Articles / Статьи

Almazova Olga V. (2013). Emotional ties between siblings and attachment to the mother in adulthood. National psychological journal. 3 (11), 54-60. / Алмазова О.В. Эмоциональные связи сиблингов и привязанность к матери во взрослом возрасте. // Национальный психологический журнал. – 2013. – № 3(11). – С. 96-102.

Взаимоотношения братьев и се­ну, стер (сиблингов) - одни из самых долгих и значимых в жизни чело­века. Как заметил М. Руфо (Руфо, 2006), сиблинговые связи продолжительнее, чем связи «дети-родители»: обычно бра­том или сестрой остаешься дольше, чем сыном или дочерью. Внутри всех дол­госрочных отношений есть много фак­торов, влияющих на них. Особенность сиблинговых отношений в том, что они начинаются в закрытой системе, в кото­рой у ребенка нет возможности выбора того, какого пола его сиблинг и сколько внимания он будет получать от родите­лей. Кроме того, сиблинговые отноше­ния строятся, исходя из наличия общих родителей, места проживания и среды (Кузьмина, 2000). Вплоть до подростко­вого возраста сиблинги остаются самы­ми частыми партнерами по общению, так как вне школы большую часть вре­мени братья и сестры проводят вместе.

Типологии взаимоотношений взрослых сиблингов

Взаимоотношения между сиблингами складываются очень по-разному, по­этому встает вопрос об их типологии и структуре. Рассмотрим три примера типологий сиблинговых взаимоотно­шений: две из них построены эмпири­чески, третья строится теоретически на основе гендерной принадлежности.

Наиболее естественным представляет­ся анализ взаимоотношений сиблингов на основе их формального разделения по половому признаку, то есть выделение трех видов пар: брат-брат, брат-сестра, сестра-сестра. Установлено, например, что пары сестра-сестра являются наи­более эмоционально близкими, а пары брат-брат - конкурирующими (Leder, 1993). Несколько иначе интерпретирует влияние пола на взаимоотношения между взрослыми сиблингами Х. Риггио. Он утверждает, что женщины больше делят­ся личной информацией и чаще общают­ся со своими сиблингами, чем мужчины (Riggio, 2000). При этом не было выявле­но никаких, связанных с полом различий в привязанности сиблингов и их удовлет­воренности взаимоотношениями.

Другим примером типологическо­го изучения взаимоотношений между взрослыми братьями и сестрами может служить проект Р. Стиварда с коллегами (Steward et al., 2001). Авторы провели мас­штабное исследование, в котором приня­ли участие более 500 человек. Критерия­ми для классификации выступили такие качества, как привязанность сиблингов друг к другу, конкуренция, безразличие, притягательность (аттракция) и крити­цизм. Используя разработанный ими опросник (The Sibling Type Questionnaire), исследователи выделили пять типов зна­чимо различающихся взаимоотношений между братьями и сестрами:

  1. Поддерживающие отношения (supportive group - 26% от общей вы­борки) - отношения, для которых характерны высокие показатели по при­вязанности и низкие по конкуренции;

  2. испытывающие потребность друг в друге (longing group - 24%) - отно­шения отличает высокая привязанность и тяга друг к другу (аттракция);

  3. безразличные (apathetic group - 19%) отношения имели низкие показатели по привязанности и высокие по апатии;

  4. враждебные (hostile group - 16%) от­ношения отличались низкими показа­телями по привязанности и высокими по критицизму и безразличию;

  5. конкурирующие (competitive group - 15%) отношения характеризовались высокой степенью конкуренции.

Можно сказать, что для половины вы­борки сиблинговые отношения во взро­слом возрасте носят позитивный харак­тер и продолжают играть немаловажную роль в жизни. Авторы отмечают, что со временем конкуренция между сиблингами несколько ослабевает, безразличные же отношения между взрослыми бра­тьями и сестрами встречаются значимо чаще, чем в детстве или в подростковом возрасте. При этом никаких гендерных различий в принадлежности тому или иному типу взаимоотношений обнару­жено не было. На уровне тенденций от­мечается, что ко второму типу относит­ся больше женщин, а к пятому - мужчин.

