Articles / Статьи

RSS
Фильтр
Название:
Принята к публикации:
Keywords / Ключевые слова:
Keywords Plus / Дополнительные ключевые слова:
Автор(ы):
Основное место работы автора:
Страна:
Рубрикатор:
Тип публикации:
Название журнала или сборника:
Год публикации:
Возрастная категория:
DOI Number:
Язык публикации:
  

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

The purpose(objective) of the empirical study is the measurement of the accuracy of expert-proctors in detecting cheating in online testing. 

Sample of the study. 35 test takers passed an online test of general knowledge on the basis of 30 multiple choice questions. Half of the subjects (18 persons) were “artificial cheaters” – they used cheat sheets with correct answers. 

Methods. The video recording of the testing process included a “screen capture” so that expert-proctors could observe all cursor movements, see a recording of the subject's facial expressions and a visual focus of attention in a separate window (recording from the front camera), and could listen to the subject pronouncing the task conditions and answers (“oral decision”). 14 experts took part in rating of video recordings, of which 8 experts showed satisfactory results in terms of the level of accuracy in detecting cheating (their accuracy that was measured using the Kappa coefficient was higher than 0.5). 

Conclusions. A high asymmetric validity of expert assessments is revealed. More accurate experts allowed a negligible (about 5 percent) number of errors of the “false alarm” type, but a relatively large number of errors of the “skip” type. Recommendations are made for the practical use of the expert assessment method in combination with automatic chronometric analysis of the degree of atypical protocols and subsequent control of face-to-face offline testing of all suspected subjects (examinees). 

Актуальность и цель работы. В данном эмпирическом исследовании предпринята попытка измерения точности обнаружения мошенничества («читинга») на основе экспертных оценок с использованием видеозаписей хода выполнения тестовых экзаменов в режиме онлайн. 

Выборка. 35 испытуемых выполняли в режиме онлайн тест на эрудицию из 30 заданий с выбором из 4-х вариантов ответа. Половина испытуемых (18 человек) были «подставными читерами» – использовали шпаргалки с правильными ответами. 

Ход и методы. Видеозапись процесса тестирования включала «захват экрана», на котором наблюдатель-эксперт («проктор») мог наблюдать все перемещения курсора, видеть запись мимики и зрительный фокус внимания испытуемого в отдельном окне (запись с фронтальной камеры), слышать речевое проговаривание испытуемым условий задания и ответов («устное решение»). В оценивании видеозаписей приняло участие 14 экспертов, из которых 8 показали удовлетворительные результаты по уровню точности в обнаружении читинга (точность-accuracy, измеренная с помощью коэффициента Kappa, у них была выше 0,5). 

Выводы. Выявлена высокая асимметричная прогностичность экспертных оценок: более точные эксперты допускают пренебрежимо малое (около 5 процентов) число ошибок типа «ложная тревога», но сравнительно много ошибок типа «пропуск». Сделаны рекомендации по практическому использованию методики экспертной оценки в сочетании с автоматическим хронометрическим анализом степени атипичности протоколов и последующим контрольным очным тестированием всех заподозренных испытуемых (экзаменуемых).

Authors / Авторы: Шмелев А.Г.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. The COVID-19 pandemic reveals the problem of moral choices for a large number of people: who should be treated first; who can be considered as a subject for urgent vaccines and drugs testing; choice between personal convenience and observation of restrictions for the sake of the “common good.” 

The objective of the study was to evaluate whether the stress experienced by people during the COVID-19 pandemic can change moral decision making. 

Materials and methods. The data of an online survey conducted from March 30 to May 31 (311 people) were analyzed. The survey included sociodemographic questions, questions about assessing one’s current condition, the Simptom Check List-90-Revised (SCL-90-R), and the Moral Dilemmas Test, consisting of 30 dilemmas. 

The relationship of a number of utilitarian choices in personal moral dilemmas with sociodemographic characteristics, respondents' assessments of their state and psychopathological characteristics was analyzed. Solving personal moral dilemmas was considered within subgroups of respondents with a high level of somatization and a high level of psychopathological symptoms and it was reviewed separately. 

Results. The results showed a high level of distress throughout the survey and an increase of utilitarian choices in personal moral dilemmas by the end of the survey. The number of choices in personal dilemmas was lower among older respondents, higher among men, and positively correlated with psychopathological symptoms. In the subgroup with a high level of somatization, personal choices slightly decreased by the end of the survey. On the contrary, in the subgroup with high levels of psychopathological symptoms, the number of personal choices significantly increased. 

Conclusions. Against the background of quarantine, assessments of moral standards change. The level of stress ambiguously affects moral decisions. A high level of somatization leads to a decrease in utilitarian personal choices, and a higher level of psychopathological symptoms leads to an increase in utilitarianшchoices. Utilitarian personal choices are more often made by men and younger people. 

Актуальность. Пандемия COVID-19 ставит проблемы морального выбора перед большим количеством людей: кому в первую очередь оказывать медицинскую помощь; на ком допустимо проводить срочные испытания вакцин и лекарств; предпочтение собственного удобства или соблюдение ограничений ради «общего блага».

Целью исследования было оценитьможет ли стресс, испытываемый людьми во время пандемии COVID-19 оказать влияние на моральные решения.

Материалы и методы. Анализировались данные интернет-опроса, проведенного с 30 марта по 31 мая (311 человек). Опрос включал социодемографические вопросы, вопросы на оценку своего текущего состояния, Симптоматическийопросник SCL-90-R, Тест «Моральные дилеммы», состоящий из 30 дилемм.

