Articles / Статьи

RSS
Фильтр
Название:
Принята к публикации:
Keywords / Ключевые слова:
Keywords Plus / Дополнительные ключевые слова:
Автор(ы):
Основное место работы автора:
Страна:
Рубрикатор:
Тип публикации:
Название журнала или сборника:
Год публикации:
Возрастная категория:
DOI Number:
Язык публикации:
  

Сагова З.А., Донцов Д.А., Денисова К.И., Симонов В.Н. Оценка профессионально-обусловленных особенностей функционального состояния в связи с некоторыми характеристиками сна спортсменов // Национальный психологический журнал. – 2020. – № 3(39). – С. 75–93. doi: 10.11621/npj.2020.0300

Sagova Z.A., Dontsov D.A., Denisova K.I., Simonov V.N. (2020). Assessment of professionally determined features of the functional state in connection with some characteristics of athletes’ sleep. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], (13)3, 75–93. doi: 10.11621/npj.2020.0300

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. One of the main criteria of an athlete’s competitiveness and a condition for achieving high sports results is his ability to manage his functional state. Deterioration in functional state and decreased performance are often the result of an imbalance between sleep and wakefulness. The study of the features of the manifestation of sleep disorders in athletes is important not only for understanding the processes themselves, but also for the development of diagnostic procedures, preventive, corrective and rehabilitation programs.

The objective: to reveal the relationship between certain characteristics of sleep and the functional state of athletes. Method and sample. The relationship between the characteristics of sleep and the functional state of athletes was studied. The research program included diagnostics of the main components of the current functional state: well-being, activity, mood using the SAN method (Doskin et al.) as well as filling out a questionnaire with questions about the quantitative and qualitative state of sleep in athletes the night before. The sample consisted of 45 athletes – wrestlers and basketball players 17–19 years old. The collection of information took place before training sessions.

Research results. Difficulties with falling asleep on the eve of the examination had a negative impact on the mood and an integral indicator of the functional state of athletes, here was a tendency to a deterioration in well-being. A light and quick morning awakening is positively associated with high rates of well-being and activity, as well as with a moderate improvement in mood. Most of the subjects experienced difficulty waking up, which negatively affected the parameters of the functional state. Waking up during the night prevents the feeling of proper rest and reduces the activity of athletes. The results obtained by us are consistent with the results of studies of a number of specialists on this topic.

Conclusions. The study of the peculiarities of the functional state in connection with some characteristics of the sleep of athletes gives grounds to single out two factors as significant: difficulties with falling asleep at night and difficult awakening in the morning. The study is pilot, and therefore the results obtained should be considered as material for further work in this direction.

Актуальность тематики статьи. Одним из основных критериев конкурентоспособности спортсмена и условием достижения им высоких спортивных результатов является его способность управлять своим функциональным состоянием. Ухудшение функционального состояния и снижение эффективности деятельности часто являются следствием дисбаланса между сном и бодрствованием. Изучение особенностей проявления нарушений сна спортсменов важно не только для понимания самих процессов, но и для разработки диагностических процедур, профилактических, коррекционных и реабилитационных программ.

Цель: выявление связи определенных характеристик сна и функционального состояния спортсменов. 

Описание хода исследования. Исследовалась связь характеристик сна и функционального состояния спортсменов. Программа исследования включала диагностику основных составляющих текущего функционального состояния: самочувствия, активности, настроения с помощью методики САН (Доскина и др.), а также заполнение опросника с вопросами о количественном и качественном состоянии сна у спортсменов накануне ночью. Выборку составили 45 спортсменов – борцов и баскетболистов 17–19 лет. Сбор информации проходил перед тренировочными занятиями.

Результаты исследования. Трудности с засыпанием накануне обследования негативно отразились на настроении и интегральном показателе функционального состояния спортсменов, наблюдалась тенденция к ухудшению самочувствия. Легкое и быстрое утреннее пробуждение положительно связаны с высокими показателями самочувствия и активности и с умеренным улучшением настроения. Большая часть испытуемых испытывала трудности пробуждения, что отрицательно повлияло на параметры функционального состояния. Пробуждения в течение ночи препятствуют ощущению полноценного отдыха и способствуют снижению активности спортсменов. Полученные нами результаты созвучны результатам исследований ряда специалистов, выполненных по данной теме.

Выводы. Изучение особенностей функционального состояния спортсменов в связи с некоторыми характеристиками их сна дает основание выделить в качестве значимых два фактора: трудности с засыпанием ночью и тяжелое пробуждение утром. Исследование является пилотным, в связи с чем полученные результаты следует рассматривать как материал для дальнейшей работы в данном направлении.

Authors / Авторы: Сагова З.А. ; Донцов Д.А. ; Симонов В. Н.

Карпова Э.Б., Николаева Е.А. Негативные психоэмоциональные последствия пандемии COVID-19 в группе риска // Национальный психологический журнал. – 2020. – № 3(39). – С. 66–74. doi: 10.11621/ npj.2020.0310

Karpova E.B., Nikolaeva E. A. (2020). Negative psycho-emotional consequences of the COVID-19 pandemic in risk groups. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], 13(3), 66–74. doi: 10.11621/npj.2020.0310

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. The COVID-19 pandemic, along with a threat to somatic health and human life, poses a challenge to people’s mental health. The search for predictors of the negative consequences of the pandemic for the mental health is an urgent task for the psychological community.

Objective. to test the assumption that the psychological impact of a pandemic may be more significant for people with a potentially more severe course of the disease and an increased likelihood of death (representatives of the risk group), than that of the general population, and can be accompanied by more pronounced psychoemotional disorders.

Design. In the first two months after the introduction of restrictive measures for the COVID-19 epidemic, an online survey of the population was conducted on social networks using valid methods suitable for screening studies. We used a specially developed questionnaire and included psycho-diagnostic techniques in the “Google questionnaire” format. The study involved 449 people aged 12 to 82 years old, average age 30 years old, moda1 – 22 years old. The sample was divided into the main and control groups. The main group – the risk group – was 81 people, the size of the control group or the conventionally named “health group” – 368 people.

Results. It was revealed that the commitment to self-isolation is not associated with the respondents’ belonging to the risk group. Despite the discovered connection between belonging to the risk group and the fear of contracting coronavirus infection, psycho-emotional disorders at a statistically significant level of significance were more often diagnosed in the “health group” (45%), and 26% in the risk group. Among the members of the risk group, a high level of experience of loneliness is less common (1% versus 8% for the “health group”).

Conclusion. On the whole, the results showed a significant negative effect of the new conditions on the mental state of people. The hypothesis that people from the risk group turned out to be more susceptible to psycho-emotional distress during the period of self-isolation has not been confirmed. The most active part of the population appeared to be most vulnerable to distress. For them the current situation turned out to be frustrating to their usual needs.

Актуальность (контекст) тематики статьи. Пандемия COVID-19, наряду с угрозой соматическому здоровью и жизни людей, явилась вызовом их психическому здоровью. Поиск предикторов негативных последствий этого события в психической сфере является актуальной задачей психологического сообщества.

Цель: проверка предположения, что на людей с потенциально тяжелым течением заболевания и повышенной вероятностью летального исхода (представителей группы риска) психологическое влияние пандемии может быть более весомым, чем на основную часть населения, и сопровождаться выраженными психоэмоциональными нарушениями.

Описание хода исследования. В первые два месяца после введения ограничительных мер по поводу эпидемии COVID-19 в социальных сетях проведен онлайн-опрос населения с помощью валидных методик, подходящих для скрининговых исследований. Использовались специально разработанная анкета и включенные в нее психодиагностические методики в формате «Google-опросник». В исследовании приняли участие 449 человек в возрасте от 12 до 82 лет, средний возраст 30 лет, мода1 – 22 года. Выборка была разделена на основную и контрольную группы. Основную группу – группу риска составил 81 человек, численность контрольной группы или условно названной «группы здоровья» – 368 человек. 

Результаты исследования. Выявлено, что приверженность к самоизоляции не связана с принадлежностью респондентов к группе риска. Несмотря на обнаруженную связь между принадлежностью к группе риска и страхом заразиться коронавирусной инфекцией, психоэмоциональные нарушения на статистически достоверном уровне значимости чаще диагностированы в «группе здоровья» (45%, а в группе риска – 26%). Среди членов группы риска реже встречается высокий уровень переживания одиночества (1% против 8% у «группы здоровья»).