Близкое по направленности иссле­дование провели в Индии Ш. Нандвана и М. Катош в 2009 году. Их целью было построение типологии сиблингов в до­статочно зрелом возрасте - от 40 до 60 лет (Nandwana, Katoch, 2009). Иссле­дователи использовали разработанный ими опросник (Adult Sibling Relationship Scale), состоящий из 50 утверждений, ха­рактеризующих отношения сиблингов. Были выделены следующие факторы, описывающие характер взаимоотноше­ний сиблингов: забота и эмоциональная близость, доверие к сиблингу, конфлик­тность и конкурентность, частота пози­тивных контактов. В результате кластер­ного анализа данных были выделены пять типов взаимоотношений между сиблингами в возрасте от 40 до 60 лет:

  1. очень близкие, дружеские (intimate) - сиблинги отличаются очень тесными, эмоционально близкими, неконфлик­тными, доверительными отношени­ями; контакты весьма часты; на долю этой подгруппы приходится 8% вы­борки (0% мужчин и 14% женщин);

  2. родственные, близкие по духу (congenial) - сиблинги имеют тесные дружеские отношения, поддерживают друг друга, но отношения не настоль­ко глубоки, как в первом типе; контакты между братьями и сестрами часты и ре­гулярны, приносят радость и удовольствие; к этому типу принадлежат 24% вы­борки (27% мужчин и 22% женщин);

  3. лояльные (loyal) - сиблинги поддер­живают друг друга в сложных жизнен­ных ситуациях; контакты их регуляр­ны, но не часты; этот тип отношений в наибольшей степени соответству­ет социальным ожиданиям и строит­ся скорее на обязательствах, чем на свободном выборе; 33% выборки (35% мужчин и 32% женщин);

  4. безразличные (apathetic) - сиблинги с недостаточным взаимным интересом друг к другу, их жизни идут параллель­ными курсами; контакты редки и повер­хностны; к этому типу относятся 29% выборки (38% мужчин и 20% женщин);

  5. враждебные (hostile) - контактов пра­ктически нет; сиблинги вызывают негативные чувства и эмоции; пред­ставители этого типа занимают 6% вы­борки (0% мужчин и 12% женщин).

Эти результаты отличаются от резуль­татов Р. Стиварда и его коллег, а имен­но, меньшее количество респонден­тов относится к сиблингу враждебно и большее - безразлично. Ш. Нандвана и М. Катош объясняют это возрастны­ми особенностями исследованной вы­борки. В указанном возрасте (40-60 лет) конкурентные мотивы в отношениях между сиблингами утрачивают свою актуальность, поскольку уже более или ме­нее определено, кто чего добился и в се­мейной, и в профессиональной сфере. Взаимоотношения в целом становятся спокойнее. Тот факт, что к крайним ти­пам принадлежат только женщины, ис­следователи объясняют их большей эмоциональностью и эмпатийностью.

Привязанность к матери и установление близких доверительных межличностных отношений

Изначально «ребенок входит в этот мир и воспринимает его в буквальном смысле сквозь призму привязанности к матери» (Burmenskaya, 2009). Значитель­ное влияние типа привязанности к матери на характер близких взаимоотношений во взрослом возрасте в современной психо­логии развития объясняется на основе че­тырех способностей человека, корни ко­торых закладываются в детстве:

  1. в ситуации стресса или затруднения искать поддержку у близкого чело­века, к которому имеется привязан­ность;

  2. оказывать поддержку;

  3. чувствовать себя комфортно наедине с самим собой;

  4. договариваться (Cassidy et al., 2001).

Согласно теории привязанности (Боулби, 2003), ребенок с надежным типом привязанности имеет позитивный опыт обращения к матери в стрессовой ситуа­ции, у него формируется образ близкого взрослого (матери), как любящей и забот­ливой, а себя он ощущает как ценного и достойного любви и заботы. С младенче­ства у ребенка формируется уверенность в том, что близкий взрослый, к которому он привязан, в нужный момент всегда ока­жется рядом и окажет поддержку. А это по­могает выработать большую устойчивость к стрессам и фрустрациям во взрослом возрасте (Карабанова, 2010).

В случае избегающей привязанности к матери у ребенка накапливается ощу­тимая доля негативного опыта обраще­ния к ней за помощью (мать отвергала или была недоступна), у него форми­руется образ матери, как недостаточ­но чуткой или отвергающей, а себя, как недостойного любви. Как следствие, и в отношениях с другими людьми человек с избегающим типом привязанности тоже не ожидает от них поддержки и не ищет эмоциональной близости.