Оценивалась связь количества утилитарных личностных выборов в моральных дилеммах с социодемографическим показателями, оценкой респондентами своего состояния и психопатологическими характеристиками. Отдельно рассматривалось решение моральных дилемм подгруппами респондентов с соматизацией и психопатологической симптоматикой. 

Результаты показали высокий уровень дистресса на протяжении всего опроса и увеличение утилитарных личностных выборов в моральных дилеммах в конце опроса. Количество личностных выборов было ниже у старших респондентов, было выше у мужчин, положительно коррелировало с психопатологической симптоматикой. В подгруппе с высоким уровнем соматизации наблюдалось небольшое снижение личностных выборов к концу опроса. Напротив, в подгруппе с высокими уровнями психопатологической симптоматики в конце опроса количество личностных выборов значимо увеличилось.

Выводы. На фоне карантина меняются оценки моральных норм, уровень стресса неоднозначно влияет на моральные решения: высокий уровень соматизации приводит к снижению утилитарных личностных выборов, усиление психопатологической симптоматики – к увеличению утилитарных личностных выборов. Утилитарные личностные выборы чаще делают мужчины и более молодые люди.

Authors / Авторы: Ениколопов С.Н. ; Медведева Т.И. ; Бойко Л.А. ; Воронцова О.Ю. ; Казьмина О.Ю.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. The article defines the first-ever directions of psychological aid for children infected with COVID-19 in “red zone” in the context of illness of close adult people. 

The goal of the research is psychological state of children infected with COVID-19 in “red zone” in the context of illness of close adults and determination of the required psychological aid. 

Methods and sample. Analysis of 36 clinical cases of 7–17 years old children in the context of illness of close adults, who were in critical condition in intensive care department (first group – 28 children) or in satisfactory condition being treated at home (second group – 8 children). The research included the following: observation of medical records; screening diagnostics, which included the ‘Three Wishes” technique, an adapted method of “Unfinished sentences” (for adolescents), a drawing (any topic); 10-questions questionnaire focused on child's physical well-being, its wishes for organization of everyday life and leisure activities in hospital ward, etc. 

Results.The majority of patients appeared to be in unfavorable psychological state (close to acute stress or unstable state), which manifested itself in three different ways: severe anxiety; over-excitement, impaired mood. These symptoms were constant and illustrative for children whose relatives were in critical condition in the intensive care department. Children, whose relatives were in satisfactory condition and were treated at home were observed during periods when they were influenced by additional stressors. 

Conclusions. Taking into account psychological differences and other factors (such as age, level of psychological maturity, severity of physical condition) provides an opportunity to give children and adolescents in “red zone” differentiated psychological aid. 

Acknowledgments. This research was carried out with the aid of officers of FSAI “NMRC of Children’s Health” of the Ministry of Health of the Russian Federation and medical psychologists M.S. Afonina, M.B. Rabinovich, V.M. Sklyadneva, M.S. Erotievich, and N.N. Pavlova.

Актуальность. В статье впервые определены направления психологической помощи детямс COVID-19 в «красной зоне» в ситуации болезни близких взрослых.

Цель: изучение психологического состояния детей сCOVID-19 в «красной зоне» в ситуации болезни близких взрослых и определение направлений психологической помощи.

Методики и выборка: анализ 36 клинических случаев детей 7–17 лет в ситуации болезни близких взрослых, которые находились в тяжелом состоянии в реанимации (первая группа, 28 детей), либо в удовлетворительном состоянии и получали лечение на дому (вторая группа, 8 детей). Проведено: изучение медицинской документации; скрининг-диагностика, включавшая методику «Три желания», адаптированную методику «Незаконченные предложения» (для подростков), рисунок на свободную тему; анкета из 10 вопросов, направленных на выяснение физического самочувствия ребенка, его пожеланий к организации быта и досуговой деятельности в палате и т.п.

Результаты исследования. У большинства пациентов выявилось неблагоприятное психологическое состояние (близкое к состоянию острого стресса либо нестабильное), которое проявлялось в трех различных вариантах: выраженная тревога; повышенное возбуждение; сниженный фон настроения. Эти проявления были постоянны и ярко выражены у детей, чьи близкие находились в тяжелом состоянии в отделении реанимации; у детей, чьи близкие имели удовлетворительное состояние и лечились на дому, они наблюдались эпизодически при воздействии дополнительных стрессоров.

Выводы. Учет психологических различий, как и ряда других факторов (возраста, уровня психологической зрелости, тяжести физического состояния), позволяет оказать детям и подросткам дифференцированную психологическую помощь в особых условиях «красной зоны».  

Благодарности. Исследование выполнено благодаря самоотверженному труду сотрудников ФГАУ «НМИЦ здоровья детей» Минздрава России, в том числе медицинских психологов Афониной М.С., Рабинович М.Б., Склядневой В.М., Еротиевич М.С., Павловой Н.Н.

Authors / Авторы: Свиридова Т.В. ; Лазуренко С.Б. ; Венгер А.Л. ; Фисенко А.П. ; Долгих А.Г.

Литвинов В.Ю. Влияние СМИ на региональные образы России в общей картине мира молодежи. // Национальный психологический журнал. – 2020. – No 2(38). – С. 158–169.

Litvinov V.Yu. (2020).Impact of mass media in shaping the image of Russian region in the youth’s general worldview. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], (13)2,158–169.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Our understanding of the world is largely based on the image of the native state, i.e. 'a small homeland' that shapes the development of a person, and identifies their social identity. The development of the information society provides more and more powerful tools for the media to influence the recipient's view of the world and representations of the human society as a whole. A man has to get all the information about the territory of the rest of their country, except for'the small homeland', via the media content. This content is cropped up with stereotypes and leads to the disintegration of society. Therefore, it is important to study the features of such media influence, their strength and validity.