Выводы. В целом результаты показали значительное негативное влияние новых условий на психическое состояние людей. Не подтверждена выдвинутая гипотеза, что лица из группы риска оказались более подвержены психоэмоциональному дистрессу в период самоизоляции. Наиболее уязвимой оказалась самая активная часть населения, для которой сложившаяся ситуация оказалась фрустрирующей привычные потребности.

Authors / Авторы: Карпова Э. Б. ; Николаева Е. А.

Баранова В.А., Дубовская Е.М., Савина О.О. Образовательная среда в условиях пандемии COVID-19: новые вызовы безопасности. // Национальный психологический журнал. – 2020. – № 3(39). – С. 57–65. doi: 10.11621/npj.2020.0308

Baranova V.A., Dubovskaya E. M., Savina O.O. (2020). Educational environment amid COVID-19 pandemic: new security challenges. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], 13(3), 57–65. doi: 10.11621/npj.2020.0308

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. of the article is determined by the need to study educational processes and the educational environment in the situation of the COVID-19 pandemic in particular.

The objective of the study is to analyze the characteristics of the educational environment determined by the conditions of the COVID-19 pandemic and the requirements of self-isolation and distance learning, as well as psychological threats to the safety of the educational environment in these new conditions.

Design A study of to the security of the educational environment in a pandemic was conducted. These threats were identified in an exploratory study in the first month of the self-isolation regime (April 2020). We analyzed information provided by junior psychology university students (n = 31); teachers (n = 19) and psychologists of Moscow schools (n = 6); schoolchildren – pupils of 5–7 grades (n = 76) and parents of schoolchildren (n = 18). All information was collected remotely, provided on condition of anonymity and voluntariness. Discourse processing was carried out by the method of content analysis and thematic analysis with subsequent expert assessment. The chosen methodological plan of qualitative research allowed the use of individual experiences as indicators of mass consciousness for the analysis of collective states.

Results. It was revealed that the current situation created by the COVID-19 pandemic significantly changes the concept of «educational environment». The traditional characteristics of the school educational environment are complemented by factors resulting from the process of “expansion” and “shift” of the educational environment, on the one hand from the school environment to the home environment, and on the other hand from the offline format to the online format. The following new perspectives of the educational environment security defined by the situation of self-isolation are highlighted: distance learning; stay in a home environment, diminishing of direct communication; intensification of communication in the network; forced interaction with the immediate environment; the need to coordinate interaction between teachers and parents; the importance of Internet communication; dynamic processes in the family as in a small group, etc. Situations linked to the dynamics of family and interpersonal relationships, health, the physical environment at home, and the online format of the educational process cause the most important emotions in all participants of the educational process during self-isolation.

Conclusions. The program of activities of the educational support service in the school environment should be supplemented with experience and new practices of life in isolation. In a situation of «expanded» educational space and distance learning, educational policy is obliged, while leaving school a priority, to take into account the emergence of new priority subjects in the educational environment that require attention.

Актуальность тематики статьи определяется необходимостью исследования образовательных процессов, в частности, образовательной среды в ситуации пандемии COVID-19.

Целью исследования является анализ особенностей образовательной среды, определяемых условиями пандемии COVID-19 и требованиями самоизоляции и дистанционного обучения, а также психологических угроз безопасности образовательной среды в этих новых условиях.

Описание хода исследования. Проводилось исследование угроз безопасности образовательной среды в условиях пандемии, которые были выявлены в поисковом исследовании в первый месяц режима самоизоляции (апрель 2020 года). Анализировалась информация, предоставленная студентами младших курсов университета психологического профиля (п = 31), учителями (п = 19) и психологами московских школ (п = 6), школьниками – учениками 5–7 классов (n = 76) и родителями школьников (п = 18). Вся информация была собрана дистанционно, предоставлена на условиях анонимности и добровольности. Обработка дискурсов проводилась методом контент-анализа и тематического анализа с последующей экспертной оценкой. Выбранный методологический план качественного исследования позволяет использовать индивидуальные переживания в качестве показателей массового сознания для анализа коллективных состояний. Результаты. Выявлено, что современная ситуация, определяемая пандемией COVID-19, значительно изменяет понятие «образовательная среда». Традиционные характеристики школьной образовательной среды дополняются факторами, являющимися следствием процесса «расширения» и «смещения» образовательной среды за счет перехода, с одной стороны, из школьной в условия домашней среды; с другой – из оффлайн- в онлайн-формат. Выделены новые ракурсы проблемы безопасности образовательной среды, которые определяются ситуацией самоизоляции, характеризующейся дистанционным обучением, пребыванием в домашней среде, обеднением непосредственного общения, интенсификацией общения в сети, вынужденным взаимодействием с близким окружением, необходимостью координации взаимодействия учителей и родителей, значимостью интернет-коммуникации, динамическими процессами в семье как в малой группе и пр. Особо значимые переживания у всех участников образовательного процесса во время самоизоляции вызывают ситуации, связанные с динамикой семейных и межличностных отношений, здоровьем, физической средой дома, онлайн-форматом учебного процесса.

Выводы. Программа деятельности службы сопровождения образования в школьной среде должна быть дополнена опытом и новыми практиками жизнедеятельности в условиях изоляции. В ситуации «расширенного» образовательного пространства и дистанционного обучения образовательная политика обязана, оставляя в приоритете школу, учитывать появление новых приоритетных субъектов образовательной среды, требующих внимания.

Authors / Авторы: Баранова В.А. ; Дубовская Е. М. ; Савина О. О.

Леонова Е.В. Родители и дети в период изоляции: внешние и внутренние факторы взаимопонимания. // Национальный психологический журнал. – 2020. – № 3(39). – С. 48–56. doi: 10.11621/npj.2020.0307

Leonova E. V. (2020). Parents and children in time of isolation: external and internal factors of mutual understanding. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], 13(3), 48–56. doi: 10.11621/ npj.2020.0307

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. The introduction of quarantine measures related to the COVID-19 pandemic in the spring of 2020 has dramatically changed the format of social life leaving an imprint on social interactions within large and small groups. Moving school and college students to the distance education format and the employees of many enterprises to the remote format of work has brought changes both at the level of relationships within school teams and at the level of family relationships.

The objective of the study is to determine the external and internal factors of mutual understanding between parents and children during the period of isolation. 

Design. The sample consisted of 214 parents of schoolchildren living in the cities of the Central Federal District, mainly in the Kaluga Region. The survey was conducted online in April-May 2020 and used Google Forms. External stress factors (housing conditions, financial problems, the sufficiency of computer technology and the quality of Internet connection for remote work / study for all family members) as well as the degree of mutual understanding were studied using a questionnaire. To assess internal factors TIPI-RU, “SHPANA” (PANAS), Brief Cope questionnaires and a questionnaire of behavior style in conflict were used. 

Based on the results of the study a model for the indirect influence of external stressors (financial problems, the sufficiency of computer technology and the quality of Internet connection) on the mutual understanding of children and parents was developed. This influence is mediated by affective states, coping strategies and the style of behavior of parents in conflict. Such personal qualities of the parents as conscientiousness and emotional stability are also important. Mutual understanding between parents and children is facilitated by a positive emotional attitude of parents, their use of coping strategies such as positive reappraisal, planning, humor, acceptance, as well as styles of behavior in a conflict aimed at reconciliation and compromise.

Conclusions. The results of the study showed the need for a differentiated and individual approach to the study of the psychological reactions of the population to the situation of a pandemic and quarantine. Many families perceived the current situation as an opportunity to devote more time to communication and self-development, to the development of children and relationships. The results obtained may reflect the regional specifics – the study was carried out in cities with a less stringent (compared to Moscow) isolation regime during the quarantine period.

Актуальность. Ситуация, сложившаяся весной 2020 года вследствие введения карантинных мер, связанных с пандемией COVID-19, резко изменила формат социальной жизни, наложила отпечаток на социальные взаимодействия внутри больших и малых групп. Перевод школьников и студентов на дистанционный формат образования, а сотрудников многих предприятий на удаленный формат работы привнес изменения как на уровне взаимоотношений внутри школьных коллективов, так и на уровне семейных взаимоотношений.

Цель исследования – определение внешних и внутренних факторов взаимопонимания между родителями и детьми в период изоляции. Выборку составили 214 родителей школьников, проживающих в городах Центрального федерального округа, преимущественно в Калужской области. Обследование проводилось онлайн с использованием Google Forms в апреле-мае 2020 года. Внешние стрессогенные факторы (жилищные условия, финансовые проблемы, достаточность компьютерной техники и качество Интернет-связи для дистанционной работы/учебы всех членов семьи), а также степень взаимопонимания изучались с помощью анкеты. Для оценки внутренних факторов использовались опросники TIPI-RU, ШПАНА (PANAS), Brief Cope, опросник стиля поведения в конфликте.