При амбивалентном типе привязан­ности к матери образ себя и матери про­тиворечив, неоднозначен и неустойчив. Как следствие, привычным способом борьбы с непредсказуемым поведением матери становится стремление держать ее все время рядом с собой. При этом поиск помощи, который всегда находит­ся на высоком уровне, не повышается в проблемной ситуации. Таким образом, и в случае амбивалентной привязанно­сти к матери способность обращения за поддержкой в трудной ситуации развивается не оптимальным образом.

Когда о ребенке заботятся и чутко ре­агируют на его нужды, он усваивает два важных образца: как быть тем, о ком за­ботятся, и какой должна быть забота (Cassidy, 2001). Образцы полноценной заботы и отклика в трудной для челове­ка ситуации формируются у детей с над­ежным типом привязанности.

Такие дети уверены, что в случае нужды мать будет рядом. Поэтому в спокойной ситуации они могут исследовать окружа­ющее, заниматься своими делами. Тогда как большая часть энергии и внимания детей с амбивалентным типом привязан­ности направлена на то, чтобы «держать» мать в поле зрения, а у детей с избегаю­щим типом - на то, чтобы избегать мать. Таким образом, наиболее комфортно нае­дине с собой чувствуют себя дети с надеж­ным типом привязанности.

Что касается способности договари­ваться, то изначально ребенок и мать имеют разные цели и во взаимодействии друг с другом они учатся договариваться. У ребенка с надежным типом привязанности опыт насыщен примерами эффек­тивных переговоров: его нужды услы­шаны, приоритеты расставлены. И даже если ситуация решается не в его пользу, он понимает, почему это так, осознает, что потребности другого были выше.

Таким образом, все четыре способ­ности, необходимые для установле­ния близких, доверительных, теплых (intimacy) отношений с «другим» легче всего развиваются у людей с надежным типом привязанности к матери. Проведе­но много исследований, показывающих влияние типа привязанности к матери на дружеские и романтические отношения во взрослом возрасте.

Если говорить о современных работах, посвященных привязанности взрослых людей, то можно отметить, что большин­ство авторов исследуют ту реальность, которую C. Хейзан и Ф. Шейвер назвали стилем привязанности, то есть устойчи­вым паттерном ожиданий, эмоций и пове­дения, связанного с этими отношениями (Hazan, Shaver, 1987). Результаты исследо­ваний демонстрируют возможность охарактеризовывать стили привязанности при помощи двух независимых параметров: тревоги по поводу привязанности и избегания (рис. 1). Условное располо­жение человека на оси «тревога» показы­вает степень, в которой он беспокоится о том, что близкий другой не будет досту­пен и отзывчив, когда это будет необходимо, а на оси «избегание» - степень, в кото­рой человек не верит в добрые намерения партнера и поэтому старается поддержи­вать независимость поведения и эмоци­ональную дистанцированность (Brennan et al., 1998).


Рис. 1. Современная модель типов привязан­ности взрослых.

М. Микулинцер и Ф. Шейвер утвер­ждают, что расположение человека в воображаемом двумерном пространстве, образованном двумя обозначенны­ми ранее осями (тревога и избегание) отражает как меру ощущения надежно­сти привязанности, так и способы, кото­рые человек использует для того, чтобы справиться с опасностью или стрессом (Микулинцер, Шейвер, 2012). В связи с этим авторы предлагают рассматри­вать два основных типа привязанности взрослых: надежную (низкие баллы и по тревоге, и по избеганию - А на рис. 1) и ненадежную (превышение по одной или обеим шкалам - Б, В, Г на рис. 1).

Хотя проведено множество исследо­ваний, подтверждающих влияние каче­ства эмоциональной связи с близким взрослым в детстве на формирование индивидуально-личностных, коммуникативных и познавательных особенностей человека, значение привязанности на разных возрастных этапах становления личности раскрыто еще далеко не полно­стью (Бурменская, 2011). Это относится к такой важной подсистеме семьи, как вза­имоотношения между сиблингами.

Нами была предпринята попытка по­строения типологии взаимоотноше­ний взрослых сиблингов на отечествен­ной выборке, после чего мы проверили гипотезу о связи типа привязанности к матери и характера взаимоотношений взрослых братьев и сестер.