Objective is to study regional images of Russia among young people from different Russian regions, and to identify the media role in shaping of regional images and image of Russia as a whole.

Design. This pilot research has a limited sample. 30 recipients (Mage=22.6 years, SD=2.78; 11 males from 15 regions of Russia) took part in this research.

The methods included a survey and a series of detailed interviews, psycho-semantic scaling and projective methods. The psycho-semantic research assumed description of the following regional images: the North of Russia, Central Russia, the South of Russia, the Northern Caucasus, the Volga region, the Urals, Siberia, the Far East.

Results. It is shown statistically that participants of the research tend to evaluate their personal views differently from those that, they believe, are shaped through the media. The images generated by the media are rather positive and point mainly to the advantages of territories, not to mention their possible disadvantages. The majority of respondents have very little personal experience of interacting with Russian regions. Their understanding of regions mainly correspond to the regional images shaped through the media. Moreover, these images are stereotypes and highlight the emotional side. A categorical structure of the perception significantly differs in factor content from the structures shown in the study results of an integral image of Russia and separate states (Matveeva, 2010; Mitina, Petrenko, 2009). It has its own specific features and is not reduced in the aggregate to the overall image of Russia.

Conclusion. When building regional images and the overall image of Russia, the respondents focus on the moral evaluation which helps to construct their personal image, and then they go on with the representations shaped through the media. These image of Russian region differ from the overall image of Russia. The paper represents the results of a pilot study, therefore, the results can hardly be extrapolated to a wider sample, but they can be considered in further research.

Актуальность (контекст) тематики статьи. Представления человека об окружающем его мире во многом складываются на основании образов родной страны, «малой Родины», которые определили его становление как личности, сформировали его социальную идентичность. Современные информационные технологии создают все более мощные инструменты, которые средства массовой информации (СМИ) используют для формирования картины мира человека, его представления об обществе, стране, ее отдельных регионах. Нередко контент, предоставляемый СМИ, содержит основания для формирования негативных стереотипов, нерелевантных действительности образов тех или иных культур, народов, территорий, которые могут привести к дезинтеграции общества.

Цель работы: исследование особенностей восприятия региональных образов России у представителей молодежи из разных ее субъектов, определение роли
СМИ в формировании региональных образов и образа России в целом.

Описание хода исследования. Исследование пилотажное, поэтому имеет ограниченную выборку. Всего в нем приняло участие 30 молодых людей и девушек (Mage = 22.6 лет, SD=2.78) из 15 регионов России. В качестве методик были использованы опрос и углубленное интервью, психосемантическое шкалирование и проективная методика - своеобразный аналог «когнитивной карты». Психосемантическое исследование строилось на оценке следующих региональных образов: Севера России, Центральной России, Юга России, Северного Кавказа, Поволжья, Урала, Сибири, Дальнего Востока.

Результаты исследования. Статистически показано, что участники исследования склонны по-разному оценивать как свои собственные представления, так и те, которые, по их мнению, формируются СМИ. Формируемые СМИ образы имеют скорее положительный характер и указывают в основном на преимущества территорий, не упоминая об их возможных недостатках. Большинство респондентов имеют крайне малый собственный личный опыт, лежащий в основе знаний о различных регионах России. Их представления об особенностях регионов во многом соответствуют тем региональным образам, которые формируют СМИ. Причем, данные образы стереотипны и имеют один яркий полюс эмоциональной оценки. Категориальная структура восприятия регионов значимо отличается по факторному наполнению от структур, выявленных в результате исследования целостного образа России (Матвеева, 2010; Митина, Петренко, 2009).

Выводы. При построении региональных образов и образа России в целом молодежь отталкивается от нравственной оценки, с помощью которой они конструируют свой личный образ, и от представлений, которые формируют СМИ. Образы различных регионов страны отличаются от целостного образа России. Данное исследование является пилотным, поэтому полученные результаты неправомерно экстраполировать на более широкую выборку, их можно рассматривать как задел для дальнейшей работы в данном направлении.

Authors / Авторы: Литвинов В.Ю.

Нижельской В.А., Ковалева А.В., Панова Е.Н. Влияние представлений чувственно-ориентированных образов на параметры вертикальной позы и биоэлектрической активности головного мозга у актеров в процессе перевоплощения (пилотное исследование) // Национальный психологический журнал. – 2020. – № 2(38). – С. 148–157.

Nizhelskoy V.A.,Kovaleva A.V.,Panova E.N. (2020).Impact of perceiving sense-oriented images on the parameters of the vertical posture and brain activity in actors during method acting (pilot study). National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], (13)2,148–157.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Imagination is necessary to create a plastic image in the theatre, choreography, cinema, and aesthetic sports. There are studies of the psychophysiology of imagination in the process of artistic creation using EEG, fMRI, and stabilometric platform. However, comprehensive studies of method acting using objective quantitative methods have not become widespread.

The Objective of the study was to reveal the relationship between stabilometric and electrophysiological parameters in actors when imagining the two opposed objects, the tower and the jellyfish, while maintaining a vertical posture.

Design. The study was conducted over two days on 12 volunteers (4 males and 8 females aged 20-22), students of the Higher School of Performing Arts (K.Raikin Theater School). Asobjects for imagination and mental transformation the participants were o ered two images: a jelly sh and a high stable tower. The tasks for the actors were set in a randomized order. Participants were asked to complete the “Romberg Test” on a stabilometric platform (European feet position), and mentally represent a behaviour (movements, actions, emotions) that an actor could perform on a stage to show a given image. All actions had to be performed mentally only, while the original vertical position of the body should not be changed. Simultaneously, the multichannel EEG was recorded.