По результатам исследования разработана модель опосредствованного влияния внешних стрессоров (финансовые проблемы, достаточность компьютерной техники и качество интернет-связи) на взаимопонимание детей и родителей. Это влияние опосредствуется аффективными состояниями, копинг-стратегиями и стилем поведения родителей в конфликте. Также важны личностные качества родителей: добросовестность и эмоциональная стабильность. Взаимопониманию родителей с детьми способствуют позитивный эмоциональный настрой родителей, использование ими таких копинг-стратегий как позитивная переоценка, планирование, юмор, принятие, а также стилей поведения в конфликте, направленных на примирение, компромисс.

Выводы. Результаты исследования показали необходимость дифференцированного и индивидуального подхода к исследованию психологических реакций населения на ситуацию пандемии и карантина: многими семьями сложившаяся ситуация была воспринята как возможность больше времени уделять общению и развитию себя, детей и взаимоотношений. Полученные результаты могут являться отражением региональной специфики – исследование проводилось в городах с менее жестким (по сравнению с Москвой) режимом изоляции в период карантина.

Authors / Авторы: Леонова Е. В.

Мелёхин А.И. Дистанционная когнитивно-поведенческая психотерапия вирусной тревоги, связанной с пандемией COVID-19. // Национальный психологический журнал. – 2020. – № 3(39). – С. 39–47. doi: 10.11621/npj.2020.0306

Melehin A.I. (2020). Remote cognitive behavioral therapy for viral anxiety associated with the COVID-19 pandemic. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], 13(3), 39–47. doi: 10.11621/ npj.2020.0306

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. The coronavirus pandemic has had a significant negative impact on the mental health of the population leading to an increase in anxiety disorders, depression, sleep disorders, eating disorders and alcohol abuse. This situation urgently demanded the introduction of a new method of providing psychological assistance, taking into account the inaccessibility of its full-time forms (“face to face”) in an epidemic.

The objective of the article is to acquaint Russian mental health professionals with the specifics of the application and the effectiveness of short-term distance cognitive-behavioral psychotherapy in minimizing viral anxiety associated with the coronavirus pandemic.

Results. The general specificity of conducting distance cognitive-behavioral psychotherapy in the context of the COVID-19 pandemic is described, its advantages and disadvantages are highlighted. The components of remote examination of the mental state of a patient with viral anxiety are described. The modules are presented and the effectiveness of the E.M. Anderson short-term protocol of cognitive-behavioral psychotherapy is shown. It is aimed at influencing the patient’s anxiety caused by the virus by minimizing dysfunctional strategies for regulating negative emotions (anxious rumination, catastrophization, health anxiety) and replacing them with more flexible ones (acceptance and responsibility, a sense of optimal awareness, a positive time perspective for the future, decatastrophization).

Conclusions. The available data show that in the digital age, the use of adapted distance protocols of cognitive-behavioral psychotherapy can be an effective tactic for reducing dysfunctional viral anxiety by promoting adaptive emotion regulation strategies, which has significant potential for improving public health in Russia.

Актуальность (контекст) тематики исследования. Пандемия коронавируса оказала существенное негативное влияние на психическое здоровье населения, что привело к росту тревожного спектра расстройств, депрессий, нарушений сна, расстройств пищевого поведения и злоупотребления алкоголем. Эта ситуация настоятельно потребовала внедрения нового способа оказания психологической помощи с учетом недоступности ее очных форм («лицом к лицу») в условиях эпидемии.

Цель: познакомить российских специалистов в области психического здоровья со спецификой применения и эффективностью краткосрочной дистанционной когнитивно-поведенческой психотерапии минимизации вирусной тревоги, связанной с пандемией коронавируса.

Результаты. Описана общая специфика проведения дистанционной когнитивно-поведенческой психотерапии в условиях пандемии СOVID-19, выделены ее преимущества и недостатки. Описаны компоненты дистанционного обследования психического состояния пациента с вирусной тревогой. Представлены модули и показана эффективность краткосрочного протокола когнитивно-поведенческой психотерапии Е.М. Андерсона, направленного на воздействие на вирусную тревогу пациента за счет минимизации дисфункциональных стратегий регуляции эмоции (тревожные руминации, катастрофизация, тревога за здоровье) и замены их более гибкими (принятие и ответственность, чувство оптимальной информированности, положительная временная перспектива будущего, декатастрофизация).

Выводы. Имеющиеся данные показывают, что в век цифровизации применение адаптированных дистанционных протоколов когнитивно-поведенческой психотерапии могут быть эффективной тактикой снижения дисфунциональной вирусной тревоги за счет продвижения стратегий адаптивной регуляции эмоций, что имеет значительный потенциал для улучшения общественного здравоохранения в России.

Authors / Авторы: Мелёхин А. И.

Агадуллина Е.Р., Белинская Е.П., Джураева М.Р. Личностные и ситуационные предикторы проактивного совладания с трудными жизненными ситуациями: кросс-культурные различия. // Национальный психологический журнал. – 2020. – № 3(39). – С. 30–38. doi: 10.11621/npj.2020.0304

Agadullina E.R., Belinskaya E.P., Dzhuraeva M.R. (2020). Personal and situational predictors of proactive coping with difficult life situations: cross-cultural differences. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], 13(3), 30–38. doi: 10.11621/npj.2020.0304

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. The characteristics and predictors of proactive coping still remain insufficiently studied topics in psychology. At the same time, the study of a person’s perception and assessment of possible future-related difficulties becomes more and more relevant in the context of accelerating social changes.

The objective of the research is to identify culturally specific and culturally universal patterns in the choice of proactive coping strategies, depending on the interaction of personal and situational determinants.

Design. The research was conducted in the form of an online survey involving students from Moscow (N = 311) and from Tashkent (N = 272) as respondents. Participants in the study consistently completed questionnaires to assess the preferences of various strategies of proactive coping, the level of general self-efficacy, the degree of tolerance to uncertainty, and the current experience of positive / negative affect.

Results. In the course of the study it was revealed that the previously adapted Russian-language version of the methodology of proactive coping strategies by E. Greenglass has cultural invariance. Comparison of respondents from Russia and Uzbekistan in terms of the severity of proactive coping strategies showed that Moscow respondents prefer strategies of seeking information and emotional support to a greater extent than Tashkent ones. Testing the model of interaction of situational and personal variables showed that it is the interaction of emotional state and self-efficacy that determines the preference for strategies of proactive, reflexive, preventive coping and strategic planning strategies both in Russia and in Uzbekistan. The interaction of tolerance to uncertainty with emotional state positively predicts only the preference for a proactive coping strategy in both samples and negatively predicts the choice of a strategic planning strategy among respondents from Uzbekistan.

Conclusion. The obtained results demonstrated more cultural versatility than cultural specificity in favoring different strategies for proactive coping. Two directions of further research are possible: conducting a meaningful analysis of the image of difficult situations from the point of view of both cultural specificity and cross-cultural invariance. The second direction is expanding the spectrum of the studied determinants of proactive coping, including possible social values and personal value orientations.

Актуальность. Особенности и предикторы проактивного совладания все еще остаются недостаточно изученной темой в психологии. При этом изучение восприятия и оценки человеком возможных, отнесенных в будущее трудностей становится все более актуальным в контексте ускоряющих социальных изменений.

Цель – выявить культурно-специфические и культурно-универсальные паттерны в выборе стратегий проактивного копинга в зависимости от взаимодействия личностных и ситуационных детерминант.

Описание хода исследования. Исследование проводилось в форме онлайн-опроса с привлечением в качестве респондентов студентов из Москвы (N = 311) и из Ташкента (N = 272). Участники исследования последовательно заполняли методики на оценку предпочтений различных стратегий проактивного совладания, уровня общей самоэффективности, степени толерантности к неопределенности и текущего переживания позитивного/негативного аффекта.

Результаты исследования. В ходе исследования было выявлено, что адаптированный ранее русскоязычный вариант методики стратегий проактивного совладания Е. Грингласс обладает культурной инвариантностью. Сравнение респондентов из России и Узбекистана по степени выраженности стратегий проактивного совладания показало, что московские респонденты в большей степени предпочитают стратегии поиска информационной и эмоциональной поддержки, нежели ташкентские. Проверка модели взаимодействия ситуационных и личностных переменных показала, что именно взаимодействие эмоционального состояния и самоэффективности определяет предпочтение стратегий проактивного, рефлексивного, превентивного совладания и стратегии стратегического планирования как в России, так и в Узбекистане. Взаимодействие толерантности к неопределенности с эмоциональным состоянием позитивно предсказывает только предпочтение стратегии проактивного совладания в обеих выборках и негативно – выбор стратегии стратегического планирования у респондентов из Узбекистана.

