Articles / Статьи

Gudzovskaya Alla A. (2016). Development of social maturity: inter- and intra-subject factors. Longitudinal study. / Гудзовская А.А. Интер- и интрасубъектные факторы становления социальной зрелости. Опыт лонгитюдного исследования. // Национальный психологический журнал. – 2016. – № 2(22). – С. 105-113.

Как отмечалось в первой части пу­бликации, проблема критериев и условий становления социальной зрелости личности является актуальной для общественного развития, стратегий развития образования, она вызывает ин­терес современной зарубежной и отече­ственной психологии. Особое внимание уделяется лонгитюдным исследованиям, позволяющим выявить типичные траек­тории развития тех или иных качеств человека. Лонгитюдное исследование дает возможность сравнить не только межгрупповые результаты, но и просле­дить динамику личностных изменений каждого отдельного участника, опреде­лить интраиндивидуальные пути станов­ления социальной зрелости.

Методы исследования

С помощью контент-анализа сочине­ний участников исследования была по­лучены количественные структуры, от­ражающая склонность каждого из них к использованию тех или иных категорий в тексте. Использование конкретной ка­тегории свидетельствует об актуально­сти ее содержания в репрезентации себя как человека. Разработка эмпирических критериев оценки социальной зрелости, представленных в тексте, строи­лись с опорой на существующий опыт использования контент-анализа други­ми авторами. Это исследования измене­ний образа «Я» (Т.Б. Карцева), Я-концеп­ции (Р. Бернс, М. Кун и Т. Макпартлэнд) и мировоззрения дошкольников (Д.Ф. Пе­тяева), анализ нравственно-психологи­ческих словарей (К.М. Романов), а так­же диагностика самосознания младших школьников (И.А. Спиридонова) и мо­тивационно-смысловой интенции (Ж. Нюттен, М.С. Мышкина, Е.А. Павлова, Г.З. Сураева,). Критерии оценки социальной зрелости, отраженные в тексте сочине­ния «Я человек», и подробные результа­ты первого этапа исследования изло­жены в монографии автора (Гудзовская, 2014).

Объем анализируемых сочинений ко­леблется от 14 до 151 слова у детей пе­риода начальной школы и от 13 слов до 713 слов в испытуемых в возрасте ран­ней взрослости. Интересной особенно­стью сочинений некоторых 25-летних участников исследования является нали­чие в них преамбулы, где автор объясня­ет обстоятельства, в которых он пишет это сочинение, или говорит о представ­ленности данной темы в философской литературе. Преамбула является интере­сным специфическим психологическим феноменом, она может быть интерпрети­рована как стремление человека отдалить необходимость писать на психологиче­ски сложную для него тему или как способ установления контакта с читателем, как возможность подчеркнуть собственную индивидуальность. Преамбулы сочинений не анализировались. Не разбивались по категориям, и их объем не учитывался при подсчете количества слов в сочинении.

При анализе текстов сочинений с точки зрения оценки отраженной в них социальной зрелости было выделено более 60 категориальных единиц, объ­единенных в 14 типов категорий. Представим восемь из этих типов категорий, ставших значимыми для нашего иссле­дования (после эмпирического назва­ния типа категории в скобках приведе­ны некоторые категориальные единицы этого типа и в кавычках даны примеры из сочинений взрослых):

  1. понятие «Человек» (биологическая сущность: «человек это живой орга­низм», социальная сущность: «лич­ность», «социальная единица»);

  2. идентичность (индивидуальность: «Я- интересный человек», социальная: «Я- человек», «Я-часть вселенной», «Я-пазл в огромной мозаике» и пр.);

  3. свойства человека (ценности: «чело­век наделен ценностями», разум: «че­ловек обладает разумом», мировоз­зрение, поступки, мотивация, цели, самость, эмоции, свое мнение недо­статки);

  4. люди (люди: представители разных профессий, «враги», «любители при­ключений» семья: «воспитывать де­тей», «замечательная семья»,);

  5. долг, обязанности (саморазвитие: «че­ловек должен заниматься развити­ем души», забота о близких: «уважать старших», «быть добрым», действовать на благо обществу);

  6. результаты активности человека (дела, поступки: «можно быть человеком и Человеком», «человек ошибается», «преодолевает трудности», «имеет от­крытое сердце», идеи);

  7. время (настоящее: «в наше время», прошлое: «история нашей планеты», «в юности мечтала», будущее: «после­дующее поколение»);

  8. возможности, способности человека (мыслить: «человек умеет мыслить», «мыслить абстрактно», ставить цели: «могу добиваться целей», способно­сти в сфере общения: «уметь любить людей», «чувствовать других», «оста­вить после себя полезное для окружающих»).

Подсчет категориальных единиц, со­держащихся в текстах сочинений, по­зволил получить для каждого сочинения количественную категориальную струк­туру, передающую предпочтения автора в использовании тех или иных ка­тегорий. Количественные данные были подвергнуты статистическому анализу. В качестве математического метода, по­зволяющего реализовать стоящую перед нами задачу выявления интраиндиви­дуального пути становления социаль­ной зрелости, выбран корреляционный анализ (коэффициент ранговой корре­ляции Спирмена), который основан на сравнении рангов разных показателей для одного и того же испытуемого. Мно­жественный корреляционный анализ между показателями первого и второго этапов исследования позволяет выявить значимые связи между выраженностью показателей в младшем школьном воз­расте и в возрасте ранней взрослости. Корреляционному анализу была подвер­гнута категориальная структура сочине­ний, которая существенно отличается у участников исследования из разных воз­растных групп.