Results. The normalized index of the mechanical energy (Av) and the surface area of the centre of pressure uctuations (S) were significantly lower while maintaining a vertical posture in the process of representing the tower compared to the representation of the jelly sh (p <0.05, Wilcoxon Test). Other stabilometric parameters were also lower in the image of the tower but did not reach the level of signi cance (p> 0.05). As to EEG spectral parameters, the representation of the jelly sh compared to the tower was characterized by a signi cantly lower power frequency of 3-4 Hz in the right hemisphere, frequencies of 8-9 Hz in the anterior temporal leads symmetrically (except for Fp1 and Fp2), 11-12 Hz symmetrically except for the posterior leads (O1, O2, T5, T6), 12-13 Hz in the right hemisphere except for Fp1 and Fp2, and, nally, less high-frequency power of 20- 21 Hz on almost all leads (except Fp1 and Fp2), 24-25 Hz on the right (except Fp2) and frequencies above 24 Hz in both occipital leads (all p <0.01).

Conclusions. The results of the study suggest that the mental representation of the tower provides a more stable posture and reduced the physiological cost (energy consumption) of this process. There were also identified some differences in the central mechanisms (according to the EEG parameters) of maintaining a vertical posture with the mental representation of the two opposed images. The main di erences between the EEG in the image of the tower and the jelly sh were observed in the central and parietal leads, corresponding to the localization of the somatosensory cortex, vestibular areas, and the body scheme representation. The results of the study could be used to objectify the effectiveness of different programs of ideomotor training of actors.



Актуальность. На сегодняшний день известны исследования психофизиологических особенностей имажинации в процессе художественного творчества с использованием ЭЭГ, фМРТ, стабилоплатформы. Однако комплексные исследования процесса актерского перевоплощения этими методами пока не приобрели широкого распространения. В данном пилотном исследовании можно выделить психофизиологические основания актерского перевоплощения как объект исследования. В качестве предмета исследования рассмотрены аспекты влияния представления чувственно-эмоционального образа на двигательную активность в процессе актерского перевоплощения.

Целью настоящего исследования было определение характера влияния воображения на показатели целенаправленного физического действия и активность головного мозга на примере сохранения вертикальной позы актерами в условиях представления процесса перевоплощения в чувственно противоположно-ориентированные образы. 

Задачи исследования: сопоставить стабилометрические и электрофизиологические показатели, оценить их связь и характер системных перестроек при имажинациии вхождении в образ, оценить степень отождествления себя с этими образами.

Описание хода исследования. Исследование проводилось в течение двух дней на 12 добровольцах (4 юношии 8 девушек, возраст 20–22 года)–студентах Высшей школы сценических искусств (Театральная школа К. Райкина) г. Москва. В качестве объектов для перевоплощения участникам были предложены два образа: образ медузы и образ высокой устойчивой башни. Их описания были составлены на основе ряда синонимов и характеризовали чувственную противоположность этих объектов. Участникам предлагалось выполнять задания «проба Ромберга» на стабилоплатформе (европейская установка стоп), представляя движения и действия, которые актер мог бы производить на сцене, чтобы выявить заданный образ. Все действия должны были выполняться исключительно ментально, в воображении, сохраняя исходное вертикальное положение тела. Одновременно с выполнением заданий на стабилоплатформе проходила регистрация ЭЭГ.

Результаты исследования. В результате сравнения стабилометрических показателей испытуемых в образе медузы и образе башни оказалось, что нормированный индекс энергозатрат (Av) и площадь колебаний центра давления (S) достоверно ниже при поддержании вертикальной позы в процессе представления образа башни, по сравнению с представлением образа медузы (p<0.05 по непараметрическому критерию Вилкоксона).
Остальные показатели (индекс энергозатрат А и скорость перемещения центра давления V) также были ниже в образе башни, но уровня статистической значимости не достигали (p>0.05). Результаты статистического анализа влияния воображаемых образов на спектральные параметры ЭЭГ показали, что представление образа медузы, по сравнению с образом башни, характеризуется статистически значимо (p<0.01) меньшей мощностью частот 3–4 Гц в правом полушарии, частот 8–9 Гц в передне-височных отведениях симметрично (кроме Fp1 и Fp2), 11–12 Гц симметрично везде, кроме задних отведений (О1, О2, Т5, Т6), 12–13 Гц в правом полушарии кроме Fp1 и Fp2 и, наконец, меньшей мощностью высоких частот 20–21 Гц почти по всем отведениям (кроме Fp1 и Fp2), 24-25 Гц справа (кроме Fp2) и частот более 24 Гц в обоих затылочных отведениях.

Выводы. Мысленное представление образов башни и медузы при неизменном положении тела (положение стоя) оказывает влияние на стабилометрические показатели следующим образом: представление образа башни положительно влияет на устойчивость вертикальной позы и снижает энергозатраты этого процесса. Выявлены некоторые различия в центральных механизмах (по параметрам ЭЭГ) поддержания вертикальной позы при мысленном представлении различных образов. Основные различия между ЭЭГ в образе башни и медузы наблюдались в центрально-теменных отведениях, соответствующих локализации соматосенсорной коры, вестибулярных зон и представлениям о схеме собственного тела. Данное исследование носит пилотный характер, но оно может лечь в основу методов объективизации эффективности разных программ идеомоторных тренингов актеров.