Заключение. Полученные результаты продемонстрировали больше культурной универсальности, чем культурной специфичности в предпочтении различных стратегий проактивного совладания. Возможны два направления дальнейших исследований: содержательный анализ образа трудных ситуаций с точки зрения и культурной специфичности, и кросс-культурной инвариантности, и расширение спектра изучаемых детерминант проактивного совладания, включение в них в качестве возможных социальных ценностей и персональных ценностных ориентаций.

Authors / Авторы: Агадуллина Е.Р. ; Белинская Е.П. ; Джураева М. Р.

Виничук Н.В. Выраженность жизнестойкости у молодых людей России и Израиля в ситуации самоизоляции периода распространения коронавируса. // Национальный психологический журнал. – 2020. – № 3(39). – С. 22–29. doi: 10.11621/npj.2020.0303

Vinichuk N.V. (2020). Severity of hardiness in young people in Russia and Israel in the situation of self-isolation of the period of prevaling coronavirus. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], 13(3), 22–29. doi: 10.11621/npj.2020.0303

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. The COVID-19 virus has created a global situation of unpredictability, uncertainty and crisis. Each person lived through the period of self-isolation in different ways. Hardiness, as well as belonging to a particular country plays an important role as a personal resource in this adaptation.

The objective of the study was a comparative analysis of the severity of hardiness in young people in a situation of self-isolation during the spread of coronavirus in Russia and Israel. We assumed as a hypothesis that the level of hardiness in Russia and Israel would be comparable, due to the approximately equal number of factors (in all their variety) of instability, especially in a situation of an additional distress factor – the COVID-19 pandemic.

Design. The research was carried out through Internet resources. The sample consisted of 40 people: 20 from Russia (8 men and 12 women) and 20 from Israel (10 men and 10 women). The age of the subjects ranged from 25 to 40 years (the average age of Russians is 29.1, the average age of Israelis is 31.8). Psycho-diagnostics of hardiness was carried out using S.Maddi’s Hardiness Test (translation and adaptation by D.A. Leontiev, E.I. Rasskazova).

Results. It was revealed that the general level of hardiness and its three separate components (“involvement”, “control”, “risk taking”) is slightly higher among young people in Israel than among citizens of Russia. Statistically significant differences (Uemp = 64 (Ucr = 114 at p ≤ 0.01; 138 at p ≤ 0.05) were found only in terms of “risk taking”.

Conclusions. The hypothesis that there are significant differences in the level of hardiness among young people living in Russia and Israel during the period of selfisolation was partially confirmed. The components of “involvement”, “control” and the general level of hardiness are just slightly higher in residents of Israel than those of Russia, but the component of “risk taking” is significantly higher in residents of Israel.

Актуальность (контекст) тематики статьи. Ситуация с вирусом COVID-19 создала мировую ситуацию непредсказуемости, неопределенности и кризиса. Каждый человек по-разному проживал период самоизоляции, в адаптации к которому важную роль играет жизнестойкость, как личностный ресурс, а также принадлежность той или иной стране.

Целью исследования стал сравнительный анализ выраженности жизнестойкости у молодых людей в ситуации самоизоляции периода распространения коронавируса в России и Израиле. Мы предположили, в качестве гипотезы, что уровень жизнестойкости в России и Израиле будет схож, ввиду примерно равного по числу, при всей их различности, факторов нестабильности, особенно в ситуации дополнительного дисстрессового фактора – пандемии COVID-19.

Описание хода исследования. Исследование проводилось через интернет-ресурсы. Выборку составили 40 человек: 20 из России (8 мужчин и 12 женщин) и 20 из Израиля (10 мужчин и 10 женщин). Возраст испытуемых составил от 25 до 40 лет (средний возраст россиян – 29,1, средний возраст израильтян – 31,8).

Психодиагностика жизнестойкости проводилась посредством Теста жизнестойкости С. Мадди (перевод и адаптация Д.А. Леонтьева, Е.И. Рассказовой).

Результаты исследования. Выявлено, что общий уровень жизнестойкости и его трех отдельных компонентов («вовлеченность», «контроль», «принятие риска») немного выше у молодых людей Израиля, чем у граждан России. Статистически значимые различия (Uэмп = 64 (Uкр = 114 при p ≤ 0.01; 138 при p ≤ 0.05) обнаружены только по показателю «принятию риска».

Выводы. Гипотеза исследования, о том, что нет существенных различий в уровне жизнестойкости у молодых людей, проживающих в России и в Израиле в период самоизоляции, подтвердилась частично. У жителей Израиля не намного выше компоненты «вовлеченность», «контроль» и общий уровень жизнестойкости и значимо выше компонент «принятие риска».

Authors / Авторы: Виничук Н. В.

Абэ Цунэюки, Раевский А.Е. Психологические особенности противодействия COVID-19 в Японии: маски и «дзисюку» (политика самоограничений). // Национальный психологический журнал. – 2020. – № 3(39). – С. 13–21. doi: 10.11621/npj.2020.0302

Abe Tsuneyuki, Raevskiy A.E. (2020). Psychological characteristics of Japanese attitude toward COVID-19: Sanitary masks and “jishuku” (self-restriction). National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], 13(3), 13–21. doi: 10.11621/npj.2020.0302

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance of the article. COVID-19 is a serious global problem, that humanity is facing today. Different countries provide various measures to confront the epidemic. But not only measures differ from country to country, but people’s attitude to this problem is also quite different. In Japan the number of victims is relatively low, and it can be suggested that several socio-psychological factors of the Japanese society underlie this phenomenon.

Aim of the current research is to describe psychological measures of confronting COVID-19 in Japan, and to analyze religious, cultural and psychological features of the Japanese people, that could predeterminate the effectiveness of measures conducted by the Japanese government to confront the epidemic. 

Course of the research. Current article is devoted to the two main features of Japanese policy confronting COVID-19: sanitary masks and self-restriction policy (jishuku).

The attitude of the Japanese people to the epidemic, and the measures conducted by the government are analyzed from psychological point of view. Also, basic social and psychological factors that supposedly helped to control the epidemic and the features of governmental policy in confronting COVID-19 are described.

Results. Important feature of the Japan’s anti-COVID-19 policy was an absence of strict measures suppressing individual freedom. But in spite of that, government’s appeal for the mask use and social distance was carefully followed by the people. It can be probably explained by a historically based tendency of the Japanese people to conduct themselves in accordance with the social rules, a daily habit of sanitary masks usage, and also a special attitude to cleanliness and hygiene.

Conclusion. Fight against COVID-19 requires systematic, coordinated and constructive approach, use of several scientific disciplines, human resources and technological solutions. Probably the Japanese experience in this problem would help international community to confront epidemic.

Актуальность (контекст) тематики статьи. COVID-19 – серьезная глобальная проблема, с которой столкнулось человечество. Разные страны вводят различные меры для борьбы с эпидемией. В зависимости от страны и региона, отличаются не только меры реагирования и борьбы c болезнью, но и отношение людей к этой проблеме. В Японии число заболевших находится на сравнительно невысоком уровне. Можно предполагать, что в основе этого лежат социально- психологические факторы японского общества.

Цель статьи – рассмотреть психологические особенности противодействия COVID-19 в Японии. Раскрыть религиозные, культурные и психологические особенности японцев, предопределившие успешность принимаемых правительством страны мер по борьбе с эпидемией.

Описание хода исследования. В статье рассматриваются две основные меры борьбы с болезнью в Японии: повседневное использование масок и самоограничение. С позиций психологической науки анализируется восприятие японским обществом проблемы коронавируса и предписанных властями мер борьбы с инфекцией. Выявлены основные социальные и психологические факторы, предопределившие низкий уровень заболеваемости в Японии и особенности принимаемых правительством страны мер по борьбе с коронавирусом.

Результаты исследования. Отличительной чертой японской борьбы с эпидемией является отсутствие строгих мер, ограничивающих свободу граждан. Тем не менее, призывы правительства к использованию масок, тщательному мытью рук и соблюдению социальной дистанции тщательно и охотно соблюдались японцами. Этому способствовали склонность японцев к поведению в соответствии с установленными социальными нормами, а также их лояльное отношение к ношению масок, к которому они привыкли, и исторически сложившиеся и религиозно обоснованное стремление к соблюдению чистоты тела.