В результате проведенного математи­ческого анализа получено большое коли­чество значимых корреляционных свя­зей между особенностями ментальной репрезентации себя как человека в раз­ном возрасте. Оказалось, что использо­вание ребенком тех или иных категорий при описании себя дает возможность прогнозировать особенности Я-концеп­ции его взрослого. Пять категорий дет­ских сочинений («назначение человека», «сущностные характеристики человека», «мнение», «качества личности», «вещи») дали наибольшее количество значимых связей с категориями сочинений того же автора во взрослом возрасте. Это катего­рии послужили основаниями для эмпирического выделения пяти интраиндиви­дуальных путей становления социальной зрелости. Условно их можно назвать: «Я для Общества», «Я для Семьи», «Я для Дела», «Я для Других», «Я для себя».

Индивидуальные пути становления социальной зрелости

Путь становления социальной зрело­сти «Я для Общества». В основе этого пути лежат представления первоклассника о назначении человека, смысле его жизни (категория «назначение человека»). Вось­милетние дети в сочинениях пишут: «че­ловек создан помогать (всем) людям делать добро», «счастье приносить людям», «расту для своей мамы», «чтобы земля не пустовала и не были одни динозавры», «живу, чтобы учиться», «живу для приро­ды», «живу для своего мира», «живу для своего здоровья», «живу, чтобы меня лю­били другие люди» и пр. Категория «на­значение человека» в этом возрасте явля­ется редкой. К ней обратились всего 7,5% обследованных детей. Но она оказалась наиболее насыщенной значимыми кор­реляционными связями, с категориями из сочинений взрослых (см. таблицу 1).

Таблица 1. Значимые коэффициенты корреляции между показателями частоты употребления категории «назначение человека» (8 лет) с частотой категорий из взрослых сочинений (25 лет).

Категории из «взрослого» сочинения

r S

р

Свойства человека, в том числе:

- ценности, свои правила жизни

0,527

0,01

- свое мнение

0,400

0,05

- мировосприятие, накопленный опыт

0,814

0,001

- поступки, действия

0,449

0,01

- мотивация, нужды,

0,373

0,05

- цели

0,462

0,01

Обязанности долг, в том числе:

0,461

0,01

- саморазвитие

0,438

0,05

- забота о близких

0,397

0,05

- действовать на благо обществу

0,632

0,001

Корреляционные связи свидетельст­вуют о том, что употребление катего­рии «назначение человека» в младшем школьном возрасте значимо связано с употреблением в сочинениях взрослых авторов категорий «мировосприятие» (0,814), «долг – действовать на благо об­ществу» (0,631), «ценности» (0,527) и др. Если в первом классе ребенок имеет не­которые представления о смысле жизни, назначении человека, то последующие его представления о себе, как о челове­ке, будут значимо связаны с категория­ми «свойства человека» и «обязанности и долг». Представитель этого пути ста­новления социальной зрелости считает определяющим для понимания челове­ческой сущности наличие таких харак­терных особенностей, как «мировосприятие», «ценности», «собственное мнение», «поступки», «цели». У него есть свои пред­ставления о долге человека, компонента­ми которого, по его мнению, являются «необходимость развития души», «отзыв­чивость и забота о близких», «действия на благо обществу». Выявленная направлен­ность личности соответствует описанию В.С. Мухиной «личностного в человеке»: «Это постоянная озабоченность пробле­мами человечества, постоянная обращен­ность на себя с точки зрения требований личности: «Кто я?», «Что должен успеть сделать в жизни для себя, для других, для человечества?» (Мухина, 1989, С. 118). Аналогичную мысль М.М. Пришвин вы­разил следующим образом: «Некоторые говорят, что нужно жить для себя, другие учат жить для ближних, а я думаю, каждо­му следует найти такую точку примене­ния сил, чтобы жизнь для себя сама собой выходила жизнью для ближних, для даль­них, для всех» (Пришвин, 2015, С. 109).

Приведем сравнительный пример текстов сочинений, написанных Светла­ной С. в 8 лет и в 25 лет. Сочинения ил­люстрируют путь становления социаль­ной зрелости «Я для Общества».

Я человек.

Я – человек!

Я человек это значит, что я живу для своего мира. Я часть своей планеты. Я человек, который любит ездить на природу. Я человек вселенной. Я человек, который любит сво­их родителей. И еще я очень люблю всякие ягоды, потому что у них есть витамины.

Я – человек! Я живу на планете, название которой – Земля! Меня окружает невероятное количе­ство отличных от меня живых организмов: животные, птицы, растения – я чувствую себя частью этой уникальной природы. Но человеку выдано гораздо больше полномочий, относительно все­го остального живого! Мы можем изменять и совершенствовать, а порой и губительно влиять на окружающую нас среду, что не может не разочаровывать! Мы – люди – существа разумные. Вот истина. Но порой наши поступки не отвечают данной истине. Мы умеем мыслить и прямо ходить на двух ногах, умеем созидать и разрушать, но до конца никто из нас не знает свое предназначение! Человек – часть огромной бездонной вселенной!

