конца проясненными. Поскольку планирование не является простым и однозначным процессом, учитывая его комплексный характер, значительную роль в его нарушениях могут играть когнитивные процессы, связанные с планированием.

Цель. Сравнение связей между планированием, кратковременной памятью, вниманием и абстрактным мышлением у больных шизофренией и в норме. Описание исследования. Обследовано 50 больных шизофренией (14, женщины; средний возраст: 34,92 ± 8,54 лет; продолжительность заболевания: 8,34 ± 5,87) и 50 здоровых испытуемых (14, женщины; средний возраст 32,42 ± 7,26 лет). Обследование включало: Tower of London Test (TOL-DX) для оценки планирования; тест Бентона (BVTR) для оценки кратковременной памяти; субтест «Сходство» (из WAIS) для оценки абстрактного мышления; таблицы Шульте для оценки внимания; Висконсинский Тест Сортировки Карточек для оценки когнитивной гибкости.

Результаты. Больные шизофренией показали значимое снижение по всем параметрам, что указывает на нарушения всех исследованных когнитивных функций. Выявлены специфические связи между планированием и другими когнитивными процессами у больных шизофренией в отличие от контрольной группы. У здоровых испытуемых эффективность планирования связана только с абстрактным мышлением, в то время как у больных шизофренией были выявлены связи между эффективностью планирования и всеми исследованными когнитивными процессами (кратковременной памятью, вниманием, переключаемостью между когнитивными установками).

Выводы. Обнаружены связи между сохранностью планирования при шизофрении и сохранностью других когнитивных процессов, при этом кратковременная память и внимание являются необходимыми, но недоста- точными условиями эффективной реализации процесса планирования.

Authors / Авторы: Алексеев А.А. ; Рупчев Г.Е. ; Тхостов А.Ш.

Гордеева О.В. Сравнение свободного описания и полу-структурированного интервью как методов изучения околосмертного опыта // Национальный психологический журнал. 2021. № 2 (42). С. 36–50. doi: 10.11621/npj.2021.0204

Gordeeva O.V. (2021). Comparison of free description and semi-structured interview as methods of studying near-death experience, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], 2 (42), 36–50. doi: 10.11621/npj.2021.0204

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance of the article. Without the use of the self-report method, it is impossible to study a number of psychological phenomena (for example, hallucinosis, the study of which allows us to understand the mechanisms of formation of perceptual, dream, mnestic, imaginative images). At the same time, the possibilities and limitations of two variants of the self-report method — an interview about the experience and its free description — are not sufficiently studied in psychology. Our work is devoted to the study of this issue by comparing the results obtained using both variants of the method of retrospective self-report. The material of this study was the near-death experience (NDE) — an altered state of consciousness experienced during a brush with death, including a specific pattern of psychological phenomena — elements of NDE or their components (including, in particular, hallucinosis), joined by the script of “journey to other world”.

The aim of our work was to study the differences in the frequency of mentioning certain NDE phenomena in the free description of this experience and when answering questions about these phenomena during interviews.

Description of the study. During the personal meeting, the Respondent first told about their NDE in a free form, then researcher asked him about the presence of a certain phenomenon in his NDE, based on a list of NDE elements/ components (37 questions). This elements/components were both interview items and independent parameters for subsequent analysis of the received protocols (45 protocols). For each phenomenon, a four-cell table was formed, which separately counted: 1) the number of cases of the phenomenon both in the free description and in the responses to interview questions; 2) the number of cases when the phenomenon was not spontaneously mentioned, but was detected during the interview, 3) the number of cases when the phenomenon was present in the free description, but the Respondent denied its presence in the interview, 4) the number of cases when the phenomenon was not spontaneously mentioned, and its presence was denied in the interview). To assess the significance of the differences between the data obtained in the free description and in the interview, we used the Gilford φ-coefficient of correlation, calculating for each phenomenon the critical (for p < 0.01 and for p < 0.05) and empirical values of the φ-coefficient.