Выводы. Борьба с COVID-19 требует системного, слаженного и конструктивного подхода, использования различных научных дисциплин, значительных человеческих ресурсов и технологических решений. Возможно, японский опыт и взгляд на эту проблему будут полезны и окажут помощь мировому сообществу в борьбе с этой болезнью.

Authors / Авторы: Абэ Ц. ; Раевский А.Е.

Бурлакова Н.С., Олешкевич В.И. Прикладная культурно-историческая психология перед вызовами современности. // Национальный психологический журнал. – 2020. – № 3(39). – С. 3–12. doi: 10.11621/ npj.2020.0301

Burlakova N.S., Oleshkevich V.I. (2020). Applied Cultural-Historical Psychology in Front of Current Challenges. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], 13(3), 3–12. doi: 10.11621/ npj.2020.030

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. The current situation of the pandemic and a number of other crisis situations in modern society have shown the insufficient development of the methodology of clinical psychology which for a long time has been focused on the study of various kinds of clinical groups, the creation of single techniques, individual correction and psychotherapy. As it turned out, such a multidisciplinary and mostly naturalistic organization of clinical psychology does not meet the problems that arise in the modern mass information society, in particular in crisis situations. The study shows that cultural-historical clinical psychology meets criteria of multiple challenges.

The objective of the article is to analyze the possibilities for the development of clinical psychology in a crisis situation of a pandemic, to compare the possibilities and ways of both traditional and cultural-historical psychology to respond to the challenges of new social and cultural realities. Our task in this research was to broadly present the main directions of development of clinical psychology with an orientation towards increasing compliance with the requirements of modern culture.

Results. A number of trends in the development of clinical psychology, its progress in the direction of cultural-historical clinical psychology are outlined. The possibilities of a shift from ascertaining studies to anticipatory and project ones are shown. This type of a shift means moving from the study of facts and data correlations to the study of cultural and historical mechanisms of the formation of disorders and psycho-techniques of corrective and preventive influence. The prospects for the move of culturalhistorical psychology in the direction from the receptive study of clinical groups to the control of the formation of patho-psychological phenomena in large social groups and information spaces are outlined.

Conclusions. A new field of methodological and ontological developments is presented with the aim of creating a systematic applied cultural-historical psychology that can actively and in anticipatory manner answer the questions of modern society and culture. The research has shown the possibility of involving this area of psychological science in solving urgent practical problems arising during the pandemic and other crisis situations.

Актуальность. Современная ситуация пандемии и целый ряд иных кризисных ситуаций в современном обществе показали недостаточную разработанность методологии клинической психологии, которая длительное время ориентировалась на изучение различного рода клинических групп, создание частных методик, индивидуальную коррекцию и психотерапию. Такая многопредметная и в большинстве своем натуралистическая организация клинической психологии, как оказалось, не отвечает проблемам, которые возникают в современном массовом информационном обществе, в частности, возникающим в кризисных ситуациях. Исследование показывает, что этим критериям удовлетворяет культурно-историческая клиническая психология.

Цель статьи – анализ возможностей развития клинической психологии в кризисной ситуации пандемии, сопоставление возможностей и способов реагирования как традиционной, так и культурно-исторической психологии на вызовы новых социальных и культурных реальностей. Свою задачу мы видели том, чтобы представить в основных чертах направления развития клинической психологии с ориентацией на все большее соответствие требованиям современной культуры.

Результаты. Намечен ряд тенденций развития клинической психологии, ее движения в направлении культурной-исторической клинической психологии. Показаны возможности сдвига от констатирующих исследований к предвосхищающим и проектным, от изучения фактов и корреляций данных к изучению культурно-исторических механизмов формирования расстройств и психотехник коррекционного и превентивного влияния. Обрисованы перспективы перемещения разработок в культурно-исторической психологии в направлении движения от рецептивного изучения клинических групп к контролю формирования патопсихологических явлений в больших социальных группах и информационных пространствах.

Выводы. Представлено новое поле методологических и онтологических разработок с целью создания системной прикладной культурно-исторической психологии, способной активно и предвосхищающим образом отвечать на вопросы современного общества и культуры. Показана возможность участия данного направления психологической науки в решении актуальных практических задач, возникающих в ситуации пандемии и аналогичных ситуациях.

Authors / Авторы: Олешкевич В.И. ; Бурлакова Н.С.

Литвинов В.Ю. Влияние СМИ на региональные образы России в общей картине мира молодежи. // Национальный психологический журнал. – 2020. – No 2(38). – С. 158–169.

Litvinov V.Yu. (2020).Impact of mass media in shaping the image of Russian region in the youth’s general worldview. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], (13)2,158–169.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Our understanding of the world is largely based on the image of the native state, i.e. 'a small homeland' that shapes the development of a person, and identifies their social identity. The development of the information society provides more and more powerful tools for the media to influence the recipient's view of the world and representations of the human society as a whole. A man has to get all the information about the territory of the rest of their country, except for'the small homeland', via the media content. This content is cropped up with stereotypes and leads to the disintegration of society. Therefore, it is important to study the features of such media influence, their strength and validity.

Objective is to study regional images of Russia among young people from different Russian regions, and to identify the media role in shaping of regional images and image of Russia as a whole.

Design. This pilot research has a limited sample. 30 recipients (Mage=22.6 years, SD=2.78; 11 males from 15 regions of Russia) took part in this research.

The methods included a survey and a series of detailed interviews, psycho-semantic scaling and projective methods. The psycho-semantic research assumed description of the following regional images: the North of Russia, Central Russia, the South of Russia, the Northern Caucasus, the Volga region, the Urals, Siberia, the Far East.

Results. It is shown statistically that participants of the research tend to evaluate their personal views differently from those that, they believe, are shaped through the media. The images generated by the media are rather positive and point mainly to the advantages of territories, not to mention their possible disadvantages. The majority of respondents have very little personal experience of interacting with Russian regions. Their understanding of regions mainly correspond to the regional images shaped through the media. Moreover, these images are stereotypes and highlight the emotional side. A categorical structure of the perception significantly differs in factor content from the structures shown in the study results of an integral image of Russia and separate states (Matveeva, 2010; Mitina, Petrenko, 2009). It has its own specific features and is not reduced in the aggregate to the overall image of Russia.

Conclusion. When building regional images and the overall image of Russia, the respondents focus on the moral evaluation which helps to construct their personal image, and then they go on with the representations shaped through the media. These image of Russian region differ from the overall image of Russia. The paper represents the results of a pilot study, therefore, the results can hardly be extrapolated to a wider sample, but they can be considered in further research.

Актуальность (контекст) тематики статьи. Представления человека об окружающем его мире во многом складываются на основании образов родной страны, «малой Родины», которые определили его становление как личности, сформировали его социальную идентичность. Современные информационные технологии создают все более мощные инструменты, которые средства массовой информации (СМИ) используют для формирования картины мира человека, его представления об обществе, стране, ее отдельных регионах. Нередко контент, предоставляемый СМИ, содержит основания для формирования негативных стереотипов, нерелевантных действительности образов тех или иных культур, народов, территорий, которые могут привести к дезинтеграции общества.

Цель работы: исследование особенностей восприятия региональных образов России у представителей молодежи из разных ее субъектов, определение роли
СМИ в формировании региональных образов и образа России в целом.

Описание хода исследования. Исследование пилотажное, поэтому имеет ограниченную выборку. Всего в нем приняло участие 30 молодых людей и девушек (Mage = 22.6 лет, SD=2.78) из 15 регионов России. В качестве методик были использованы опрос и углубленное интервью, психосемантическое шкалирование и проективная методика - своеобразный аналог «когнитивной карты». Психосемантическое исследование строилось на оценке следующих региональных образов: Севера России, Центральной России, Юга России, Северного Кавказа, Поволжья, Урала, Сибири, Дальнего Востока.

Результаты исследования. Статистически показано, что участники исследования склонны по-разному оценивать как свои собственные представления, так и те, которые, по их мнению, формируются СМИ. Формируемые СМИ образы имеют скорее положительный характер и указывают в основном на преимущества территорий, не упоминая об их возможных недостатках. Большинство респондентов имеют крайне малый собственный личный опыт, лежащий в основе знаний о различных регионах России. Их представления об особенностях регионов во многом соответствуют тем региональным образам, которые формируют СМИ. Причем, данные образы стереотипны и имеют один яркий полюс эмоциональной оценки. Категориальная структура восприятия регионов значимо отличается по факторному наполнению от структур, выявленных в результате исследования целостного образа России (Матвеева, 2010; Митина, Петренко, 2009).