Эмпирическое исследование связи типа привязанности к матери и характера взаимоотношений взрослых братьев и сестер

Проведенное исследование было на­правлено на изучение особенностей взаимоотношений взрослых сиблингов на отечественной выборке. Кроме вы­явления возможной национально-культурной специфики этих отношений, мы ставили перед собой следующие задачи:

  1. проверить наличие связи между осо­бенностями взаимоотношений взро­слых сиблингов и типом привязанности к матери;

  2. определить степень взаимности отно­шений между сиблингами.

Характеристики выборки

В исследовании приняло участие 277 человек, старше 18 лет, у которых есть хотя бы один сиблинг.

Методики

Особенности отношений к сиблингу оценивались при помощи двух адап­тированных опросников: Adult Sibling Relationship Questionnaire (Stocker et al. 1997) и Lifespan Sibling Relationship Scale Items (Riggio, 2000). При помощи перво­го опросника были получены значения по трем факторам: сердечность, конфлик­тность и конкурентность, ревность по по­воду отношения родителей. Во втором опроснике оценивались другие три пара­метра: частота и позитивный либо негатив­ный характер общения, эмоциональный аспект отношений, доверие. Эти параме­тры оценивалось не только на момент про­ведения исследования, т.е. применительно к взаимоотношениям во взрослом возра­сте, но и в детстве. Тип привязанности к матери определялся модифицированным опросником М.В. Яремчук (2006).

Результаты

При проведении исследования мы убедились, что взаимоотношения меж­ду взрослыми сиблингами существенно варьируются по степени близости, эмо­циональной и практической поддержки, принятия, привязанности, признания, до­верия, ощущения сходства друг с другом, а также по проявлению доминирования, конкуренции, противостояния и пр.

На основе кластерного анализа по­лученных данных и с учетом динамики изменений оцениваемых параметров во времени (в детстве и взрослом возрасте) нами было выделено четыре основных типа взаимоотношений между взрослы­ми сиблингами:

  1. тип: эмоционально-позитивные (сер­дечные, гармоничные взаимоотно­шения, 39% выборки). Опишем участ­ников исследования, чьи отношения с сиблингом мы отнесли к данно­му типу. Респонденты воспринима­ют свои отношения с сиблингами как близкие, принимающие, доверитель­ные, отличающиеся высокой степе­нью привязанности, практической и эмоциональной поддержки (оказываемой и получаемой). Они осведомлены об основных событиях жизни, чувст­вах и круге общения своих сиблингов и высоко оценивают достоинства сво­их братьев и сестер. Респонденты признают похожесть на своих братьев/ сестер во взглядах на жизнь, мыслях и планах на будущее. Конкуренция и противоборство присутствует у этих участников исследования лишь в очень маленькой степени, ссоры бывают, но не часто; отношения с сиблингом вос­принимаются как улучшившиеся (или не изменившиеся) во взрослом воз­расте по сравнению с детством по та­ким параметрам как доверие и эмоциональная окраска отношений.

  2. тип: амбивалентные (сердечные, конфликтно-конкурирующие взаимоот­ношения, 32%). В этом случае отно­шения с сиблингом воспринимаются как принимающие, в них присутствует привязанность, эмоциональная поддержка (оказываемая и получа­емая) и высокая оценка достоинств брата/сестры. В то же время, респон­денты с этим типом отношений отме­чают наличие конкуренции, противо­борства и ссор во взаимоотношениях с братом/сестрой. Взаимодействий с сиблингом у них стало меньше по сравнению с детством, а доверительность и эмоциональный аспект отно­шений практически не изменились.

  3. тип: отстраненные (не сердечные и не конфликтно-конкурирующие) взаимо­отношения, 18%). При таком типе вза­имоотношений отношения с сиблингом воспринимаются как не очень близкие, но в них есть привязанность и принятие брата/сестры как личности. При этом, осведомленность о жизни сиблинга, эмоциональная и практиче­ская поддержка находятся на довольно низком уровне; сиблинг воспринимается как непохожий на респондента по мыслям, планам и взглядам на жизнь. Респонденты с этим типом взаимоот­ношений взрослых сиблингов (ВВС) отмечают невысокий уровень кон­куренции и противоборств во взаимоотношениях с сиблингом, ссоры с братом/сестрой очень редки. В то же время, участники исследования оце­нивают отношения с сиблингом как немного улучшившиеся по сравнению с детством в плане доверительности и эмоциональной окраски отношений.

