Articles / Статьи

Devishvili V.M., Mdivani M.O., Elgina D.S. (2017). Group cohesion in sports teams of different professional level. National Psychological Journal, 4, 121–128 / Девишвили В.М., Мдивани М.О., Елгина Д.С. Групповая сплоченность в спортивных командах разного профессионального уровня. // Национальный психологический журнал. – 2017. – №4 (28). – С. 121–128.

Спорт предъявляет жесткие тре­бования к эффективности инди­вида, как в индивидуальной, так и в групповой деятельности. В группо­вых видах спорта ключевое значение для результативности приобретает фе­номен сплоченности команды, который понимается как сила, которая удерживает и побуждает членов группы или команды оставаться вместе (Filho et al, 2014). Мно­гообразие подходов к изучению спло­ченности свидетельствует о том, что она представляет собой сложный социально- психологический феномен.

Так, в теории социального сравне­ния предполагается, что сплоченность группы зависит от сходства ее членов, которое выявляется на основе межлич­ностного сравнения (Festinger, 1954). В теории социальной идентичности считается, что сплоченность обусловле­на осознанием каждого члена команды своей принадлежности к группе (Turner, Giles, 1981). В теории самокатегориза­ции сплоченность зависит от того, на­сколько воспринимаемое индивидами различие между своей и чужими группа­ми превосходит различие внутри груп­пы (Немов, 2003; Тернер, 2003). Сущест­вует точка зрения на сплоченность как на результат символической активности взаимодействующих индивидов. Имен­но создание единого символического пространства в группе является глав­ным условием сплоченности (Сидорен­ков, 2005).

А.В. Петровский разработал стратоме­трическую концепцию групповой актив­ности, согласно которой структура малой группы состоит из трех страт, которые выступают также в качестве трех уровней развития группы. Первоначально спло­ченность группы основывается на эмо­циональных контактах членов группы друг с другом. В дальнейшем совместный процесс деятельности приводит к более тесному сплочению и совпадению систе­мы ценностей. На третьем уровне группа достигает той степени интеграции, при которой члены группы осознанно разде­ляют общие цели групповой деятельнос­ти (Петровский, 1982).

В зарубежной психологии стало тра­дицией рассматривать сплоченность как многомерный конструкт (Benson et al, 2016). Так, в середине 1980-х гг. В. Вид­меер, Л. Брэули и А. Кэррон предложи­ли многомерную модель сплоченности спортивной команды, которая привле­кла к себе повышенный интерес и ста­ла подвергаться проверке применитель­но к иным типам групп (Carron, Brawley, 2000).

Они выделяют два измерения спло­ченности: индивидуальный уровень и уровень групповой интеграции. Пер­вый индивидуальный уровень представ­лен двумя аспектами: эмоциональным и когнитивно-деятельностным. В первом аспекте речь идет об удовлетворенности индивида общением с членами группы, их привлекательностью и персональными отношениями. Второй аспект свидетель­ствует об удовлетворенности действиями команды, ее результативностью и выгодой, которую получает индивид от участия в совместных действиях.

Второй уровень измерения сплочен­ности – это собственно групповая ин­теграция, когда группа действует как единое целое и индивид ощущает себя неотъемлемой ее частью. На этом уров­не В. Видмеер, Л. Брэули и А. Кэррол так­же выделяют два аспекта: социальный и деятельностный. В первом случае речь идет о единстве группы в общении, то есть, когда члены группы чувствуют себя единым целым и стремятся оставать­ся вместе, не разрывая возникшие свя­зи. Второй аспект касается деятельностного единства, когда группа действует как один организм, и ее члены стремятся вкладывать максимум усилий для дости­жения результата.

На основе 4-х факторной модели был разработан опросник групповой среды (Group Environment Questionnaire, GEQ) (Widmeyer, Brawley, Carron, 1985), кото­рый содержит четыре шкалы, репрезентирующие данные факторы.

Многие исследователи, выделяя как социальную, так и деятельностную со­ставляющую сплоченности, считают, что основное чувство, которое удерживает людей вместе, это – аттракция, то есть взаимная привлекательность в процессе взаимодействия (Folkes, 1982). Социаль­но-психологическое взаимодействие – это сложный процесс, где участвуют как минимум две стороны или два субъекта взаимодействия. В исследованиях взаи­модействий рассматривают два его типа: субъект-объектный и субъект-субъект­ный. Субъект-объектный тип взаимодей­ствия – это когда участник или участники используют других участников в качест­ве объектов, без учета их личностных ка­честв. В случае субъект-субъектных вза­имодействий личностные особенности всех участников процесса учитываются или проявляются в совместной деятель­ности. Очевидно, что именно субъект- субъектный тип взаимодействия должен приводить к групповой сплоченности команды.