Authors / Авторы: Нижельской В.А. ; Ковалева А. В. ; Панова Е.Н.

Собкин В.С. «Ах, «Бедная Лиза», Ах!» – опыт психологического анализа повести Н.М. Карамзина // Национальный психологический журнал. – 2020. – № 2(38). – С. 109-147.

Sobkin V.S. (2020) "Ah, Poor Liza, Ah!" – experience of psychological analysis of N.M. Karamzin’s story. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], (13)2, 109-147.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. It is a generally shared belief  that “Bednaya Liza” (1792; "Poor Liza") of N.М. Karamzin is a classic example of the Russian sentimental school. Actually it is not sufficient just to attribute this story to the particular genre. A careful reading of “Poor Lisa” we will appear to allow identifying basic, archetypal psychological mechanisms that determine the characteristics of modern artistic perception in a latent form. The work continues the line of psychological research on the interpretation of a literary text identified by L.S. Vygotsky as ‘reader's criticism’. A number of psychological techniques and hermeneutic methods of text analysis are used.

The Objective is to reveal explicit or implicit literary techniquesused by Karamzin, e.g. plot construction, speech and behaviour characters, description of the landscape, etc., and also to consider the psychological characteristics of the real behaviour of the characters, i.e. motives, affective reactions, behavioural norms, social expectations, moral and ethical assessments, worldview, etc.

Design. The paper provides an artistic and real analysis of the story used by the author to play two games with the reader. Both of them are played by the author and the reader simultaneously, where both artistic and real plains are combined on "one playing ground", i.e.  the ground of the literary piece, which making different combinations determine the reader's experience.

Results. A number of psychological phenomena are highlighted that are quite clearly manifested in the perception of the story "Poor Liza". The phenomena are compared with the text features and those artistic techniques that generate them. The issues concerning the study of authentic  psychological mechanisms, authentic artistic experience and eliciting their meaning when reading a story are considered. The author brings together the explanatory models and concepts used in philological and psychological works in order to clarify the genuine sentimental feelings

Актуальность Принято считать, что«Бедная Лиза» Н.М. Карамзина, написанная им в1792 году, является классическим образцом русского сентиментализма. Простого указания на своеобразие подобного жанра недостаточно. Возможно, что при внимательном прочтении «Бедной Лизы» мы сможем выявить какие-то базовые, архетипические психологические механизмы, которые в скрытой форме определяют особенности современного художественного восприятия. Работа продолжает линию психологических исследований по интерпретации литературного текста, которая определялась Л.С. Выготским как «читательская критика». При этом используются разные психологические техники и герменевтические приемы анализа текста.

Цель: раскрытьявно или не явно выраженные художественные приемы, которыми пользуется Карамзин (построение сюжета, речевые и поведенческие характеристики персонажей, описание пейзажа и др.), а также рассмотреть психологические особенности реального поведения героев (мотивы поступков, аффективные реакции, поведенческие нормы, социальные ожидания, морально-нравственные оценки, мировоззренческие позиции и др.). 

Описание хода исследования. В статье проведен своеобразный анализ повести, в котором учитываются два поля (художественное/реальное), на которых автором разыгрываются как бы две игры с читателем, две партии. Обе они проигрываются автором с читателем одновременно, где на «одной доске» (пространстве художественного произведения) совмещены оба поля (художественное/реальное), которые, перемежаясь в разных сочетаниях, и определяют особенность читательского переживания.

Результаты исследования. Выделен целый ряд разнообразных психологических феноменов, достаточно отчетливо проявляющихся при анализе восприятия повести «Бедная Лиза», они сопоставлены с особенностями текста, отмечены те художественные приемы, которые их порождают. Рассмотрены вопросы, касающиеся изучения своеобразия психологических механизмов художественного переживания и смыслообразования при чтении повести. Автором сведены воедино объяснительные модели и представления, используемые в филологических и психологических работах с тем, чтобы прояснить своеобразие сентиментального чувства.

Authors / Авторы: Собкин В.С.

Бухаленкова Д.А., Гаврилова М.Н., Айрапетян З.В., Семенов Ю.И., Тарасова К.С. Связь между игровыми предпочтениями в домашних условиях и развитием саморегуляции у детей дошкольного возраста // Национальный психологический журнал. – 2020. – № 2(38). – С. 99-108.

Bukhalenkova D.A., Gavrilova M.N., Airapetyan Z.V., Semenov Yu.I., Tarasova K.S. (2020). Relation between play preferences at home and self-regulation in preschool children. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], (13)2, 99-108.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Nowadays, the research of playing activity in the home environment is insufficient. Meanwhile, theoretical and empirical analysis has shown the importance of the play in the development of executive functions, and the results obtained in the study can be used as practical recommendations for preschool specialists and parents of senior preschool age children.

The Objective is to study the relationship between the components of executive functions and children preferences in the play and its duration at home.

Design. Children aged 5-6 years (N=163, 52% of males) and their mothers participated in the study. In the first stage, the development of the following components of executive functions in preschool children was assessed: inhibition, verbal and visual working memory and cognitive flexibility. Information on children's play preferences at home were obtained as a result of parents filling in a specialized questionnaire, which contained questions about the duration of play and its content.

Results. Analysis of play preferences revealed that the majority of preschool children in our sample have favorite toys (85%): males prefer games in constructing materials and transport, while females prefer puzzles and sets for creativity, as well as play with soft toys and dolls, and also pretending ‘family’ members games. It was found that girls successfully coped with tasks on cognitive flexibility, inhibition and verbal working memory than boys. The most preferable type of games for senior preschoolers are board games and active games, and also construction sets. Children who prefer constructing materials and transport were less successful at cognitive flexibility task than children who don't play construction games. Children who prefer soft toys and sets of figures perform a lower level of spatial working memory than children who prefer other kinds of games. Children who prefer to play board games have a higher level of inhibition. Children whose favorite character often changes were more successful in inhibition task than children who have one steady favourite character. 