  4. тип: конфликтные (не близкие, конфликтно-конкурирующи, вплоть до враждебных, 11%). В этом случае взаи­моотношения с сиблингом не близкие; принятие, осведомленность о жизни, практическая и эмоциональная под­держка (оказываемая и получаемая) на­ходятся на низком уровне. Кроме того, участники исследования считают, что очень сильно отличаются от сиблингов по взглядам, мыслям и планам на буду­щее, а сами сиблинги оцениваются, как недостойные восхищения. Для отно­шений с сиблингом характерны конфликтность, противоборства и ссоры. По оценкам респондентов, в настоящее время отношения с братом/сестрой ме­нее доверительные и эмоционально-те­плые, чем были в детстве.

Четыре выделенные типа описыва­ют совсем разные (качественно) взаимо­отношения со взрослым сиблингом. Две трети выборки считают свои отношения с сиблингом во взрослом возрасте сердечными и высоко значимыми. Известно, что не всем межличностным отношени­ям присуща взаимность. В связи с этим, для углубления знаний о взаимоотноше­ниях взрослых сиблингов мы рассмо­трели сходства и различия отношения к сиблингу при помощи сравнения разных аспектов сиблинговых взаимоотношений в полных парах сиблингов.

В нашем исследовании приняло учас­тие 33 полные пары сиблингов. Среди них 4 пары братьев, 17 пар сестер и 12 пар братьев с сестрами. В Таблице 1 дано рас­пределение респондентов из этих пар по типам взаимоотношений между сиблингами.


Тип ВВС младшего сиблинга

Итого

1

2

3

4

Тип ВВС старшего сиблинга

1

12

1

0

0

13

2

2

6

2

2

12

3

1

3

2

0

6

4

0

0

0

2

2

Итого

15

10

4

4

33


Таблица 1. Распределение респондентов по типам сиблинговых взаимоотношений

И хотя, в силу математических огра­ничений, мы не можем воспользовать­ся никаким критерием (в таблице есть ячейки с 0), тем не менее, можно отме­тить следующее:

  1. 22 (из 33) пар сиблингов (67%) опи­сали свои отношения таким образом, что мы их определили, как один и тот же тип отношений;

  2. 8 (из 33) пар сиблингов (24%) оценива­ют свои отношения так, что они попа­ли в соседние типы взаимоотношений;

  3. только 3 (из 33) пар (9%) характери­зуют свои взаимоотношения таким образом, что мы их определили как существенно отличающиеся (более чем на один тип).

Очевидна близость описания взрослых сиблинговых отношений в парах сиблингов. Т.о., для сиблинговых отношений ха­рактерно преобладание взаимности.

Обратимся к главной цели данного исследования, а именно - проверке свя­зи между типом привязанности к матери и характером взаимоотношений взро­слых сиблингов.

В результате обработки результа­тов опросника М.В. Яремчук, надежная привязанность была определена у 142 (51%выборки), а ненадежная - у 135 (49%) респондентов.

В Таблице 2 приведено распределение респондентов с разными типами привя­занности по типам взаимоотношений с сиблингом, а на рис. 2 - графическое представление этого распределения. Зна­чение критерия Хи-квадрат (Pearson Chi-Square) - 34,106 со значимостью 0,000. Это говорит о том, что есть значимые различия в попадании в определенный тип ВВС респондентов с надежной и не­надежной привязанностью. Участники исследования с надежной привязанно­стью значимо чаще имеют взаимоотношения с сиблингом, определенные нами как сердечные (1 и 2 типы), чем отстра­ненные или конфликтные (3 и 4 типы). Около двух третей респондентов с пер­вым и вторым типом ВВС имеют надеж­ную привязанность к матери. Тогда как только треть участников исследования с третьим типом ВВС и пятая часть ре­спондентов с четвертым типом ВВС описывают свою привязанность к матери, как надежную.