Взаимодействию субъектов посвяще­но немало исследований, как в нашей стране, так и за рубежом (Брушлинский, 2003; Bosselut et al, 2912; Bruner & Spink, 2010; Dunn & Holt, 2004). Однако, приме­нительно к данному исследованию, на­иболее интересным является изучение коллективного субъекта или полисубъек­та деятельности.

Феномен полисубъекта представля­ет собой совместную активную деятель­ность, в результате которой субъект­ность каждого изменяется, способствуя личностному развитию. Были выделе­ны такие характеристики совокупного субъекта, как отраженная субъектность (Петровский, 1998) и общее семантиче­ское поле (Петренко, 1997). Были опи­саны стадии формирования полисубъек­та (Вачков, 2002) и выделен особый тип экопсихологических взаимодействий с социальной средой, который его поро­ждает (Панов, 2013).

Для изучения полисубъекта в рамках эмпирического исследования была раз­работана методика, основанная на описа­нии субъективных феноменов, которые переживают члены группы в процессе совместной деятельности. Методика была названа «Индекс субъектного единства». Исследование, проведенное на военных курсантах, показало высокий уровень взаимосвязи между индексом субъектно­го единства и уровнем групповой спло­ченности (Мдивани, Марков, 2015).

Целью данной работы – понять, су­ществует ли взаимосвязь между сплочен­ностью группы и уровнем субъектного единства в спортивных командах разно­го профессионального уровня.

Методы исследования

В исследовании приняли участие муж­ские команды по футболу и волейболу разных возрастов и разного профессио­нального уровня: 8–9 лет (39 спортсме­нов); 12–14 лет (24 спортсмена) и 18– 25 лет (41 спортсмен). Испытуемые за­полняли русский вариант опросни­ка групповой сплоченности (Group Environment Questionnaire) (Мдивани, Девишвили, Корнеев, 2013; Eys et al, 2009) и опросник «Индекс субъектного единст­ва» (Мдивани, 2015).

Опросник групповой сплоченности состоит из 18 утверждений. Респонден­там предлагалось оценить согласие с ка­ждым из них по девятибалльной шкале от 1 (абсолютно не согласен) до 9 (абсолют­но согласен). Результаты подсчитывались в среднем по всем утверждениям и от­дельно – по четырем шкалам: «индивиду­альная привлекательность отношений», «индивидуальная привлекательность де­ятельности», «групповое единство в об­щении» и «групповое единство в деятель­ности».

Опросник «Индекс субъектного един­ства» позволяет оценить степень пережи­вания индивидом того чувства, которое сопровождает существование коллектив­ного субъекта деятельности. Опросник состоит 16-ти высказываний, которые репрезентируют 4 основных фактора/ признака полисубъектного взаимодейст­вия с точки зрения его участников:

  • удовлетворенность от деятельности;

  • прилив энергии;

  • симпатия к партнерам;

  • уверенность в успехе деятельности.

Участники исследования оценивали свое согласие/несогласие с каждым вы­сказыванием по 7-балльной шкале. Ис­пользуя ответы на высказывания, со­держащиеся в опроснике, для каждого респондента можно подсчитать степень его согласия с признаками полисубъект­ного взаимодействия. Сумма всех при­знаков составляет общий индекс субъ­ектного единства.

Статистический анализ данных про­водился с помощью IBM SPSS 23.0

Результаты и обсуждение

Корреляционный анализ позволил выделить взаимосвязь между уровнем групповой сплоченности и индексом субъектного единства лишь в непрофес­сиональных командах (детской и подростковой), тогда как во взрослых коман­дах этой связи не обнаружено (таблица 1). Причем, сила связи (величина коэффи­циента корреляции) больше у детей, чем у подростков.

Табл. 1. Коэффициенты ранговой корреляции между индексом субъектного единства и группо­вой сплоченностью у детей, подростков и взрослых.

Дети

Коэффициент корреляции

0,618

Знач. (2-сторон.)

0

N

39

Подростки

Коэффициент корреляции

0,477

Знач. (2-сторон.)

0,018

N

24

Взрослые

Коэффициент корреляции

0,15

Знач. (2-сторон.)

0,35

N

41

В таблице 2 представлены коэффи­циенты корреляции между структурой групповой сплоченности и факторами индекса субъектного единства у детей.