Research results. First, a number of phenomena have been found that do not show significant differences (for p < 0.01) between the methods of free description and semi-structured interview: a sense of peace and calm; the appearance of unusual auditory sensations, a person’s understanding that he has died, an out-of-body experience (OBE), a dark tunnel, perception of the surrounding reality during OBE, seeing a bright light, meeting with it, meeting with others, visions of a different reality, a luminous being, a sense of unity, a review of life, a border or limit, a decision to return, a return. Second, the identified phenomena for which there are significant (p < 0.01) differences between the methods of free descriptions and semi-structured interview is — ineffability of NDE, its realness, its memorability, unwillingness to tell others about this experience, its transformative effects, the emergence of a new attitude to death and life after this experience, the disappearance of auditory sensations, transcendence, changes in experiences of time.

Summary. Thus, the limitations of the free description method depend on the specific material for which the method is used. When studying the frequency of occurrence of NDE phenomena, it is necessary to combine the method of free description with the interview method, which helps not only to detect the presence of the phenomenon itself, but also to clarify its content and to avoid cases of misinterpretation of what the researcher heard.

Актуальность статьи. Без использования метода самоотчета невозможно изучение целого ряда психологических феноменов. При этом возможности и ограничения двух вариантов метода самоотчета: интервью о пережитом опыте и его свободного описания в психологии недостаточно изучены. Поэтому нашу работу мы посвятили изучению данного вопроса посредством сравнения результатов, полученных с помощью обоих вариантов метода ретроспективного самоотчета. Материалом этого исследования стал околосмертный опыт (ОСО) — переживаемое в момент близости к смерти измененное состояние сознания, предполагающее специфический паттерн психологических феноменов.

Цель работы — исследование различий в частоте упоминания отдельных характерных для ОСО феноменов в свободном описании этого опыта и при ответе на вопросы об этих феноменах в ходе интервью.

Описание хода исследования. Во время личной встречи респондент сначала рассказывал о своем ОСО в свободной форме, затем его спрашивали о наличии определенного феномена ОСО, опираясь на перечень элементов/ компонентов ОСО (37 вопросов), выступавших одновременно и пунктами интервью, и независимыми параметрами последующего анализа полученных протоколов (45 протоколов). Для каждого феномена формировалась четырехклеточная таблица, в которой отдельно подсчитывались: 

  1. число случаев наличия феномена и в спонтанном рассказе, и при ответе на вопросы интервью;
  2. число случаев, когда феномен не был спонтанно упомянут, но был обнаружен в ходе интервью;
  3. число случаев, когда феномен присутствовал в спонтанном рассказе, но в интервью респондент отрицал его наличие;
  4. число случаев, когда феномен не был спонтанно упомянут, и в интервью отрицалось его наличие. Для оценки значимости различий между данными, полученными при свободном описании и в интервью, мы использовали φ-коэффициент корреляции Гилфорда, вычисляя для каждого феномена критическое (для p < 0,01 и для p < 0,05) и эмпирическое значения φ-коэффициента.

Результаты исследования. Во-первых, обнаружен ряд феноменов, при выявлении которых отсутствуют значимые (для p < 0,01) различия между изучаемыми методами: ощущение мира и покоя, появление необычных слуховых ощущений, понимание человеком того, что он умер, внетелесный опыт (ВТО), темный туннель, восприятие окружающей действительности во время ВТО, видение яркого света, встреча с ним, встреча с другими, видения иной реальности, светящееся существо, ощущение единства, обзор жизни, граница или предел, решение о возвращении, возвращение. Однако со стопроцентной вероятностью респонденты спонтанно рассказывают только о видении иной реальности. Во-вторых, выявлены феномены, для которых существуют значимые (p < 0,01) различия между методами свободного описания и полуструктурированного интервью, это — невыразимость ОСО, его реалистичность, запоминаемость данного опыта, нежелание рассказывать о нем другим, его трансформирующее воздействие, появление нового отношение к смерти и жизни, исчезновение слуховых ощущений, трансцендентный характер опыта, изменения переживания времени. О них люди практически никогда не рассказывают самостоятельно или делают это редко.

Выводы. Ограничения метода свободного описания зависят от конкретного материала, для исследования которого применяется этот метод. При изучении частоты встречаемости феноменов ОСО необходимо дополнять метод свободного описания методом интервью, который помогает не только обнаружить само наличие феномена, но и уточнить его содержание и исключить случаи неверной интерпретации услышанного исследователем.

Authors / Авторы: Гордеева О.В.