Тип привязанности к матери

Итого

Надежная

Ненадежная

Тип взаимоотношений с сиблингом

1

68

39

107

2

54

35

89

3

14

36

50

4

6

25

31

Итого

142

135

277


Таблица 2. Распределение респондентов по разным типам привязанности к матери и типам взаимоотношений с сиблингом


Рис. 2. Распределение респондентов с надежным/ненадежным типом привязанности по типам ВВС (в процентах по каждому типу).

Таким образом, связь между каче­ством привязанности к матери и ха­рактером взаимоотношений между сиблингами, заложенная в детстве, про­слеживается и во взрослом возрасте.

Обсуждение

С помощью двух объемных опросни­ков, выборки, было детально показа­но, что сиблинговые взаимоотношения могут очень сильно отличаться по степе­ни привязанности, эмоциональной близости/дистантности, конфликтности, а также по динамике во времени и тд.

Наметим сравнение нескольких ти­пологий ВВС. На рис. 3 - графическое изображение трех типологий: одна из них получена в нашем исследовании, вторая - в исследовании американско­го психолога Р. Стиварда (Steward et al., 2001), третья - в исследовании двух ин­дийский ученых Ш. Нандваны и М. Катош (Nandwana, Katoch, 2009).


Рис. 3. Сравнение трех типологий взаимоотношений взрослых сиблингов.

Отметим некоторые различия и сход­ства:

  1. что касается первых двух типов взаи­моотношений, то достаточно похожи распределения респондентов в рос­сийском и индийском исследовании; американские респонденты реже оценивали свои отношения с сиблингом, как близкие, сердечные;

  2. в российской и индийской выборках не выделяется тип конкурентных, но средних по близости отношений;

  3. безразличные отношения встречают­ся с одинаковой частотой в отечест­венной и американской выборках, в индийской такие отношения отмеча­ются значимо чаще;

  4. ситуации враждебных, то есть конфлик­тно-конкурентных и при этом совсем не близких отношений, в российской выборке встречаются реже, чем в аме­риканской, но чаще, чем в индийской.

В целом же, намечена определенная национальная российская специфика ВВС, которая может стать предметом от­дельного исследования.

Сравнив взаимоотношениям братьев и сестер в полных парах сиблингов, мы пришли к выводу о том, что сиблинговым отношениям присуще взаимность, то есть близость в их видении и описании.

Как и на любые межличностные от­ношения на взаимоотношения между взрослыми братьями и сестрами накла­дывают отпечаток и личностные чер­ты братьев и сестер, и история этих отношений. В связи с чем мы видим, что встречаются (хоть и не часто) сиблин­ги, привязанность к матери у которых является надежной, а взаимоотношения с братом или сестрой можно охарактеризовать как безразличные или даже враждебные. В целом же (в подавляю­щем большинстве случаев) влияние типа привязанности к матери, сформирован­ного в детском возрасте (или переос­мысленного позже), прослеживается на взаимоотношениях между уже взрослы­ми братьями и сестрами.

Литература:

Боулби Дж. Привязанность / Дж. Боулби. - Москва : Гардарики, 2003. - 477 с.

Бурменская Г.В. Мировосприятие детей с разными типами привязанности к матери / Г.В. Бурменская // Вестн. Моск. ун-та. - Сер. 14. Психология. - 2011. - № 2. - С. 21-35.

Карабанова О.А. Семейное психологическое консультирование - теория, практика, образование / О.А. Карабанова // Национальный психологический журнал. - 2010. -№ 1(3). - С. 104-107.

Кузьмина М. Сиблинги, или Каин и Авель в одной квартире / М. Кузьмина // Школьный психолог. - 2000. - № 17. - Электронный ресурс. - Режим доступа: http://www.psy.1september.ru/?year=2000&num=17.

Матушевская М.В. Теория привязанности: история и современное состояние исследований / М.В. Матушевская // Перинатальная психология и психология родительства. - 2005. - № 2. - С. 40-79.

Микулинцер М. Взгляд на психопатологию с точки зрения теории привязанности / М. Микулинцер, Ф.Р. Шейвер // Всемирная психиатрия. - 2012. - № 11 - С. 13-17.

Поскребышева Н.Н. Возрастно-психологический подход в исследовании личностной автономии подростка / Н.Н. Поскребышева, О.А. Карабанова // Национальный психологический журнал. - 2014. - № 1(13). - С. 74-85.