Табл. 2. Коэффициенты ранговой корреляции между шкалами групповой сплоченности и факторами индекса субъектного единства у детей (статистически значимые корреляции выделены кур­сивом)

 

Удовлетворенность от деятельности

Прилив энергии

Симпатия к партнерам

Уверенность в успехе деятельности

Индивидуальная привлекательность общения

0,478

0,351

0,440

0,207

Индивидуальная привлекательность деятельности

0,262

0,266

0,174

,527

Групповое единство в общении

0,281

0,181

0,07

0,299

Групповое единство в деятельности

0,422

0,099

0,416

0,309

Наиболее тесная связь обнаружилась между шкалой групповой сплоченности «индивидуальная привлекательность об­щения» и такими признаками субъектно­го единства, как «удовлетворенность от деятельности», «прилив энергии» и «сим­патия к партнерам». Это может свидетель­ствовать о сильной эмоциональной сто­роне командного спорта для детей. Им важна энергия и положительный заряд. В процессе эффективного взаимодей­ствия в командах ощущаются не только индивидуальные усилия, но и возникшая совокупная энергия, благодаря которой команда может добиться успеха. Связь между шкалой групповой сплоченно­сти «групповое единство деятельности» и факторами индекса субъектного един­ства «удовлетворенность от деятельности» и «симпатия к партнерам» подтверждает наши предположения о том, что дети по­лучают удовольствие от игры друг с дру­гом, им нравится взаимодействовать вме­сте и добиваться общих целей.

В таблице 3 представлены коэффи­циенты корреляции между структурой групповой сплоченности и факторами индекса субъектного единства у подрост­ков. У подростков, так же как и у детей, наблюдается высокое удовлетворение от совместной игры. Однако, если для детей важнее всего общение, то для подростков – энергия, которой они заражаются друг от друга в процессе взаимодействия. Фактор индекса субъектного единства «прилив энергии» коррелирует со всеми шкалами групповой сплоченности. Таким образом, у подростков уровень совокупной энер­гии больше, чем у детей. Групповое един­ство деятельности объединяет их, появ­ляются тесные контакты с друг другом, симпатия.

Табл. 3. Коэффициенты ранговой корреляции между шкалами групповой сплоченности и факторами индекса субъектного единства у подростков (статистически значимые корреляции выделе­ны курсивом)

 

Удовлетворен­ность от деятельности

Прилив энергии

Симпатия к партнерам

Уверенность в успехе деятельности

Индивидуальная привле­кательность общения

0,422

0,472

0,082

0,141

Индивидуальная при­влекательность деятель­ности

0,3

0,564

0,004

0,234

Групповое единство в об­щении

0,312

0,541

0,264

0,214

Групповое единство в де­ятельности

0,282

0,507

0,405

0,274

Результаты дисперсионного анали­за показывают, что общий уровень субъ­ектного единства выше в командах детей и подростков, чем во взрослых командах (χ2=73.625 при p=0.01). И, как видно на рисунке 1, у детей и подростков все фак­торы выражены практически одинаково и статистически не отличаются друг от друга. У взрослых по всем факторам на­блюдаются низкие показатели, это может говорить о том, что игроки более про­фессионального уровня не играют ради эмоций и удовольствия от деятельности. Их игра оплачивается, вознаграждается.


Рис. 1. Выраженность факторов индекса субъектного единства в командах разного профессионального уровня

Они не зависят от эмоционального настроя друг друга, им не важно мнение друг о друге. Игра приносит им прибыль, они играют за деньги. То есть, детские и подростковые команды являются лю­бительскими, а взрослые – профессио­нальными в буквальном значении этих слов. Это подтверждается и тем, что сред­ний уровень сплоченности также значимо выше в детских и подростковых ко­мандах, чем во взрослых (χ2=68.526 при p=0.01).

Как меняется структура групповой сплоченности в зависимости от профес­сионального уровня игроков видно на рисунке 2.


Рис. 2. Выраженность шкал групповой сплоченности в командах разного профессионального уровня

Любительские команды практически не отличаются друг от друга, тогда как уровень сплоченности у взрослых про­фессиональных команд заметно ниже по всем четырем шкалам. Это еще раз подтверждает наш вывод о том, что игра за деньги меняет эмоциональную составля­ющую в команде (Bruner et al, 2013).

В качестве дополнительной перемен­ной в нашем исследовании выступил вид спорта. Мы предположили, что сплочен­ность и уровень субъектного единства мо­жет быть разным в волейбольных и фут­больных командах. Поскольку правила этих спортивных игр заметно отличаются друг от друга, и волейболисты все вре­мя находятся на своей половине площадке и взаимодействуют друг с другом теснее, чем с противником, то и сплоченность и уровень субъектного единства у них мо­жет быть выше, чем у футболистов.

Анализ показал, что нет значимых различий среднего уровня сплоченности и субъектного единства у футбольных и волейбольных команд. Однако такие различия существуют по некоторым шка­лам сплоченности и факторам субъект­ного единства, причем, эти различия не­одинаковы в командах разного возраста.