Conclusion. The study showed that board games, puzzles, and playing with different subjects and pretending various characters have the most developing potential for older preschoolers. No differences in game duration depending on the level of development of executive functions were found. 

Актуальность тематики статьиВ настоящее время исследования игровой деятельности в домашних условиях являются малочисленными. При этом теоретический и эмпирический анализ показал значение игры в развитии регуляторных функций, а полученные в ходе исследования результаты могут быть использованы в качестве практических рекомендаций для специалистов дошкольной сферы и родителей детей старшего дошкольного возраста.

Цель. Изучение взаимосвязи компонентов регуляторных функций с предпочтениями ребенка в игре и ее продолжительностью.

Описание хода исследования. В исследовании принимали участие дети в возраст 5-6 лет (N= 163, 52% мальчиков) а также их мамы. На первом этапе была проведена диагностика развития компонентов регуляторных функций у дошкольников (сдерживающий контроль, слуховая и зрительная рабочая память и когнитивная гибкость). Информация об особенностях игры детей дома была получена в результате заполнения родителями специализированного опросника, который содержал вопросы о продолжительности игры и игровых предпочтениях детей в домашних условиях.

Результаты исследования. Анализ предпочтений в игрушках выявил, что у большинства дошкольников есть любимые игрушки (85%), при этом мальчики предпочитают игры в конструкторы и транспорт, а девочки предпочитают паззлы и наборы для творчества, мягкие игрушки и куклы, а также игры в «семью». Было установлено, что девочки успешнее справлялись с заданиями на когнитивную гибкость, сдерживающий контроль и слуховую рабочую память. Наиболее предпочитаемым видом игр у старших дошкольников являются настольные и подвижные игры, а также строительство. Дети, которые предпочитают конструкторы и машинки, хуже справлялись с выполнением задания на когнитивную гибкость по сравнению с детьми, кто не играет в конструирование. Дети, которые предпочитают мягкие игрушки и наборы фигурок, хуже удерживают в рабочей памяти расположение объектов, чем дети предпочитающие другие игры. Дети, которые предпочитают играть дома в настольные игры, успешнее справлялись с заданием на сдерживающий контроль. Дети, чей любимый герой часто меняется, также успешнее справлялись с методикой на сдерживающий контроль, чем дети, у которых есть один постоянный любимый герой. Не было выявлено различий в продолжительности игры в зависимости от уровня развития регуляторных функций.

Выводы. Исследование показало, что наиболее развивающим потенциалом для старших дошкольников обладают настольные игры, паззлы, а также увлечение разными сюжетами и персонажами. 

Authors / Авторы: Бухаленкова Д. А. ; Гаврилова М.Н. ; Айрапетян З.В. ; Тарасова К.С. ; Семенов Ю.И.

Солонченко С.С. Связь идентичности с образом семьи у выпускников закрытых учреждений // Национальный психологический журнал. – 2020. – № 2(38). – С. 85-98.

Solonchenko S.S. (2020). Relationship of identity with family image in graduates of closed institutions. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], (13)2, 85-98.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. The results of the contemporary research on the psychological characteristics of graduates of closed institutions indicate that adolescents who are brought up in closed institutions have distorted ideas about the family and range from idealized to supernegative. After their graduating from closed institutions, the ideas about the family lie in the basis for establishing their own family, resulting in graduates creating reliable family relationships, leading an asocial lifestyle, sending their children to the same institutions that they have graduated from. The study of the causes of family image distortions in adolescents left without parental care will allow us to work with the causes and,  render aid help graduates of closed institutions to shape a complete, structured family image and thus help them socialize in the human community.

The Objective. Research on the relationship between identity and family image among graduates of closed institutions. We assumed that there is a connection between identity, in terms of its components, and the family image of graduates of closed institutions.

Design. The paper analyzes personal identity and the family image in closed institution graduates, as well as the relationship between the components of identity and the family image of graduates of closed institutions.

Results. The hypothesis was confirmed. The personal identity in terms of structural components (the communicative ‘self’ and the material ‘self’) is associated with the image of the family in closed institution graduates.

Conclusions.The study revealed the need to study the relationship between the components of personal identity and family image.

Актуальность тематики статьиРезультаты современных исследований психологических особенностей выпускников закрытых учреждений свидетельствуют о том, что у подростков, воспитывающихся в этих учреждениях, представления о семье деформированы. Основываясь на них, бывшие подростки не умеют создать надежные семейные отношения, часто ведут асоциальный образ жизни и отдают своих детей в те же учреждения, выпускниками которых являются. Изучение причин деформации образа семьи у подростков, оставшихся без попечения родителей, позволит работать с этими причинами и помочь выпускникам закрытых учреждений сформировать полный, структурированный образ семьи. Это поможет им в их социализации в обществе.

Цель работы: исследование связиидентичности с образом семьи у выпускников закрытых учреждений. Мы предполагали, что такая связь существует.

Описание хода исследования. В статье проанализированы результатыисследования личностной идентичности и структурные особенности образа семьи выпускников закрытых учреждений. Рассмотрены психологические особенности развития подростков, оставшихся без попечения родителей. 