Руфо М. Братья и сестры, болезнь любви / М. Руфо. - Екатеринбург : У-Фактория, 2006. - 288 с.

Яремчук М.В. Особенности привязанности в детско-родительских отношениях и отношениях любви у старших подростков / М.В. Яремчук // Психологическая наука и образование. - 2005. - № 3. - С. 86-95.

Brennan K.A., Clark C.L., Shaver P.R. Self-report measurement of adult romantic attachment: an integrative overview // In: Simpson JA, Rholes WS (eds). Attachment theory and close relationships. - New York: Guilford, 1998. - 46-76.

Burmenskaya G.V. Child’s Attachment to Mother as the Basis of Mental Development Typology // Psychology in Russia: State of the Art. Scientific Yearbook / Ed. by Y. Zinchenko, V. Petrenko. - Moscow : Russian Psychological Society, 2009. - 385-404.

Cassidy J. Truth, lies, and intimacy: An attachment perspective // Attachment & Human Development. - 2001. - Vol. 3. - No 2. - 121-155.

Collins N.L., Feeney B.C. Attachment and caregiving in adult close relationships: normative processes and individual differences // Attachment & Human Development. - 2013. - № 15(3). - Pp. 241-245.

Gold D. Sibling relationship in old age: A typology // International Journal of Aging and Human Development. - 1989. - № 28 (1). - Pp. 37-51.

Hazan C., Shaver P. R. Romantic love conceptualized as an attachment process // Journal of Personality and Social Psychology. - 1987. - 52. - 511-524.

Kristine M.V., Morgan C.B. Sibling relationship in early adulthood: A typology // Journal of Personal Relationship. - 1998. - № 5. - Pp. 59-74.

Leder J. Adult sibling rivalry // Psychology Today. - 1993. - 26(1). - 56-63.

Marvin R.S., Britner P.A. Normative development: The ontogeny of attachment // In J. Cassidy, P.R. Shaver (Eds). Handbook of attachment: Theory, research, and clinical applications. - New York: Guilford Press. - 1999. - Pp. 44-67.

Nandwana S., Katoch M. Perception of sibling relationship during middle adulthood years: A Typology // Journal of the Social Sciences. - 2009. - 21(1). 67-72.

Riggio H.R. Measuring attitudes toward adult sibling relationships: The lifespan sibling relationship scale // Journal of Social and Personal Relationships. 2000. - 17(6). - 707-728.

Rosenthal N.L., Kobak R. Assessing adolescents’ attachment hierarchies: differences across developmental periods and associations with individual adaptation // Journal of research on adolescence. - 2010. - Pp. 1-29.

Steward R.B., Kozak A.L., Tingley L.M., Goddard J.M., Blake E.M., Casse W. Adult sibling relationships: Validation of a typology // Personal Relationships. - 2001. - 8(3). - 299-324.

Stocker C., Lanthier R., Furman W. Sibling relationships in early adulthood // Journal of Family Psychology. - 1997. - 11. - 210-221.

En

Almazova Olga V. (2013). Emotional ties between siblings and attachment to the mother in adulthood. National psychological journal. 3 (11), 54-60.

Ru

Алмазова О.В. Эмоциональные связи сиблингов и привязанность к матери во взрослом возрасте. // Национальный психологический журнал. – 2013. – № 3(11). – С. 96-102.

Keywords / Ключевые слова

adult siblings / взрослые сиблинги ; typology of sibling relationships / типология сиблинговых взаимоотношений ; attachment to mother / привязанность к матери

Abstract

a:2:{s:4:"TEXT";s:1701:"<p>
    The paper analyzes the relationship between adult siblings, their specificity and diversity, examples of relation typologies of adult siblings by American and Indian psychologists are adduced. The modern view of the attachment to the mother in adults and the conditions required for establishing close, trusting interpersonal relationships are briefly described. A succinct overview of modern foreign research in these fields of research is given. The national sample (N = 277) identified and described four types of relations between adult siblings: emotionally-positive (heart, harmonious) ones account 39 per cent of the sample; ambivalent (heart, conflictcompetitive ones account 32 per cent; debarred (not close, not conflict-competing) ones account 18 per cent; conflict (not close, competing conflict-up to hostile) ones account 11 per cent.
</p>
<p>
Comparison of the three typologies of adult sibling relationships (Russian, US and Indian). The intercouple comparison shows the reciprocity of sibling relationships in
adulthood. The results of the empirical research reveal complex relationship features attachment to the mother with the nature of the relationship between siblings in
adulthood. Thus there are adults with a reliable type of attachment to the mother with debarred or even conflicting relationships with older siblings, while adult sibling
relationships are determined not totally emotional of the early relationship with the mother, and also depend on the sibling’s personality traits and personal history of
relations. The influence of the attachment type to the mother is shaped in childhood and can be applied to the relationship between adult siblings.
</p>";s:4:"TYPE";s:4:"html";}