Васильева Е.Д. «Сохранение лица» — цель или средство? Социально-психологические характеристики концепции лица // Национальный психологический журнал. 2021. № 2 (42). С. 26–35. doi: 10.11621/ npj.2021.0203

Vasilyeva E.D. (2021). “Saving face” — means or goal of communication? Socio-psychological characteristics of face concept. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], 2 (42), 26–35. doi: 10.11621/npj.2021.0203

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. The concept of “face” appeared in scientific discourse in the middle of the last century and has since been used by researchers in the fields of communication studies, linguistics and psychology. Such a diversified approach to the study of this phenomenon leads to a number of disagreements in the understanding of its main characteristics and functions. The relevance of this review lies in the systematic analysis of face and facework, highlighting it as an independent subject of study and formulating problems for further research.

Objective. The purpose of this article is to analyze the relationship between the concepts of “identity”, “self-presentation” and “face”, as well as to identify the main characteristics and features of the process of saving face from the socio-psychological point of view.

Methods. Systemic and subjective approaches, comparative analysis method.

Results. “Face” is defined as a universal phenomenon of the individual and relational levels that cannot be considered independently of the object and context of communication. In addition, special attention is paid to the consideration of this concept as a component of intercultural communication. New research directions are outlined.

Conclusions. For further study of “face”, one needs a more detailed understanding of the factors influencing the face concerns and facework at the individual, situational and cultural levels. In addition, the concept of “face” can be viewed as a component of intercultural communicative competence.

Актуальность тематики статьи. Понятие «лицо» появилось в научном дискурсе в середине прошлого столетия и с тех пор используется исследователями в сферах коммуникативистики, лингвистики и психологии. Такой диверсифицированный подход к изучению этого феномена приводит к целому ряду разногласий в понимании его основных характеристик и функций. Актуальность данного обзора заключается в систематическом анализе понятия «лицо», выделении его как компонента межкультурной компетентности и формулировке проблем дальнейшего исследования.

Цель. Анализ соотношения понятий «идентичность», «самопрезентация» и «лицо», выявление основных характеристик и особенностей процесса «сохранения лица» с социально-психологической точки зрения.

Описание хода исследования. В работе проводится обзор литературы с помощью метода сравнительного анализа с применением системного и субъективного подходов. Выявляются основные характеристики и функции понятия «лицо». Приводится краткий обзор индигенного подхода к понятию «лицо», сравнение его с такими понятиями как идентичность и самопрезентация, анализируется операционализация этого понятия в рамках Теории поддержания лица (Face negotiation theory), предложенной С. Тинг-Туми. Особое внимание уделяется рассмотрению этого понятия как компонента межкультурной коммуникации.

Результаты исследования. «Лицо» определяется как универсальный феномен индивидуального и реля- ционного уровней, который не может быть рассмотрен независимо от объекта и контекста коммуникации. Сформулированы новые направления изучения этого феномена.

Выводы. Для дальнейшего изучения феномена необходимо более детальное представление о факторах, влияющих на выбор стратегии «сохранения лица» на индивидуальном, ситуативном и культурном уровнях. Кроме того, концепция «лица» может быть рассмотрена как компонент межкультурной коммуникативной ком- петентности.

Authors / Авторы: Васильева Е. Д.

Родионов Г.Я. Социальный капитал и аккультурационные ожидания принимающего населения: медиативная роль воспринимаемой угрозы (на примере г. Москвы) // Национальный психологический журнал. 2021. № 2 (42). С. 12–25. doi: 10.11621/npj.2021.0202

Rodionov, G.Ya. (2021). Social capital and acculturation expectations of host population: mediative role of perceived threat. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], 2 (42), 12–25. doi: 10.11621/npj.2021.0202

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Russia ranks fourth in the World in terms of the influx of migrants (of which 12 million currently live within the country). At the same time, the factors accompanying the process of acculturation can be quite different and lead to contradictions and conflicts between the groups. As far as migrants are concerned, the study of mediative role of the perceived threat in formation of acculturation expectation sremains an under researched topic in cross-cultural psychology.

Objective. The study is aimed at determining whether the perceived threat from migrants has a mediating effect on the relationship between social capital and the acculturation expectations of the host population towards migrants.