В этих сочинениях отчетливо про­слеживается удивительное сходство мо­тивационно смысловой направленности автора, несмотря на наличие 18-летнего периода, разделяющего два текста: «живу для своего мира» – «знать свое предназ­начение»; «я часть своей планеты», «часть вселенной» – «живу на планете Земля», «часть вселенной»; «человек, который любит ездить на природу» – «чувствую себя частью уникальной природы». Та­кое сходство сочинений характерно для многих участников исследования.

Подводя итоги анализа индивидуаль­ного пути становления социальной зре­лости «Я для общества», можно отметить, что здесь социальная идентичность «Я- человек» интериоризована, она воспри­нимается через понимание собствен­ной активности (субъектности) в сфере отношений (ценности, мнение, цели). Человек ставит перед собой задачи са­моразвития, заботы о близком окруже­нии и о широких общностях, в которые включен. Таким образом, представите­лям этой позиции понятна мысль о вза­имосвязи изменений, как фундамен­тальной характеристики социального поведения: «изменение влечет за собой изменение социального окружения, «изменяя себя, индивид изменяет социаль­ную среду, изменяя ее, он изменяется сам» (Андреева, 2013, С. 42). Этот путь отражает наибольшую полноту социаль­ной зрелости личности по сравнению с другими выявленными нами путями ста­новления.

Путь становления социальной зре­лости «Я для Других». В основании это­го типа пути лежит категория «качества личности». В детских сочинениях кате­гория «качества личности» представлена следующими выражениями: «честный», «не врет», «человек (очень) хороший», «не жадина», «хитрый», «талантливый», «я человек еще не с большой буквы», «не выношу, когда на меня кричат», «застав­ляю себя заниматься», «отношусь к иг­рушкам, как к живым» и т.д.

Описанию этого типа созвучна идея Г.Э. Белицкой о том, что «осознание себя в качестве субъекта обогащает внутрен­ний мир и укрепляет жизненные силы человека, который становится способен не только устоять в трудностях, но и по­мочь другим» (Белицкая, 1994, С. 27).

Содержание корреляционных связей, характерных для пути становления со­циальной зрелости «Я для Других», гово­рит о том, что, если человек в детском возрасте замечает в себе или в других индивидуальные поведенческие черты и понимает, что люди различаются ка­чествами личности, то он вырастает во взрослого человека, для которого акту­альна индивидуальность человека, его возможность быть самим собой (0,432). Для него продолжает оставаться значи­мой сфера общения и коммуникации (0,572), важными, характеризующи­ми человека он считает дела, поступки (0,443). Родовая человеческая сущность для человека, развивающегося по это­му пути, предстает не через социальную идентификацию с ним, а через обобще­ние, абстрагирование, знание (катего­рия «понятие Человек» – 0,394).

Таблица 2. Значимые корреляционные связи частоты употребления категории «качества личности» с частотой категорий из взрослых сочинений.

Категории из «взрослого» сочинения

r S

р

Возможности, способности человека, в том числе:

- сфера общения

0,572

0,001

Результаты активности человека, поступки, в том числе:

- дела, поступки, ответственность за реализацию планов

0,443

0,05

Понятие «Человек»

0,394

0,05

Идентичность, в том числе:

- Индивидуальность

0,432

0,05

Значимая для этого пути становле­ния социальной зрелости сфера обще­ния представлена в текстах сочинений 25-летних людей следующими выраже­ниями: «уметь любить», «способность понимать других», «сострадать», «спо­собность разговаривать», «человек мо­жет играть разные социальные роли», «стремиться помогать окружающим лю­дям». Здесь социальный мир человека предстает в виде отдельных конкретных людей, которые воспринимаются как со­беседники, их можно понимать, любить, им можно помогать.

Тексты сочинений, написанных Ксе­нией Д. в 8 и в 25 лет, иллюстрируют путь становления социальной зрелости «Я для Других».

Я – человек.

Я человек.

Я человек у меня есть глаза, голова, нос, губы, тело, шея, руки, ноги… А самое хорошее во мне – душа! Я девочка. Я могу прыгать, играть, петь. У меня есть друзья. Они хорошие. И самое главное, они верные. Мне нравятся уроки: музыка, рисование, этика, физкультура, чтение. Я увлекаюсь чтением. Я много узнала из книг.

Я чувствую, люблю, желаю, переживаю. Я лю­блю свою семью и своих друзей. Люблю при­роду, море и горы. Мне нравится быть сво­бодной. Я человек – и это великая роскошь.

Я люблю игрушки и отношусь к ним как к живым, я люблю животных…

Но больше всех на свете я люблю маму и папу! У меня есть сила воли. Я заставляю себя долго за­ниматься музыкой, час или полтора.

Для человека, идущего по пути ста­новления социальной зрелости «Я для Других», важным является понимание и принятие индивидуальности своей и других людей. Социальная идентичность «я – человек» воспринимается че­рез понимание собственной активности (субъектности) в отношении окружаю­щих людей. Этот путь отражает доста­точно выраженную социальную зре­лость, которой для полноты не достает осознания своей включенности в ши­рокие общности. Общности предстают здесь сферой коммуникации и личного общения.