Описывается проведенное авторами исследование, выборку которого составили 68 респондентов – выпускники закрытых учреждений подросткового возраста (15–17 лет), имеющие опыт проживания в учреждении более 5 лет, являющиеся учащимися профессиональных образовательных организаций Белгородской области, находящиеся на полном государственном обеспечении. Среди них 33 девушки и 35 юношей. 

В исследовании были использованы следующие методики: методика «Кто я?» (М. Кун и Т. Мак-Партланд, модификация Т.В. Румянцевой), метод свободных ассоциаций и 21 факторный семантический дифференциал.

Результаты исследования. Выдвинутое нами предположение получило подтверждение. Подтверждено наличие связей между компонентами идентичности (социальное, коммуникативное, материальное и деятельностное «Я») и образом семьи у выпускников закрытых учреждений подросткового возраста. Коммуникабельного, направленного на общение подростка, имеющего опыт проживания в закрытом учреждении, не привлекают семейные отношения. Ощущение «братства» и «семейных уз», связывающее между собой воспитанников закрытых учреждений, переносится «во взрослую жизнь», где все становится общим, в том числе и бюджет семьи, если она создается. Если же у подростка материальная составляющая идентичности выражена слабо, друзья быстро теряют к нему интерес, «узы детдомовского братства» ослабевают и подросток имеет возможность сам строить свою дальнейшую, в том числе семейную жизнь. Понимание своей принадлежности к семье, своей роли в семейной иерархии, способствуют проявлению отзывчивости в семейных отношениях. Подростки, описывающие себя через интересы, хобби, навыки и пр., осознают значимость семейных ролей и способны качественно выполнять соответствующие им обязанности.

Выводы. Результаты исследования могут быть использованы для организации работы с подростками из закрытых учебных заведений, направленной на формирование у них правильного положительного образа семьи, усвоение ими социальных норм и ролей будущего супруга и родителя.

Authors / Авторы: Солонченко С.С.

Баулина М.Е., Варако Н.А., Ковязина М.С., Зинченко Ю.П., Микадзе Ю.В., Скворцов А.А., Е.В. Фуфаев Нейропсихологическая диагностика и реабилитация пациентов с нарушениями мышления при поражениях головного мозга различной этиологии // Национальный психологический журнал. – 2020. – № 2(38). – С. 75-84.

Baulina M.E., Varako N.A., Kovyazina M.S., Zinchenko., Mikadze Yu.V., Skvortsov A.A., Fufaeva E.V. (2020). Neuropsychological diagnostics and rehabilitation of patients with thinking disorders with brain lesions of various etiologies. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], (13)2, 75-84.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Neuropsychological diagnosis and rehabilitation are among the fundamental practical tasks facing a clinical psychologist in accordance with applicable legal documents. The modern rehabilitation system is a partnership between patients with brain injuries, their families and various specialists involved in the rehabilitation process. Sick patients and their family continue living in the society of other people, and they have to solve issues of social interaction in a new status and with new limited opportunities. Cognitive and emotional, psychological and behavioural problems are interconnected, and neuropsychological rehabilitation should be appeal to all these problems.

The Objectives of the paper are: analysing and generalization of diagnostic and rehabilitation experience accumulated in neuropsychological rehabilitation; identifying of quality criteria for neuropsychological diagnosis and rehabilitation of patients with impaired cognitive functions in brain injuries, which should be followed by a practicing clinical psychologist in the process of rehabilitation work.

Results. Based on the analysis of applied research and practical guidelines, the recommended diagnostic tools for identifying thinking disorders are presented, the main directions and methods of rehabilitation work with thinking disorders that have been shown to be effective, including the organization of the dynamics of thought processes, the organization of the operational side of thinking, the organization of the regulatory side of thinking.

Conclusion. The findings can sustain practical work of a clinical psychologist with patients with disturbed thinking and brain damage. The findings outline the main directions of diagnostic and rehabilitation work for the practicing psychologist.

Актуальность. Нейропсихологическая диагностика и реабилитация относятся к числу основополагающих практических задач, стоящих перед клиническим психологом в соответствии с действующими нормативно-правовыми документами. Современная система реабилитации – это партнерство между пациентами с повреждениями мозга, их семьями и различными специалистами, участвующими в реабилитационном процессе. Больной человек, его семья продолжают жить в обществе, и им приходится решать вопросы социального взаимодействия в новом статусе и с новыми, ограниченными, возможностями. Когнитивные и эмоциональные, психологические и поведенческие проблемы взаимосвязаны, и нейропсихологическая реабилитация должна учитывать все эти проблемы.

Цели: анализ и обобщение накопленного в нейропсихологической реабилитации диагностического и реабилитационного опыта, выделение критериев качества нейропсихологической диагностики и реабилитации пациентов с нарушениями когнитивных функций при повреждениях головного мозга, которыми следует руководствоваться практикующему клиническому психологу в процессе реабилитационной работы.

Результаты. На основании анализа прикладных исследований и практических руководств представлены рекомендуемые диагностические инструменты для выявления нарушений мышления, выделены основные направления и приемы реабилитационной работы с нарушениями мышления, показавшиесвою эффективность. Среди них организация динамики мыслительных процессов, организация операциональной стороны мышления, организация регуляторной стороны мышления.

Выводы. Представленный материал может служить опорой в практической работе клинического психолога с пациентами с нарушениями мышления при поражениях головного мозга. В материале обозначены основные направления диагностической и реабилитационной работы, о которых необходимо иметь представление практикующему психологу.

Authors / Авторы: Баулина М.Е. ; Варако Н.А. ; Ковязина М.С. ; Зинченко Ю. П. ; Микадзе Ю.В. ; Скворцов А.А. ; Фуфаева Е.В.