Design. The study was carried out in an online format by a questionnaire given to young adults living in Moscow (N = 214). The participants answered the questions that determined the level of trust, ethnic tolerance, perceived threat, and acculturation expectations.

Results. The results of the study revealed that the perceived threat (especially the cultural one) turned out to be a mediator of the connection between ethnic tolerance and acculturation expectations of “melting pot” and “exclusion”. In case of connection of the indicators of trust and ethnic tolerance with “segregation”, only the perceived physical threat played a mediating role. The role of ethnic tolerance has been confirmed in the above three acculturation expectations, while trust turned out to be significant only in the “segregated” models. The meditative role of the perceived threat in the relationship between the three indicators of social capital and the acculturation expectation of “multiculturalism” has been completely refuted.

Conclusion. The results of the research make it possible to determine the role of the perceived threat in acculturation attitudes and expectations towards migrants. The main limitation of this study is the fact that it took place only in Moscow. In the nearest future, it is planned to compare the results obtained in Russia from Russian-speaking test-groups with the results of other groups in other countries.

Актуальность. Россия занимает четвертое место в мире по притоку мигрантов. Факторы, сопровождающие процесс аккультурации, могут быть самыми разными и вести к межгрупповым противоречиям и конфликтам. Изучение медиативной роли воспринимаемой угрозы в контексте формирования аккультурационных ожиданий по отношению к мигрантам является, на данный момент, недостаточно изученной темой в кросс-культурной психологии.

Цель. Определить, имеет ли воспринимаемая угроза со стороны мигрантов медиативный эффект во взаимосвязи социального капитала и аккультурационных ожиданий принимающего населения.

Описание хода исследования. Исследование проводилось в онлайн-формате с использованием опросника. Участниками стали представители молодежи г. Москва (N = 214). Они отвечали на вопросы, определяющие уровень доверия, этнической толерантности, воспринимаемой угрозы и аккультурационных ожиданий по отношению к мигрантам.

Результаты исследования. Было выявлено, что воспринимаемая угроза (особенно культурная) оказалась медиатором связи этнической толерантности с аккультурационными ожиданиями «плавильный котел» и «исключение». В случае взаимосвязи показателей доверия и этнической толерантности с «сегрегацией» медиативную роль выполняла только воспринимаемая физическая угроза. Роль этнической толерантности подтвердилась в случае трех вышеперечисленных аккультурационных ожиданий, в то время как доверие оказалось значимым только в моделях с «сегрегацией». Медиативная роль воспринимаемой угрозы во взаимосвязи трех показателей социального капитала и аккультурационного ожидания «мультикультурализм» полностью опровергнута.

Заключение. Данные исследования позволяют определить роль воспринимаемой угрозы в аккультурации установках и ожиданиях по отношению к мигрантам. Главным ограничение данного исследования является тот факт, что проводилось оно только в Москве. В ближайшее время планируется сравнение результатов, полученных в России на русскоязычной выборке, с результатами других групп в других странах.

Authors / Авторы: Родионов Г. Я.

Хорошилов Д.А., Громова О.А. Восприятие пандемии и вакцинации в период «второй волны» коронавируса (по результатам глубинных интервью) // Национальный психологический журнал. 2021. № 2 (42). С. 3–11. doi: 10.11621/npj.2021.0201

Khoroshilov, D.A., Gromova, O.A. (2021). Perception of pandemic and vaccination in the period of COVID-19 “second wave” (on the basis of indepth interviews). National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], 2 (42), 3–11. doi: 10.11621/npj.2021.0201

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. The article reveals the prospects for a psychological research of the perception and experience of the Covid-19 epidemic and pandemic as a situation of deprivation and frustration of personal life space. The constitutive characteristics of living space — interactivity, heterogeneity, blurring the boundaries between private and public — makes it vulnerable (precarious) to radical social transformations, of which the epidemic and pandemic of the coronavirus has become the extreme expression.

Objective. The purpose of the theoretical and empirical study is to analyze the subjective attitude towards the pandemic and vaccination.

Design. The study was carried out in a qualitative design using the methods of semi-structured in-depth interviews and thematic analysis, a projective technique of directed verbal associations. The purposive sample of the study consisted of 50 people (25 men and 25 women, 18–70 years old). The interviews were conducted in winter, 2020–2021, during the “second wave” of the coronavirus and in spring, 2021 after the loosening of restrictive measures.