Аннотация

a:2:{s:4:"TEXT";s:1755:"<p>
    В статье анализируются взаимоотношения взрослых сиблингов, их специфика и многообразие, приведены примеры типологий отношений взрослых братьев и сестер, разработанных американскими и индийскими психологами. Кратко охарактеризован современный взгляд на привязанность к матери у взрослых людей и условия, необходимые для установления близких, доверительных межличностных отношений. Дан сжатый обзор современных зарубежных исследований в указанных областях. На отечественной выборке (N=277) выделено и описано четыре типа взаимоотношений взрослых братьев и сестер: эмоционально-позитивные (сердечные, гармоничные) – 39% выборки; амбивалентные (сердечные, конфликтно-конкурирующие – 32%; отстраненные (не близкие, не конфликтно-конкурирующие) – 18%; конфликтные (не близкие, конфликтно-конкурирующие, вплоть до враждебных) – 11%.
</p>
<p>
Произведено сравнение трех типологий взрослых сиблинговых отношений (отечественной, американской и индийской). При помощи внутрипарного сравнения
показана взаимность сиблинговых отношений во взрослом возрасте. На основе результатов эмпирического исследования раскрывается сложная связь
особенностей привязанности к матери с характером взаимоотношений между сиблингами во взрослом возрасте. Показано, что есть взрослые люди с надежным
типом привязанности к матери, имеющие при этом отстраненные или даже конфликтные отношения со взрослыми братьями или сестрами, то есть, взрослые
сиблинговые отношения не тотально детерминируются характером ранних эмоциональных отношений с матерью, а зависят еще и от личностных черт сиблингов
и личной истории отношений. Влияние типа привязанности к матери, сформированного в детском возрасте, прослеживается на взаимоотношениях между
взрослыми братьями и сестрами.
</p>";s:4:"TYPE";s:4:"html";}

Author(s) / Автор(ы)

Almazova, Olga V. / Алмазова Ольга Викторовна

Author Affiliation / Основное место работы автора

Lomonosov Moscow State University / Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова (МГУ)

Country / Страна

Russian Federation / Российская Федерация

Categories / Рубрикатор

Communication Systems / Психология коммуникационных систем

Publication Type / Тип публикации

Journal article/ Журнальная статья

Source / Источник

National Psychological Journal / Национальный психологический журнал

Release Date / Год публикации

2010 - 2014 ; 2013

Pages / Страницы

54-60

DOI Number

10.11621/npj.2013.0307

Language / Язык публикации

Ru

Возврат к списку

There are new articles from the «Moscow University Psychology Bulletin»/ Новые статьи «Вестника Московского университета. Серия 14. Психология»

30.03.2015

We are glad to inform you that the new issue of the journal "Moscow University Psychology Bulletin" - 1, 2015 - was released. Carrent Issue: http://msupsyj.ru/en/articles/volumes/2015_1.php

Мы рады представить вам первый номер «Вестника Московского университета. Серия 14. Психология» за 2015 год. http://msupsyj.ru/articles/volumes/2015_1.php

There are new articles from the «National psychological journal»/ Новые статьи «Национального психологического журнала»

30.03.2015

We are glad to inform you that the new issue of the journal "National psychological journal" - 1(17), 2015 - was released. Carrent Issue: http://npsyj.ru/en/articles/volumes/17_2015.php

Мы рады представить вам первый номер «Национального психологического журнала» за 2015 год. http://npsyj.ru/articles/volumes/17_2015.php

About / О проекте New / Новое All material / Все материалы News / Новости Contacts / Контакты
© 2012 — 2018 Psychology. Online abstract digest of psychological sciences

/ ПСИХОЛОГИЯ. Реферативнй интернет-дайджест психологических наук