Выводы. При построении региональных образов и образа России в целом молодежь отталкивается от нравственной оценки, с помощью которой они конструируют свой личный образ, и от представлений, которые формируют СМИ. Образы различных регионов страны отличаются от целостного образа России. Данное исследование является пилотным, поэтому полученные результаты неправомерно экстраполировать на более широкую выборку, их можно рассматривать как задел для дальнейшей работы в данном направлении.

Authors / Авторы: Литвинов В.Ю.

Нижельской В.А., Ковалева А.В., Панова Е.Н. Влияние представлений чувственно-ориентированных образов на параметры вертикальной позы и биоэлектрической активности головного мозга у актеров в процессе перевоплощения (пилотное исследование) // Национальный психологический журнал. – 2020. – № 2(38). – С. 148–157.

Nizhelskoy V.A.,Kovaleva A.V.,Panova E.N. (2020).Impact of perceiving sense-oriented images on the parameters of the vertical posture and brain activity in actors during method acting (pilot study). National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], (13)2,148–157.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Imagination is necessary to create a plastic image in the theatre, choreography, cinema, and aesthetic sports. There are studies of the psychophysiology of imagination in the process of artistic creation using EEG, fMRI, and stabilometric platform. However, comprehensive studies of method acting using objective quantitative methods have not become widespread.

The Objective of the study was to reveal the relationship between stabilometric and electrophysiological parameters in actors when imagining the two opposed objects, the tower and the jellyfish, while maintaining a vertical posture.

Design. The study was conducted over two days on 12 volunteers (4 males and 8 females aged 20-22), students of the Higher School of Performing Arts (K.Raikin Theater School). Asobjects for imagination and mental transformation the participants were o ered two images: a jelly sh and a high stable tower. The tasks for the actors were set in a randomized order. Participants were asked to complete the “Romberg Test” on a stabilometric platform (European feet position), and mentally represent a behaviour (movements, actions, emotions) that an actor could perform on a stage to show a given image. All actions had to be performed mentally only, while the original vertical position of the body should not be changed. Simultaneously, the multichannel EEG was recorded.

Results. The normalized index of the mechanical energy (Av) and the surface area of the centre of pressure uctuations (S) were significantly lower while maintaining a vertical posture in the process of representing the tower compared to the representation of the jelly sh (p <0.05, Wilcoxon Test). Other stabilometric parameters were also lower in the image of the tower but did not reach the level of signi cance (p> 0.05). As to EEG spectral parameters, the representation of the jelly sh compared to the tower was characterized by a signi cantly lower power frequency of 3-4 Hz in the right hemisphere, frequencies of 8-9 Hz in the anterior temporal leads symmetrically (except for Fp1 and Fp2), 11-12 Hz symmetrically except for the posterior leads (O1, O2, T5, T6), 12-13 Hz in the right hemisphere except for Fp1 and Fp2, and, nally, less high-frequency power of 20- 21 Hz on almost all leads (except Fp1 and Fp2), 24-25 Hz on the right (except Fp2) and frequencies above 24 Hz in both occipital leads (all p <0.01).

Conclusions. The results of the study suggest that the mental representation of the tower provides a more stable posture and reduced the physiological cost (energy consumption) of this process. There were also identified some differences in the central mechanisms (according to the EEG parameters) of maintaining a vertical posture with the mental representation of the two opposed images. The main di erences between the EEG in the image of the tower and the jelly sh were observed in the central and parietal leads, corresponding to the localization of the somatosensory cortex, vestibular areas, and the body scheme representation. The results of the study could be used to objectify the effectiveness of different programs of ideomotor training of actors.



Актуальность. На сегодняшний день известны исследования психофизиологических особенностей имажинации в процессе художественного творчества с использованием ЭЭГ, фМРТ, стабилоплатформы. Однако комплексные исследования процесса актерского перевоплощения этими методами пока не приобрели широкого распространения. В данном пилотном исследовании можно выделить психофизиологические основания актерского перевоплощения как объект исследования. В качестве предмета исследования рассмотрены аспекты влияния представления чувственно-эмоционального образа на двигательную активность в процессе актерского перевоплощения.

Целью настоящего исследования было определение характера влияния воображения на показатели целенаправленного физического действия и активность головного мозга на примере сохранения вертикальной позы актерами в условиях представления процесса перевоплощения в чувственно противоположно-ориентированные образы. 

Задачи исследования: сопоставить стабилометрические и электрофизиологические показатели, оценить их связь и характер системных перестроек при имажинациии вхождении в образ, оценить степень отождествления себя с этими образами.

Описание хода исследования. Исследование проводилось в течение двух дней на 12 добровольцах (4 юношии 8 девушек, возраст 20–22 года)–студентах Высшей школы сценических искусств (Театральная школа К. Райкина) г. Москва. В качестве объектов для перевоплощения участникам были предложены два образа: образ медузы и образ высокой устойчивой башни. Их описания были составлены на основе ряда синонимов и характеризовали чувственную противоположность этих объектов. Участникам предлагалось выполнять задания «проба Ромберга» на стабилоплатформе (европейская установка стоп), представляя движения и действия, которые актер мог бы производить на сцене, чтобы выявить заданный образ. Все действия должны были выполняться исключительно ментально, в воображении, сохраняя исходное вертикальное положение тела. Одновременно с выполнением заданий на стабилоплатформе проходила регистрация ЭЭГ.

Результаты исследования. В результате сравнения стабилометрических показателей испытуемых в образе медузы и образе башни оказалось, что нормированный индекс энергозатрат (Av) и площадь колебаний центра давления (S) достоверно ниже при поддержании вертикальной позы в процессе представления образа башни, по сравнению с представлением образа медузы (p<0.05 по непараметрическому критерию Вилкоксона).
Остальные показатели (индекс энергозатрат А и скорость перемещения центра давления V) также были ниже в образе башни, но уровня статистической значимости не достигали (p>0.05). Результаты статистического анализа влияния воображаемых образов на спектральные параметры ЭЭГ показали, что представление образа медузы, по сравнению с образом башни, характеризуется статистически значимо (p<0.01) меньшей мощностью частот 3–4 Гц в правом полушарии, частот 8–9 Гц в передне-височных отведениях симметрично (кроме Fp1 и Fp2), 11–12 Гц симметрично везде, кроме задних отведений (О1, О2, Т5, Т6), 12–13 Гц в правом полушарии кроме Fp1 и Fp2 и, наконец, меньшей мощностью высоких частот 20–21 Гц почти по всем отведениям (кроме Fp1 и Fp2), 24-25 Гц справа (кроме Fp2) и частот более 24 Гц в обоих затылочных отведениях.

Выводы. Мысленное представление образов башни и медузы при неизменном положении тела (положение стоя) оказывает влияние на стабилометрические показатели следующим образом: представление образа башни положительно влияет на устойчивость вертикальной позы и снижает энергозатраты этого процесса. Выявлены некоторые различия в центральных механизмах (по параметрам ЭЭГ) поддержания вертикальной позы при мысленном представлении различных образов. Основные различия между ЭЭГ в образе башни и медузы наблюдались в центрально-теменных отведениях, соответствующих локализации соматосенсорной коры, вестибулярных зон и представлениям о схеме собственного тела. Данное исследование носит пилотный характер, но оно может лечь в основу методов объективизации эффективности разных программ идеомоторных тренингов актеров.


Authors / Авторы: Нижельской В.А. ; Ковалева А. В. ; Панова Е.Н.

Собкин В.С. «Ах, «Бедная Лиза», Ах!» – опыт психологического анализа повести Н.М. Карамзина // Национальный психологический журнал. – 2020. – № 2(38). – С. 109-147.

Sobkin V.S. (2020) "Ah, Poor Liza, Ah!" – experience of psychological analysis of N.M. Karamzin’s story. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], (13)2, 109-147.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. It is a generally shared belief  that “Bednaya Liza” (1792; "Poor Liza") of N.М. Karamzin is a classic example of the Russian sentimental school. Actually it is not sufficient just to attribute this story to the particular genre. A careful reading of “Poor Lisa” we will appear to allow identifying basic, archetypal psychological mechanisms that determine the characteristics of modern artistic perception in a latent form. The work continues the line of psychological research on the interpretation of a literary text identified by L.S. Vygotsky as ‘reader's criticism’. A number of psychological techniques and hermeneutic methods of text analysis are used.