Results. A qualitative analysis of in-depth interviews made it possible to highlight the following topics:

  1. the discrepancy between the cognitive and affective levels of attitudes towards the pandemic situation (acceptance of the coronavirus as an element of everyday life and at the same time experiencing a radical breakdown of the usual way of life);
  2. a steady state of mental tension, which during the period of self-isolation limited the resources for maintaining professional activity, self-education and self-development;
  3. search for individual strategies for coping with this state in everyday life;
  4. the difficulties of resocialization when switching back from the self-isolation mode;
  5. distrust of official and unofficial sources of information, attitude towards the media as a key factor in provoking stress, fear and anxiety;
  6. spontaneous intergroup differentiation of vaccinated and unvaccinated;
  7. projection of the archetypal image of the trickster hero onto the vaccine.

Conclusion. Disorientation in the situation of uncertainty and transitivity provoked by the coronavirus pandemic actualizes the archaic mechanisms of socio-psychological defense, which can be considered confirmation of the theoretical hypothesis of irrationality as an integral property of human consciousness and modern society.

Актуальность тематики статьи. В статье раскрываются перспективы психологического исследования восприятия и переживания эпидемии и пандемии Covid-19 как ситуации депривации и фрустрации жизненного пространства личности. Конституирующие характеристики жизненного пространства современного человека: интерактивность, гетерогенность, стирание границ между частным и публичным делают его уязвимым (прекарным) перед радикальными социальными трансформациями, предельным выражением которых стала эпи- демия и пандемия коронавируса.

Цель теоретического и эмпирического исследования — анализ субъективного отношения к пандемии и вакцинации. Описание хода исследования. Исследование выполнено в качественном дизайне с использованием методов полуструктурированного глубинного интервью и тематического анализа, проективной методики направ- ленных вербальных ассоциаций. Целевая выборка исследования составила 50 человек (25 мужчин и 25 женщин, 18–70 лет). Интервью проводились зимой 2020–2021 года в период «второй волны» коронавируса и весной 2021 года после снятия ограничительных мер.

Результаты исследования. Качественный анализ глубинных интервью позволил выделить следующие проблемы:

  1. расхождение когнитивного и аффективного уровней отношения к пандемии — «принятие» коронавируса как элемента повседневности и одновременно переживание радикального слома привычного образа жизни;
  2. устойчивое состояние психической напряженности, которое в период самоизоляции ограничивало ресурсы поддержания профессиональной деятельности, самообразования и саморазвития;
  3. поиск индивидуальных стратегий совладания с этим состоянием в повседневной жизни;
  4. сложности ресоциализации при выходе из режима самоизоляции;
  5. недоверие к официальным и неофициальным источникам информации, отношение к медиа как к ключевому фактору провоцирования стресса, страха и тревоги; <
  6. спонтанная межгрупповая дифференциация «вакцинированных» и «невакцинированных»;
  7. проекция архетипического образа героя-трикстера на вакцину.

Заключение. Дезориентация в ситуации неопределенности и транзитивности, спровоцированная пандемией коронавируса, актуализирует архаические механизмы социально-психологической защиты, что можно считать подтверждением теоретической гипотезы об иррациональности как неотъемлемом свойстве сознания человека и современного общества.

Authors / Авторы: Хорошилов Д.А. ; Громова О. А.

Айламазьян А.М. Свободный танец как культурноисторическая практика импровизации. // Национальный психологический журнал. — 2021. — No 1 (41). — С 175-192. doi: 10.11621/npj.2021.0114

Ailamazjan A.M. (2021). Free dance as a cultural-historical practice of improvisation. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], 2021, (41)1, 175-192. doi: 10.11621/npj.2021.0114

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Plastic, expressive aspects of human behaviour remain underresearched by psychologists. The focus on practices of improvisation is determined by the fact that they show most vividly how expressive movement comes into being.

Objective. The aim of the study is to provide psychological analysis of improvised dance action, to identify the conditions of its generation. The hypothesis put forward concerns the formation of overall personal attitude that makes one ready to perform expressive movement in the context of musical-motional improvisation. It seems probable that the principles of movement organisation within free dance practices concern the formation of attitude that lets one perceive spontaneous, involuntary impulses to movement, changes of tonus and breath.