Реан А.А., Новикова М.А., Кошелева Е.С. Ретроспективное восприятие буллинга студентами: социоэкономические, гендерные и семейные факторы // Национальный психологический журнал. – 2020. – № 2(38). – С. 63-74.

Rean A.A., Novikova M.A., Kosheleva E.S. (2020). Retrospective perception of bulling in students: socio-economic, gender and family factors. National Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal], (13)2, 63-74.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. The paper presents results of a study about perception of school bulling among Russian students. Being a type of aggressive behavior, bullying needs to be interrupted by psychologists, teachers and parents, preventive intervention is also required. However, there are few studies about dynamics of bulling perception in males and females a few years after graduation. It is during this period that not only participation, but also the intensity of the experience of school bullying as a significant event of the past, can affect the further choice of a career, success in life, and psychological and emotional state.

Objective. The study is aimed at solving several problems. The prevalence of different types of bullying (social aggression, verbal bullying, physical bullying, cyberbullying) in high school was analyzed, and bullying was assessed in terms of the distribution of roles. We also studied the influence of socio-demographic factors of bullying and conducted a comparative analysis of two age groups (high school students and primary school students) and a retrospective analysis of students' perception of school bullying.

Design. The sample included 700 junior students from a number of Russian cities (males – 12%; females – 88%). During the research, the following methods were used: online questionnaire, methods for evaluating bullying (Adolescent Peer Relation Instrument, Social Bullying Involvement Scales, Cyberbullying and Online Aggression Survey).

Findings show, that every second school student took part in school bulling, and there are positive correlations between bulling roles (aggressor, victim, witness). There are gender and socio-economic differences between respondents who were involved in bulling or avoided participation in bullying. With age, there is a tendency to decrease the number of respondents who participated in physical bullying, however, there is still a high percentage of participation in other types of bullying.

Conclusion. High level of adolescent bulling underscores the necessity of preventive intervention at school of including teenagers in bulling underscores the necessary of preventive intervention at schools.

АктуальностьВ статье  представлены результаты исследования восприятия школьного буллинга респондентами студенческого возраста. Буллинг, как одна из форм проявления агрессивного поведения, требует активного вмешательства со стороны педагогов, психологов и родителей, а также проведения комплекса мероприятий, направленных на профилактику агрессивного поведения в целом. При этом работ, посвященных динамике восприятия буллинга юношами и девушками, спустя несколько лет после окончания школы крайне мало. Именно в этот период не только участие, но и интенсивность переживания школьной травли в качестве значимого события прошлого может оказывать влияние на дальнейший выбор профессии, успешность в жизни, психоэмоциональное состояние. 

Цель. Исследование направлено на решение нескольких задачАнализировалась распространенность разных типов буллинга (социальная агрессия, вербальный, физический буллинг, кибербуллинг) в старших классах школ, делалась оценка буллинга с точки зрения распределения ролей. Также изучалось влияние социально-демографических факторов на участие в буллинге, проводился сравнительный анализ двух возрастных групп (школьники старших классов и студенты начальных курсов обучения) и ретроспективный анализ восприятия Школьного буллинга студентами. 

Описание хода исследования. Общий объем выборки составил около 700 человек – студентов младших курсов из нескольких городов России (12% юношей и 88% девушек). В процессе исследования применялись специально разработанная онлайн-анкета и англоязычные методики оценки буллинга: Adolescent Peer Relation Instrument, Social Bullying Involvement Scales, Cyberbullying and Online Aggression Survey.

Результаты исследования показали, что почти каждый второй из респондентов хотя бы раз принимал участие в школьной травле. Выявилась положительная взаимосвязь между ролями в буллинге (агрессор, жертва, свидетель). Каждый из участников школьной травли может занимать разные позиции или играть несколько ролей одновременно. Имеют место гендерные и социально-экономические различия между респондентами, принимавшими и не принимавшими участие в буллинге. С возрастом наблюдается тенденция на снижение количества респондентов, принимавших участие в физической травле в роли жертвы и свидетеля, но сохраняется высокий процент участия в других видах буллинга. 

Выводы. Высокий уровень участия в буллинге подчеркивает необходимость проведения профилактических и коррекционных мер, направленных на профилактику агрессивного поведения, в целом, и предотвращение буллинга, в частности.

Authors / Авторы: Реан А.А. ; Новикова М.А. ; Кошелева Е.С.


Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 ... 145 След.

There are new articles from the «Moscow University Psychology Bulletin»/ Новые статьи «Вестника Московского университета. Серия 14. Психология»

30.03.2015

We are glad to inform you that the new issue of the journal "Moscow University Psychology Bulletin" - 1, 2015 - was released. Carrent Issue: http://msupsyj.ru/en/articles/volumes/2015_1.php

Мы рады представить вам первый номер «Вестника Московского университета. Серия 14. Психология» за 2015 год. http://msupsyj.ru/articles/volumes/2015_1.php

There are new articles from the «National psychological journal»/ Новые статьи «Национального психологического журнала»

30.03.2015

We are glad to inform you that the new issue of the journal "National psychological journal" - 1(17), 2015 - was released. Carrent Issue: http://npsyj.ru/en/articles/volumes/17_2015.php

Мы рады представить вам первый номер «Национального психологического журнала» за 2015 год. http://npsyj.ru/articles/volumes/17_2015.php

About / О проекте New / Новое All material / Все материалы News / Новости Contacts / Контакты
© 2012 — 2021 Psychology. Online abstract digest of psychological sciences

/ ПСИХОЛОГИЯ. Реферативнй интернет-дайджест психологических наук