The Objective is to reveal explicit or implicit literary techniquesused by Karamzin, e.g. plot construction, speech and behaviour characters, description of the landscape, etc., and also to consider the psychological characteristics of the real behaviour of the characters, i.e. motives, affective reactions, behavioural norms, social expectations, moral and ethical assessments, worldview, etc.

Design. The paper provides an artistic and real analysis of the story used by the author to play two games with the reader. Both of them are played by the author and the reader simultaneously, where both artistic and real plains are combined on "one playing ground", i.e.  the ground of the literary piece, which making different combinations determine the reader's experience.

Results. A number of psychological phenomena are highlighted that are quite clearly manifested in the perception of the story "Poor Liza". The phenomena are compared with the text features and those artistic techniques that generate them. The issues concerning the study of authentic  psychological mechanisms, authentic artistic experience and eliciting their meaning when reading a story are considered. The author brings together the explanatory models and concepts used in philological and psychological works in order to clarify the genuine sentimental feelings

Актуальность Принято считать, что«Бедная Лиза» Н.М. Карамзина, написанная им в1792 году, является классическим образцом русского сентиментализма. Простого указания на своеобразие подобного жанра недостаточно. Возможно, что при внимательном прочтении «Бедной Лизы» мы сможем выявить какие-то базовые, архетипические психологические механизмы, которые в скрытой форме определяют особенности современного художественного восприятия. Работа продолжает линию психологических исследований по интерпретации литературного текста, которая определялась Л.С. Выготским как «читательская критика». При этом используются разные психологические техники и герменевтические приемы анализа текста.

Цель: раскрытьявно или не явно выраженные художественные приемы, которыми пользуется Карамзин (построение сюжета, речевые и поведенческие характеристики персонажей, описание пейзажа и др.), а также рассмотреть психологические особенности реального поведения героев (мотивы поступков, аффективные реакции, поведенческие нормы, социальные ожидания, морально-нравственные оценки, мировоззренческие позиции и др.). 

Описание хода исследования. В статье проведен своеобразный анализ повести, в котором учитываются два поля (художественное/реальное), на которых автором разыгрываются как бы две игры с читателем, две партии. Обе они проигрываются автором с читателем одновременно, где на «одной доске» (пространстве художественного произведения) совмещены оба поля (художественное/реальное), которые, перемежаясь в разных сочетаниях, и определяют особенность читательского переживания.

Результаты исследования. Выделен целый ряд разнообразных психологических феноменов, достаточно отчетливо проявляющихся при анализе восприятия повести «Бедная Лиза», они сопоставлены с особенностями текста, отмечены те художественные приемы, которые их порождают. Рассмотрены вопросы, касающиеся изучения своеобразия психологических механизмов художественного переживания и смыслообразования при чтении повести. Автором сведены воедино объяснительные модели и представления, используемые в филологических и психологических работах с тем, чтобы прояснить своеобразие сентиментального чувства.

Authors / Авторы: Собкин В.С.

Бухаленкова Д.А., Гаврилова М.Н., Айрапетян З.В., Семенов Ю.И., Тарасова К.С. Связь между игровыми предпочтениями в домашних условиях и развитием саморегуляции у детей дошкольного возраста // Национальный психологический журнал. – 2020. – № 2(38). – С. 99-108.

Bukhalenkova D.A., Gavrilova M.N., Airapetyan Z.V., Semenov Yu.I., Tarasova K.S. (2020). Relation between play preferences at home and self-regulation in preschool children. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], (13)2, 99-108.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Nowadays, the research of playing activity in the home environment is insufficient. Meanwhile, theoretical and empirical analysis has shown the importance of the play in the development of executive functions, and the results obtained in the study can be used as practical recommendations for preschool specialists and parents of senior preschool age children.

The Objective is to study the relationship between the components of executive functions and children preferences in the play and its duration at home.

Design. Children aged 5-6 years (N=163, 52% of males) and their mothers participated in the study. In the first stage, the development of the following components of executive functions in preschool children was assessed: inhibition, verbal and visual working memory and cognitive flexibility. Information on children's play preferences at home were obtained as a result of parents filling in a specialized questionnaire, which contained questions about the duration of play and its content.

Results. Analysis of play preferences revealed that the majority of preschool children in our sample have favorite toys (85%): males prefer games in constructing materials and transport, while females prefer puzzles and sets for creativity, as well as play with soft toys and dolls, and also pretending ‘family’ members games. It was found that girls successfully coped with tasks on cognitive flexibility, inhibition and verbal working memory than boys. The most preferable type of games for senior preschoolers are board games and active games, and also construction sets. Children who prefer constructing materials and transport were less successful at cognitive flexibility task than children who don't play construction games. Children who prefer soft toys and sets of figures perform a lower level of spatial working memory than children who prefer other kinds of games. Children who prefer to play board games have a higher level of inhibition. Children whose favorite character often changes were more successful in inhibition task than children who have one steady favourite character. 

Conclusion. The study showed that board games, puzzles, and playing with different subjects and pretending various characters have the most developing potential for older preschoolers. No differences in game duration depending on the level of development of executive functions were found. 

Актуальность тематики статьиВ настоящее время исследования игровой деятельности в домашних условиях являются малочисленными. При этом теоретический и эмпирический анализ показал значение игры в развитии регуляторных функций, а полученные в ходе исследования результаты могут быть использованы в качестве практических рекомендаций для специалистов дошкольной сферы и родителей детей старшего дошкольного возраста.

Цель. Изучение взаимосвязи компонентов регуляторных функций с предпочтениями ребенка в игре и ее продолжительностью.

Описание хода исследования. В исследовании принимали участие дети в возраст 5-6 лет (N= 163, 52% мальчиков) а также их мамы. На первом этапе была проведена диагностика развития компонентов регуляторных функций у дошкольников (сдерживающий контроль, слуховая и зрительная рабочая память и когнитивная гибкость). Информация об особенностях игры детей дома была получена в результате заполнения родителями специализированного опросника, который содержал вопросы о продолжительности игры и игровых предпочтениях детей в домашних условиях.

Результаты исследования. Анализ предпочтений в игрушках выявил, что у большинства дошкольников есть любимые игрушки (85%), при этом мальчики предпочитают игры в конструкторы и транспорт, а девочки предпочитают паззлы и наборы для творчества, мягкие игрушки и куклы, а также игры в «семью». Было установлено, что девочки успешнее справлялись с заданиями на когнитивную гибкость, сдерживающий контроль и слуховую рабочую память. Наиболее предпочитаемым видом игр у старших дошкольников являются настольные и подвижные игры, а также строительство. Дети, которые предпочитают конструкторы и машинки, хуже справлялись с выполнением задания на когнитивную гибкость по сравнению с детьми, кто не играет в конструирование. Дети, которые предпочитают мягкие игрушки и наборы фигурок, хуже удерживают в рабочей памяти расположение объектов, чем дети предпочитающие другие игры. Дети, которые предпочитают играть дома в настольные игры, успешнее справлялись с заданием на сдерживающий контроль. Дети, чей любимый герой часто меняется, также успешнее справлялись с методикой на сдерживающий контроль, чем дети, у которых есть один постоянный любимый герой. Не было выявлено различий в продолжительности игры в зависимости от уровня развития регуляторных функций.

Выводы. Исследование показало, что наиболее развивающим потенциалом для старших дошкольников обладают настольные игры, паззлы, а также увлечение разными сюжетами и персонажами. 

Authors / Авторы: Бухаленкова Д. А. ; Гаврилова М.Н. ; Айрапетян З.В. ; Тарасова К.С. ; Семенов Ю.И.

Солонченко С.С. Связь идентичности с образом семьи у выпускников закрытых учреждений // Национальный психологический журнал. – 2020. – № 2(38). – С. 85-98.

Solonchenko S.S. (2020). Relationship of identity with family image in graduates of closed institutions. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], (13)2, 85-98.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. The results of the contemporary research on the psychological characteristics of graduates of closed institutions indicate that adolescents who are brought up in closed institutions have distorted ideas about the family and range from idealized to supernegative. After their graduating from closed institutions, the ideas about the family lie in the basis for establishing their own family, resulting in graduates creating reliable family relationships, leading an asocial lifestyle, sending their children to the same institutions that they have graduated from. The study of the causes of family image distortions in adolescents left without parental care will allow us to work with the causes and,  render aid help graduates of closed institutions to shape a complete, structured family image and thus help them socialize in the human community.