Design. The study is a piece of theoretic-psychological analysis of improvisation dance practice. In terms of methodological and theoretical basis the study relies on cultural-historical psychology and theory of action, as well as on N.A. Bernsteins conception of movement building. There theories allow to reconstruct the conditions of expressive movement generation in the context of musical-motional improvisation.

Results. The analysis performed has shown that the principles of movement organisation, the technical aspects of the practices studied are aimed at increasing the degree of freedom of movement. It allows to enhance the receptivity to spontaneous reactions and impulses and to widen the orientation within the context of musical-motional improvisation. It makes one move in a more meaningful way and to integrate the personality into improvisation.

Conclusions. Alongside with the practices of structured dances and reproductive approaches to mastering expressive movement, there are cultural-historical practices of improvisation dances. The analysis of such practices allows to single out psychological conditions and and peculiarities of movement organisation that make one generate spontaneous actions, find and try new objectives, plastic forms. Generation of spontaneous movement and musical-plastic improvisation are possible due to tuning up the whole human personality. Openness as personal attitude has its meaningful as well as motional component.

Актуальность исследования. Пластические, выразительные аспекты поведения человека остаются малоисследованными в психологии. Обращение к импровизационным практикам обусловлено тем, что в них в наиболее яркой форме представлен момент рождения выразительного движения.

Цель исследования: анализ импровизационного танцевального действия, выявление условий его порождения. Выдвинуты гипотезы о формировании целостной личностной установки как готовности к совершению выразительного движения в ситуации музыкально-двигательной импровизации и о том, что принципы организации движения в практике свободного танца направлены на формирование установки, позволяющей выслушивать рождающиеся спонтанные, непроизвольные побуждения к движению, изменения тонуса и дыхания.

Проведение и методы исследования. Работа представляет собой теоретико-психологический анализ практики импровизационного танца. Методологический и теоретический аппарат культурно-исторической психологии и теории деятельности, концепции построения движения Н.А. Бернштейна используются для осуществления реконструкции условий порождения выразительных движений в ситуации музыкально-двигательной импровизации.

Результаты исследования. Проведенный анализ показал, что принципы организации движения, технические аспекты практики направлены на увеличение степеней свободы движения. Это позволяет усилить чувствительность к спонтанным реакциям и побуждениям, а также расширить ориентировку в ситуации музыкально-двигательной импровизации. При этом обеспечивается осмысленность движений и целостное включение личности в импровизацию.

Выводы. Наряду с практиками структурированных танцев или репродуктивных подходов к овладению выразительным движением, существуют и культурно-исторические практики импровизационных танцев. В ходе анализа данных практик выделяются психологические условия и особенности организации движения, позволяющие порождать самостоятельные действия, находить и опробовать новые цели, пластические формы. Порождение спонтанных движений и музыкально-пластическая импровизация возможны вследствие настройки всей личности человека. Открытость как установка личности имеет как свой смысловой компонент, так и моторный.

Authors / Авторы: Айламазьян А.М.


Страницы: 1 2 3 4 5 ... 61 След.

There are new articles from the «Moscow University Psychology Bulletin»/ Новые статьи «Вестника Московского университета. Серия 14. Психология»

30.03.2015

We are glad to inform you that the new issue of the journal "Moscow University Psychology Bulletin" - 1, 2015 - was released. Carrent Issue: http://msupsyj.ru/en/articles/volumes/2015_1.php

Мы рады представить вам первый номер «Вестника Московского университета. Серия 14. Психология» за 2015 год. http://msupsyj.ru/articles/volumes/2015_1.php

There are new articles from the «National psychological journal»/ Новые статьи «Национального психологического журнала»

30.03.2015

We are glad to inform you that the new issue of the journal "National psychological journal" - 1(17), 2015 - was released. Carrent Issue: http://npsyj.ru/en/articles/volumes/17_2015.php

Мы рады представить вам первый номер «Национального психологического журнала» за 2015 год. http://npsyj.ru/articles/volumes/17_2015.php

About / О проекте New / Новое All material / Все материалы News / Новости Contacts / Контакты
© 2012 — 2021 Psychology. Online abstract digest of psychological sciences

/ ПСИХОЛОГИЯ. Реферативнй интернет-дайджест психологических наук