Путь становления социальной зре­лости «Я для Семьи». Этот путь основан на изначальной готовности ребенка об­ращать внимание на сущностные, родо­вые свойства человека: «человек живой», «у человека есть душа, совесть», «человек стареет, умирает», «я расту, вырасту», «у человека есть ум» и т.п. Это примеры из детских сочинений, те единицы анализа текстов, которые отнесены к категории «свойства человека».

Дети, развивающиеся по этому пути, взрослея, начинают считать, что для че­ловека значимой является сфера семьи (0,455). Повзрослевшие представители этой группы отмечают, что человек считается человеком в соответствии с ре­зультатами его поступков, умением не­сти ответственность за свою жизненную стратегию, реализацию планов, для них актуальной является категория «време­ни», «прошлого» (0,380) (см. таблицу 3).

Таблица 3. Значимые корреляционные связи частоты употребления категории «сущностные свойства» с частотой категорий из взрослых сочинений.

Категории из «взрослого» сочинения

r S

р

Семья (родители, родственники, дети, любимые)

0,455

0,01

Результаты активности человека, поступки, в том числе:

0,399

0,05

- дела, поступки, ответственность за реализацию планов;

0,370

0,05

-разное, другое

0,365

0,05

Время, в том числе:

0,365

0,05

- прошлое

0,380

0,05

Индивидуальный путь становления социальной зрелости «Я для Семьи» ха­рактеризует определенную степень со­циальной зрелости личности. Взрослые участники исследования, прошедшие по этому пути, ясно осознают ответствен­ность за результаты собственной актив­ности в индивидуальном пространстве жизнедеятельности. Кроме того, акту­альными для них являются отношения с близким кругом людей: родительская се­мья, собственная семья и дети, существующие в реальной жизни или пока толь­ко в мечтах. Ответственность, о которой пишут представители этого типа, каса­ется поддержки и обеспечения счастья родителей, супругов, воспитания соб­ственных детей. Сфера семейной жиз­ни для выборки 25-летних участников оказалась не очень актуальной. Только 34,4% респондентов обращались к этой категории в своих сочинениях. Значи­мая корреляционная связь для катего­рии «семья» взрослых сочинений выявлена только с этой категорией детских сочинений «свойства человека».

От предыдущих путей становления социальной зрелости индивидуальный путь «Я для Семьи» отличается тем, что в сознании представителей этой группы актуальные социальные общности огра­ничены семейным кругом. Акцент инте­ресов на семье является специфической особенностью этих молодых людей. Таким образом, можно предположить, что одним из важных условий формиро­вания стремления к семейной жизни и ответственного к ней отношения в воз­расте ранней взрослости является ак­туализация в сознании детей младшего школьного возраста родовых, сущност­ных свойств человека, таких как душа, совесть, взросление, конечность жизни и т.п.

Тексты сочинений, написанных Ан­ной А. в 8 лет и в 25 лет, иллюстрируют этот путь становления социальной зре­лости.

Я человек.

Я – человек.

У человека есть душа и совесть. У него есть еще свое мнение и свое чувство. К примеру, у меня есть друзья и я их очень люблю, но я очень не сдерживаюсь, когда у меня что-то не получается. И я ненавижу, ког­да на меня кричат. Но я стараюсь все это терпеть. И у меня получается.

Для меня это значит нести ответственность перед своей семьей. Счаст­ливое будущее моих детей, моей семьи и мое зависит от моих поступ­ков. Поэтому следует помнить о моральных ценностях и мне, и всем нам. Наше будущее и настоящее в наших руках.

Тексты сочинений Александры Л.

Я человек.

Я – человек.

Я человек, я умный и я очень люблю мир. Я всегда останусь человеком. Я умный и я очень люблю рисовать. Я считаю, что я очень талантливый, я умный. Я хочу на­учиться играть на пианино. Я хочу стать очень добрым человеком. Я очень люблю жизнь, и я снова повторяю: я человек. Я человек, я человек, я человек.

Я человек, а значит, я могу мыслить, действовать, что-то менять, на что-то влиять, могу проживать жизнь как захочу. Я человек, а значит, у меня есть душа, значит, я могу чувствовать, переживать, ис­пытывать эмоции, приобретать знания, опыт. Я человек, а это значит, что я гражданин своей стра­ны, чья-то дочь, сестра, внучка, чей-то друг, чья-то поддержка, любовь. Я человек, а это значит, я все могу, могу заниматься любимым делом, любым видом деятельности, могу решить любой вопрос и любую задачу, могу ставить цели и достигать их. Я человек, а это значит, я могу любить, любить людей, животных, все живое на Земле, любить мир и делать что-то хорошее для других. Я человек, а это значит, иметь возможность что-то изменить, оставить след, воспоминания. Я человек, а это значит, просыпаться каждое утро и радоваться каждому дню, событию, человеку, иметь возмож­ность просто жить. Я человек и я ценю это.

Тексты сочинений Дмитрия Е.

Я человек.

Я – человек.