The Objective. Research on the relationship between identity and family image among graduates of closed institutions. We assumed that there is a connection between identity, in terms of its components, and the family image of graduates of closed institutions.

Design. The paper analyzes personal identity and the family image in closed institution graduates, as well as the relationship between the components of identity and the family image of graduates of closed institutions.

Results. The hypothesis was confirmed. The personal identity in terms of structural components (the communicative ‘self’ and the material ‘self’) is associated with the image of the family in closed institution graduates.

Conclusions.The study revealed the need to study the relationship between the components of personal identity and family image.

Актуальность тематики статьиРезультаты современных исследований психологических особенностей выпускников закрытых учреждений свидетельствуют о том, что у подростков, воспитывающихся в этих учреждениях, представления о семье деформированы. Основываясь на них, бывшие подростки не умеют создать надежные семейные отношения, часто ведут асоциальный образ жизни и отдают своих детей в те же учреждения, выпускниками которых являются. Изучение причин деформации образа семьи у подростков, оставшихся без попечения родителей, позволит работать с этими причинами и помочь выпускникам закрытых учреждений сформировать полный, структурированный образ семьи. Это поможет им в их социализации в обществе.

Цель работы: исследование связиидентичности с образом семьи у выпускников закрытых учреждений. Мы предполагали, что такая связь существует.

Описание хода исследования. В статье проанализированы результатыисследования личностной идентичности и структурные особенности образа семьи выпускников закрытых учреждений. Рассмотрены психологические особенности развития подростков, оставшихся без попечения родителей. 

Описывается проведенное авторами исследование, выборку которого составили 68 респондентов – выпускники закрытых учреждений подросткового возраста (15–17 лет), имеющие опыт проживания в учреждении более 5 лет, являющиеся учащимися профессиональных образовательных организаций Белгородской области, находящиеся на полном государственном обеспечении. Среди них 33 девушки и 35 юношей. 

В исследовании были использованы следующие методики: методика «Кто я?» (М. Кун и Т. Мак-Партланд, модификация Т.В. Румянцевой), метод свободных ассоциаций и 21 факторный семантический дифференциал.

Результаты исследования. Выдвинутое нами предположение получило подтверждение. Подтверждено наличие связей между компонентами идентичности (социальное, коммуникативное, материальное и деятельностное «Я») и образом семьи у выпускников закрытых учреждений подросткового возраста. Коммуникабельного, направленного на общение подростка, имеющего опыт проживания в закрытом учреждении, не привлекают семейные отношения. Ощущение «братства» и «семейных уз», связывающее между собой воспитанников закрытых учреждений, переносится «во взрослую жизнь», где все становится общим, в том числе и бюджет семьи, если она создается. Если же у подростка материальная составляющая идентичности выражена слабо, друзья быстро теряют к нему интерес, «узы детдомовского братства» ослабевают и подросток имеет возможность сам строить свою дальнейшую, в том числе семейную жизнь. Понимание своей принадлежности к семье, своей роли в семейной иерархии, способствуют проявлению отзывчивости в семейных отношениях. Подростки, описывающие себя через интересы, хобби, навыки и пр., осознают значимость семейных ролей и способны качественно выполнять соответствующие им обязанности.

Выводы. Результаты исследования могут быть использованы для организации работы с подростками из закрытых учебных заведений, направленной на формирование у них правильного положительного образа семьи, усвоение ими социальных норм и ролей будущего супруга и родителя.

Authors / Авторы: Солонченко С.С.

Баулина М.Е., Варако Н.А., Ковязина М.С., Зинченко Ю.П., Микадзе Ю.В., Скворцов А.А., Е.В. Фуфаев Нейропсихологическая диагностика и реабилитация пациентов с нарушениями мышления при поражениях головного мозга различной этиологии // Национальный психологический журнал. – 2020. – № 2(38). – С. 75-84.

Baulina M.E., Varako N.A., Kovyazina M.S., Zinchenko., Mikadze Yu.V., Skvortsov A.A., Fufaeva E.V. (2020). Neuropsychological diagnostics and rehabilitation of patients with thinking disorders with brain lesions of various etiologies. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], (13)2, 75-84.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Neuropsychological diagnosis and rehabilitation are among the fundamental practical tasks facing a clinical psychologist in accordance with applicable legal documents. The modern rehabilitation system is a partnership between patients with brain injuries, their families and various specialists involved in the rehabilitation process. Sick patients and their family continue living in the society of other people, and they have to solve issues of social interaction in a new status and with new limited opportunities. Cognitive and emotional, psychological and behavioural problems are interconnected, and neuropsychological rehabilitation should be appeal to all these problems.

The Objectives of the paper are: analysing and generalization of diagnostic and rehabilitation experience accumulated in neuropsychological rehabilitation; identifying of quality criteria for neuropsychological diagnosis and rehabilitation of patients with impaired cognitive functions in brain injuries, which should be followed by a practicing clinical psychologist in the process of rehabilitation work.

Results. Based on the analysis of applied research and practical guidelines, the recommended diagnostic tools for identifying thinking disorders are presented, the main directions and methods of rehabilitation work with thinking disorders that have been shown to be effective, including the organization of the dynamics of thought processes, the organization of the operational side of thinking, the organization of the regulatory side of thinking.

Conclusion. The findings can sustain practical work of a clinical psychologist with patients with disturbed thinking and brain damage. The findings outline the main directions of diagnostic and rehabilitation work for the practicing psychologist.

Актуальность. Нейропсихологическая диагностика и реабилитация относятся к числу основополагающих практических задач, стоящих перед клиническим психологом в соответствии с действующими нормативно-правовыми документами. Современная система реабилитации – это партнерство между пациентами с повреждениями мозга, их семьями и различными специалистами, участвующими в реабилитационном процессе. Больной человек, его семья продолжают жить в обществе, и им приходится решать вопросы социального взаимодействия в новом статусе и с новыми, ограниченными, возможностями. Когнитивные и эмоциональные, психологические и поведенческие проблемы взаимосвязаны, и нейропсихологическая реабилитация должна учитывать все эти проблемы.

Цели: анализ и обобщение накопленного в нейропсихологической реабилитации диагностического и реабилитационного опыта, выделение критериев качества нейропсихологической диагностики и реабилитации пациентов с нарушениями когнитивных функций при повреждениях головного мозга, которыми следует руководствоваться практикующему клиническому психологу в процессе реабилитационной работы.

Результаты. На основании анализа прикладных исследований и практических руководств представлены рекомендуемые диагностические инструменты для выявления нарушений мышления, выделены основные направления и приемы реабилитационной работы с нарушениями мышления, показавшиесвою эффективность. Среди них организация динамики мыслительных процессов, организация операциональной стороны мышления, организация регуляторной стороны мышления.

Выводы. Представленный материал может служить опорой в практической работе клинического психолога с пациентами с нарушениями мышления при поражениях головного мозга. В материале обозначены основные направления диагностической и реабилитационной работы, о которых необходимо иметь представление практикующему психологу.

Authors / Авторы: Баулина М.Е. ; Варако Н.А. ; Ковязина М.С. ; Зинченко Ю. П. ; Микадзе Ю.В. ; Скворцов А.А. ; Фуфаева Е.В.


Страницы: 1 2 3 4 5 ... 57 След.

There are new articles from the «Moscow University Psychology Bulletin»/ Новые статьи «Вестника Московского университета. Серия 14. Психология»

30.03.2015

We are glad to inform you that the new issue of the journal "Moscow University Psychology Bulletin" - 1, 2015 - was released. Carrent Issue: http://msupsyj.ru/en/articles/volumes/2015_1.php

Мы рады представить вам первый номер «Вестника Московского университета. Серия 14. Психология» за 2015 год. http://msupsyj.ru/articles/volumes/2015_1.php

There are new articles from the «National psychological journal»/ Новые статьи «Национального психологического журнала»

30.03.2015

We are glad to inform you that the new issue of the journal "National psychological journal" - 1(17), 2015 - was released. Carrent Issue: http://npsyj.ru/en/articles/volumes/17_2015.php

Мы рады представить вам первый номер «Национального психологического журнала» за 2015 год. http://npsyj.ru/articles/volumes/17_2015.php

About / О проекте New / Новое All material / Все материалы News / Новости Contacts / Контакты
© 2012 — 2021 Psychology. Online abstract digest of psychological sciences

/ ПСИХОЛОГИЯ. Реферативнй интернет-дайджест психологических наук