Я думаю – человек может все. Я очень люблю урок Естествознание. У меня разные оценки. Правда, только друзей у меня нет. У меня есть мечта – работать водителем троллейбуса. Но мама мне не разреша­ет, когда вырасту, работать водителем троллейбуса. Я должен быть хорошим человеком! Добрым и уважительным, старательным, рассудительным, обязательно чтобы люди меня очень любили и уважали, завидовали. И я хочу, чтобы у меня были очень хорошие, послушные, трудолюбивые дети. Это самая, очень большая моя мечта. Я буду на­стоящим человеком. Я буду бороться за свою родную жизнь.

В моем понимании, быть человеком – это значит, воспитать в себе вы­сокие моральные качества. Вспомнилось высказывание А.П. Чехова: «В человеке все должно быть прекрасным: и лицо, и одежда, и душа, и помыслы». Я думаю, что настоящий человек – это хороший друг, способ­ный прийти на помощь, освободить из беды и не завидовать счастью других людей! Человек при любых обстоятельствах должен оставаться человеком.

Подытоживая анализ индивидуально­го пути становления социальной зрело­сти «Я для Семьи», можно отметить, что на этом пути социальная идентичность «Я-человек» воспринимается через по­нимание собственной деятельной актив­ности (дела, поступки). Человек ставит перед собой задачи заботы о близком семейном окружении. Этот путь отража­ет определенную полноту социальной зрелости личности, не включающую в себя актуальность более широких об­щностей.

Путь становления социальной зре­лости «Я для Дела». Четвертый, выявлен­ный индивидуальный путь становления социальной зрелости «Я для Дела», про­является в младшем школьном возрасте такой характерной особенностью, как подчеркивание в тексте сочинения соб­ственного мнения: «я думаю», «по моему мнению» и т.п. Таких сочинений на первом этапе нашего исследования насчитывалось 11,2%. Корреляционные связи показателя, отражающего частоту ис­пользования этой категории с характе­ристиками взрослого сочинения, пред­ставлены в таблице 4.

Таблица 4. Значимые корреляционные связи частоты употребления категории «мнение» с частотой категорий из взрослых сочинений.

Категории из «взрослого» сочинения

r S

р

Понятие «Человек», в том числе:

0,387

0,05

- социальная сущность человека.

0,349

0,05

Идентичность, в том числе: индивидуальность

0,510

0,01

Результаты активности человека, поступки, в том числе:

- дела, поступки, ответственность за реализацию планов;

0,680

0,001

Склонность подчеркивать свое мне­ние уже в 7–8 лет развивается в такую характерную особенность сочинений взрослых, как подчеркивание в собст­венной идентичности индивидуальных личностных качеств (0,510). Выражение собственного мнения младшим школьником, проявленное в использовании категории «мнение», к 25 годам развива­ется в такое отношение к человеку, когда сущность человека определяется его де­лами, поступками и идеями, которые он реализует (0,680). Взрослые, развиваю­щиеся по пути «Я для Дела», демонстри­руют в тексте сочинений готовность раскрывать тему через формулиров­ку понятия «Человек» («Человек это..») (0,387), в котором подчеркивается его социальная сущность (0,349).

Представления о себе как о челове­ке представителей этого пути становле­ния социальной зрелости содержат не­которое противоречие – в обобщенном образе человека подчеркивается его со­циальная природа, а в характеристиках себя, как человека, акцент сделан на личностных характеристиках, уникально­сти, личной ответственности за резуль­таты своей активности.

Тексты сочинений, написанных Алек­сандрой Л. и Дмитрием Е. в 8 лет и в 25 лет, иллюстрируют индивидуальный путь становления социальной зрелости «Я для Дела».

Сочинения Дмитрия Е. позволяют вы­явить еще один феномен динамики со­циального развития. В этих двух текстах встречается слово «зависть», совершен­но не типичное для сочинений «Я человек». Во всем массиве сочинений это сло­во встретилось трижды, из них – два раза у Дмитрия: в начальной школе и в возра­сте 25 лет. Актуальность такого конструк­та отношения к миру, осталась неизмен­ной, а вектор чувства зависти изменился: от «хочу, чтобы мне завидовали» к «насто­ящий человек не завидует счастью дру­гих». Чувство «зависти» не элиминиро­вано, но с возрастом преобразовано во вполне просоциальное чувство. Выявлен­ный феномен требует дальнейших иссле­дований и, вместе с тем, позволяет зафик­сировать возможность положительной динамики негативных чувств.

Обобщая анализ индивидуального пути становления социальной зрелости «Я для Дела», можно отметить, что лю­дям этого типа свойственны развитая индивидуальность, деятельная актив­ность, осознание субъектности в отно­шении результатов собственной жизни. Возможность деятельной реализации Д.А. Леонтьев связывает с такими важны­ми вопросами, как происхождение, сущ­ность и характер творческих сил чело­века (Леонтьев, 1997).

Для полноты социальной зрелости представителям этого пути не достает осознания своей включенности в широ­кие и близкие общности, возможности влияния на развитие этих общностей.

Путь становления социальной зрело­сти «Я для Себя». Пятый выявленный ин­дивидуальный путь становления соци­альной зрелости «Я для Себя» основан на акцентировании в детском сочине­нии предметного мира, выражающем­ся в обращении к словам из категории «вещи». К этой категории отнесены сло­ва, обозначающие мир предметов, о ко­торых писали дети как о желаемых или как о имеющихся, или как о связанных с их действиями: «мне купят велосипед», «готовлю кашу», «человек может управ­лять машиной», «смотрю телевизор», «катаюсь на санках», «подарю букет» и пр. В младшем школьном возрасте 36,2% опрошенных учащихся использовали эту категорию. Некоторые дети употре­бляли категорию «вещи» в своем сочи­нении о человеке от 5 до 18 раз. Что яв­ляется актуальным для повзрослевших детей, делающих акцент на предметном мире? Значимые корреляции представ­лены в таблице 5.

Таблица 5. Значимые корреляционные связи частоты употребления категории «вещи» с часто­той категорий из взрослых сочинений.

Категории из «взрослого» сочинения

r S

р

Свойства человека, в том числе: самоидентификация, самость

0,465

0,01

Возможности, способности человека, в том числе: мыслить

0,438

0,05

Идентичность, в том числе: индивидуальность

0,464

0,01

Частота использования категории «вещи» (детские сочинения) значимо связана с частотой использования ка­тегорий, отражающих уникальность человека: «самоидентификация» и «самость» как сущностные свойства челове­ка (0,465), индивидуально-личностные характеристики идентичности (0,464) (сочинения взрослых). Также выявлена значимая корреляционная связь катего­рии «вещи» с категорией «возможности и способности», а именно, с частотой указания на «способность мыслить».

Человек, развивающийся по пути ста­новления социальной зрелости «Я для Себя», сконцентрирован в своих пред­ставлениях о себе на собственной ин­дивидуальности. Сфера общения, взаи­модействия с другими является для них не актуальной. По мнению Т.В. Румянце­вой, Т. Куна, если в идентификации на­блюдается значительное преобладание личностных свойств над социальными характеристиками, то >гнн это свиде­тельствует об эмоциональном неблаго­получии человека («шизоидный тип»). Ориентация 7–8- летнего ребенка на предметный мир не исчезает с годами, а приводит к сложностям в сфере обще­ния, взаимодействия с теми общностя­ми, в которые он включен.

Сочинения Алексея К. иллюстрируют индивидуальный путь становления со­циальной зрелости «Я для Себя».

Я – человек.

Я человек.

Я умею писать, читать, но не умею плавать. Я хожу в школу во 2а класс, в школу 152. Мой лучший друг Игорь. Я люблю играть на пианино. Я был и выступал на сцене театра Оперы и балета. Я получил там приз – заводную собаку. Я выступал в городской библиотеке и получил грамоту.

Я не уверен, что это мое сообщение потянет на полноценное сочинение, но, пожалуй, это все, что я могу предоставить на данный момент. Я не думаю, что заданная тема в принципе является актуальной в настоящее время, поскольку в повседневной жизни обывателю не приходится стал­киваться с необходимостью подобного рода самоидентификации. С таким же успехом я мог бы попытаться обозначить себя как бутерброд или кота. Однако я полагаю, что сама по себе необхо­димость определять собственную идентичность является специфичной только для человека и ни для кого больше. Поэтому я думаю, что в рамках заданной темы я со спокойной душой и без явных сомнений мог бы заключить, что регулярно возникающая потребность определять свою самость является основной проблемой, которую мне приходится постоянно разрешать как представите­лю человеческого рода, к коему я себя, безусловно, отношу, если передо мной поставить такой вопрос.

Путь «Я для себя» можно лишь услов­но назвать путем становления социаль­ной зрелости. На этом пути социальная зрелость к 25 годам не достигается. Здесь ярко выражена индивидуальность, чувст­во собственной уникальности. Но вместе с тем для таких людей не актуализирова­ны чувства своей включенности в разные общности, не выражено понимание значимости себя как участника этих общно­стей, у них могут возникать сложности при установлении близких отношений.

Заключение

Анализ путей социального станов­ления человека является эмпирической иллюстрацией положений В. Франкла о значимости наличия смысла жизни для переживания субъективного благо­получия. Результаты исследования так­же могут быть положены в основание гипотезы о направлениях психологической помощи и коррекционной работы с теми людьми, которые испытывают затруднения в сфере общения, установле­ния близких отношений. Возможно, с решения проблем межличностных отношений начинается актуализации жиз­ненных смыслов.

Нами предпринята попытка постро­ения эмпирической типологизации пу­тей становления социальной зрелости в возрастном периоде 7–25 лет. Безуслов­но, полученная типология может быть рассмотрена лишь как предварительная, эмпирическая, требующая дополнитель­ных исследований и теоретического ос­мысления. Но, вместе с тем, выявленные значимые связи между категориальной структурой репрезентации себя, как че­ловека, в текстах одного автора в раз­ном возрасте дают информацию для размышления о закономерностях соци­ального становления человека, ставят задачи поиска новых подходов к иссле­дованию влияния интрасубъектных фак­торов развития человека.

Выявлено пять эмпирических инди­видуальных путей становления социаль­ной зрелости: «Я для Общества», «Я для Других», «Я для Семьи», «Я для Дела» и «Я для Себя». В наибольшей степени пол­нота становления социальной зрелости выявлена у представителей типа «Я для Общества». Для них характерны стрем­ление к саморазвитию, к развитию близ­ких и широких общностей, включен­ность в которые они осознают. Основа такого «созревания» – это понимание человеком (ребенком) смысла, назначе­ния своей жизни.

Специфика ментальной презентации себя как человека, присущая ребенку в младшем школьном возрасте, «задает» пути его социального и нравственного развития в последующие десятилетия.

Результаты и выводы нашего иссле­дования могут являться теоретическим основанием проектирования направ­ленного социального развития в на­чальной школе и получения его относительно предсказуемых результатов к возрасту 25 лет.

Исследование подготовлено при поддержке РГНФ, проект 14-16-63004.

Литература:

Андреева Г.М. Социальное познание и социальные проблемы // Национальный психологический журнал. – 2013. – №1(9). – С. 39–49. DOI: 2079-6617/2013.0106

Белицкая Г.Э. О роли субъектности в формировании социально-политических ориентаций // Психологический журнал. – 1994. – № 4. – С. 56–62.

Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. – Москва : Прогресс, 1986. – 422 с.

Гудзовская А.А. Психология социальной зрелости: монография. – Самара : СИПКРО, 2014. – 256 с.

Карцева Т. Б. Изменение образа Я в ситуациях жизненных перемен : дис. … канд. психол. наук. – Москва, 1989. – 158 с.

Кун М., Макпартлэнд Т. Эмпирическое исследование установок личности на себя // Современная зарубежная социальная психология: тексты / под ред. Г.М. Андреевой, Н.Н. Богомоловой, Л.А. Петровской. – Москва : Изд-во Моск. ун-та, 1984. – С. 180–187.

Леонтьев Д.А. Самореализация и сущностные силы человека // Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии / под ред. Д.А. Леонтьева, В.Г. Щур. – Москва, 1997. – С. 156–175.

Мухина В.С. Индивидуализм, личность // 50/50: опыт словаря нового мышления. – Москва : Прогресс, 1989. – С. 115–119.

Мышкина М.С. Мотивационно-смысловая интенция как индикатор развития личности в условиях современного образовательного пространства : Материалы междунар. научно-практич. конференции «Проблемы одаренности в контексте устойчивого развития природы и общества». – Самара, 2014. – С. 120–123.

Нюттен Ж. Мотивация, действие и перспектива будущего / под ред. Д.А. Леонтьева. – Москва : Смысл, 2004. – 306 с.

Павлова Е.А. Влияние образовательных сред на мотивационно-смысловую интенцию старшеклассников // Научное обозрение: гуманитарные исследования. – 2015. – № 7. – С. 61–69.

Петровский А.В. Проблема развития личности с позиций социальной психологии // Вопросы психологии. – 1984. – № 4. – C. 15–30.

Петяева Д.Ф. Развитие представлений о живой природе у дошкольников : автореферат дис. … канд. психол. наук – Москва, 1991.

Пришвин М.М. Мудрые мысли. – Электронный ресурс. – Режим доступа : http://www.epwr.ru/quotauthor/337/txt7.php

Романов К.М. Исследование межличностного познания с помощью анализа нравственно-психологических словарей // Ежегодник Российского психологического общества. – 1997. – Т. 3. – Выпуск 1. – С. 225–226.

Румянцева Т.В. Психологическое консультирование: диагностика отношений в паре –Санкт-Петербург : Питер, 2002. – 736 с.

Франкл В. Воля к смыслу. – Москва : Апрель-пресс ; Эксмо-пресс, 2000.

Цукерман Г.А. Психологическое обследование младших школьников. – Москва : Владос, 2001. – 160 с.

Mikhailova O.V. (2015). The value-motivational structure of the innovativeness of young students. Psychology in Russia: State of the Art, 8(1), 112-124.

En

Gudzovskaya Alla A. (2016). Development of social maturity: inter- and intra-subject factors. Longitudinal study.

Ru

Гудзовская А.А. Интер- и интрасубъектные факторы становления социальной зрелости. Опыт лонгитюдного исследования. // Национальный психологический журнал. – 2016. – № 2(22). – С. 105-113.

Keywords / Ключевые слова

social maturity / социальная зрелость ; social identity / социальная идентичность ; socialization / социализация ; sensitive period / сензитивный период ; inter-subject factors of social maturity development / интерсубъектные факторы становления социальной зрелости ; individual way of social maturity development / индивидуальные пути становления социальной зрелости ; mental representation / ментальная репрезентация ; pedagogical experiment / педагогический эксперимент ; longitudinal study / лонгитюдное исследование  ; content analysis / контент-анализ

Abstract

The first part of the paper describes an approach to understanding social maturity and operational criteria for its estimation. In general, social maturity is defined as the willingness of an individual to take responsibility for developing his/her community. Social identification with broad social communities is an integral component of social maturity. The paper presents the results of the age analysis (intra-subject factor) and the analysis of psycho-pedagogical conditions (inter-subject factor) which facilitate the appearance of «I - person» social identity in the mental representation of a person. Inter-individual trajectory of social maturity development passes through a number of «points». At the age of 7 a person has a typical position of «I» identity; during adolescence the teenager reaches the point of the «Person» identity, whose qualities may differ from those of a child. By the age of 25 more than third of young people has acquired the «I-person» identity. Recreation of psycho-pedagogical conditions in primary schools, development of children’s cooperation, development of children’s ability to communicate with different participants of the educational process, actualization of different levels of social identity are the factors that allow to found the basis of the «I - person» identity in two thirds of the participants of the experiment. The results are stable over a long period of time (18-year).

The second part represents the analysis of the specific features of mental self-representation effect on the subsequent social and psychological development of a person. Correlation analysis between the indices of the categorical structure of texts written on the same issue by the same authors at the age of 7 and then 25 years has revealed the types of empirical ways to form social maturity. These types include: «I - for the Company», «I – for others», «I - for the family,» «I –for an activity» and «I - for myself.» The ways to form social maturity are widely shown in the paper according to these types.

Аннотация

В первой части данной статьи приводится описание подхода к пониманию социальной зрелости и операциональных критериев ее оценки. В самом общем виде социальная зрелость определяется готовностью личности принять на себя ответственность за развитие тех общностей, в которые личность включена. Социальная идентичность с широкими социальными общностями является неотъемлемым компонентом социальной зрелости. В статье приводятся результаты анализа возраста (интрасубъектный фактор) и психолого-педагогических условий (интерсубъектный фактор) появления в метальной репрезентации себя социальной идентичности «Я-человек». Межиндивидуальная траектория становления социальной зрелости проходит через несколько «точек». В возрасте 7 лет типичным является позиция «Я», к подростковому возрасту в представления себя как человека появляется образ «Человека», чьи свойства не соотнесены с собственными качествами. В последующие годы к 25 годам у больше чем трети молодых людей в Я-концепции возникает устойчивая идентичность «Я-человек». Создание психолого-педагогических условий в начальной школе, основанных на развитии детской кооперации, развитии способностей детей к диалоговому общению с разными участниками образовательного процесса, актуализации разноуровневых социальных идентчиностей, позволяет интериоризовать идентичность «Я-человек» двум третям участников эксперимента. Результаты оказываются устойчивыми по времени (18-летний период).

Во второй части публикации приводятся результаты анализа специфики влияния ментальной репрезентации себя на последующее социально-психологическое развитие. Корреляционный анализ между показателями категориальной структуры текстов на одну тему, написанных авторами в возрасте 7 и 25 лет позволил выявить эмпирические типы путей становления социальной зрелости. Среди которых: «Я для Общества», «Я для Других», «Я для Семьи», «Я для Дела» и «Я для Себя». Приводятся основания выявленных путей, эмпирическое описание, интерпретация с точки зрения полноты социальной зрелости представителей каждого типа.

Author(s) / Автор(ы)

Gudzovskaya, Alla A. / Гудзовская Алла Анатольевна

Author Affiliation / Основное место работы автора

Lomonosov Moscow State University / Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова (МГУ)

Country / Страна

Russian Federation / Российская Федерация

Categories / Рубрикатор

Social Psychology / Социальная психология

Publication Type / Тип публикации

Journal article/ Журнальная статья

Source / Источник

National Psychological Journal / Национальный психологический журнал

Release Date / Год публикации

2015 - 2019 ; 2016

Pages / Страницы

105-113

DOI Number

10.11621/npj.2016.0210

Language / Язык публикации

Ru

Quotations / Авторские цитаты, отражающие содержание работы

…Результаты исследования могут быть положены в основание гипотезы о направлениях психологической помощи и коррекционной работы с теми людьми, которые испытывают затруднения в сфере общения, установления близких отношений. Возможно, с решения проблем межличностных отношений начинается актуализации жизненных смыслов…

…Выявленные значимые связи между категориальной структурой репрезентации себя, как человека, в текстах одного автора в разном возрасте дают информацию для размышления о закономерностях социального становления человека, ставят задачи поиска новых подходов к исследованию влияния интрасубъектных факторов развития человека…

Возврат к списку

There are new articles from the «Moscow University Psychology Bulletin»/ Новые статьи «Вестника Московского университета. Серия 14. Психология»

30.03.2015

We are glad to inform you that the new issue of the journal "Moscow University Psychology Bulletin" - 1, 2015 - was released. Carrent Issue: http://msupsyj.ru/en/articles/volumes/2015_1.php

Мы рады представить вам первый номер «Вестника Московского университета. Серия 14. Психология» за 2015 год. http://msupsyj.ru/articles/volumes/2015_1.php

There are new articles from the «National psychological journal»/ Новые статьи «Национального психологического журнала»

30.03.2015

We are glad to inform you that the new issue of the journal "National psychological journal" - 1(17), 2015 - was released. Carrent Issue: http://npsyj.ru/en/articles/volumes/17_2015.php

Мы рады представить вам первый номер «Национального психологического журнала» за 2015 год. http://npsyj.ru/articles/volumes/17_2015.php

About / О проекте New / Новое All material / Все материалы News / Новости Contacts / Контакты
© 2012 — 2018 Psychology. Online abstract digest of psychological sciences

/ ПСИХОЛОГИЯ. Реферативнй интернет-дайджест психологических наук