Так, в детских командах обнаруже­ны различия между волейболистами и футболистами (U=118, p<0,05) по та­кому фактору субъектного единства, как «прилив энергии». Переживание прили­ва энергии выше в футбольной команде, чем в волейбольной, то есть у детей фут­бол способствует большему единению, чем волейбол, возможно потому, что это более подвижный и энергозатратный вид спорта.

В подростковых командах значимые различия обнаружились по единствен­ной шкале сплоченности – «индивиду­альная привлекательность деятельности» (U=35, p<0,05). Причем, совместная деятельность для подростков более при­влекательна в футболе, чем в волейболе. Возможно это связано с тем, что футбол более популярный вид спорта, а игроки известных футбольных команд стано­вятся заметными персонами не только в мире спорта, но и в мире рекламы и поп-культуры.

Во взрослых профессиональных ко­мандах также существуют значимые раз­личия (U=124, p<0,05) в сплоченности между футболистами и волейболиста­ми. Однако в данном случае наблюдает­ся обратная картина: показатели шкалы «индивидуальная привлекательность об­щения» выше для игроков волейбольной команды, чем для футбольной.

Таким образом, наше первоначальное предположение подтвердилось лишь для взрослых профессиональных команд. Волейболисты ближе друг к другу во вре­мя игры, они непосредственно контак­тируют лишь друг с другом, а не с про­тивником, как в футболе. Возможно еще одно объяснение этого явления. Правила в волейболе предполагают потерю очка не только за потерю мяча, но и за техни­ку исполнения спортивных движений. За малейшие отступления от эталона при исполнении приема или передачи мяча, или постановки блока очко присуждает­ся противнику. Именно поэтому в волей­боле очень важно внимание к партнеру по команде и хорошие отношения.

Выводы

Командные виды спорта – это как самые зрелищные спортивные собы­тия, так и сложная деятельность, предъ­являющая к игрокам серьезные требо­вания. Эффективность команды зависит не только от высокого уровня игрово­го взаимодействия, но и от отношений, складывающихся между игроками. Пря­мая зависимость между сплоченностью и эффективностью команды неоднократ­но доказана на практике. Сплоченность команды зависит от многих факторов, и в том числе от субъективных феноменов группового единства, возникающих в про­цессе совместной деятельности. В иссле­довании проанализирована взаимосвязь между структурой сплоченности команды и феноменами группового единства в ко­мандах разного профессионального уров­ня и разных видов спорта.

В результате проведенного исследо­вания можно утверждать, что взаимос­вязь групповой сплоченности с индексом субъектного единства существует у детей и подростков. Результаты свидетельству­ют о том, что детям нравится взаимодей­ствовать друг с другом, и они получают удовлетворение от совместной деятель­ности. У подростков уровень совокупной энергии больше, чем у детей. Групповое единство деятельности объединяет их, появляются тесные контакты с друг дру­гом, симпатия.

Профессиональный уровень игроков влияет на групповую сплоченность и фе­номены группового единства. Игра взро­слых команд, участвовавших в исследо­вании, оплачивается, поэтому личные показатели для них важнее, чем группо­вая сплоченность и удовольствие от сов­местной деятельности.

Вид спорта по-разному влияет на структуру сплоченности и феномены группового единства у команд разно­го профессионального уровня. Так, чле­нам любительских детских и подрост­ковых команд футбол приносит больше энергии, и для них он более привлека­телен как вид спортивной деятельнос­ти, чем волейбол. В профессиональных взрослых командах, напротив, волейбол требует большего внимания к партнеру, и такая шкала сплоченности как «инди­видуальная привлекательность общения» у волейболистов более выражена, чем у футболистов.

Литература:

Брушлинский А.В. Психология субъекта. – Санкт-Петербург : Алетейя, 2003. – 272 с.

Вачков И.В. Полисубъектное взаимодействие в образовательной среде // Психология. Журнал Высшей школы экономики. – 2014. – Т. 11. – № 2. – С. 36–50.

Мдивани М.О. Индекс субъектного единства: к разработке методики : тезисы 7-й Российской конференции по экопсихологии. 28–29 сентября 2015 г. / под общ. ред. М.О. Мдивани. – Санкт-Пете5рбург : Нестор-История, 2015. – С. 118–119.

Мдивани М.О., Девишвили В.М., Корнеев И.С. Сплоченность спортивной команды и коммуникативная структура группы // Спортивный психолог. – 2013. – № 3(30). – С. 14–18.

Мдивани М.О., Марков А.С. Субъектные взаимодействия в сплоченных коллективах // Российский научный журнал. – 2015. – №3. – С. 167–173.

Немов Р.С. Межличностные отношения в группах и коллективах. – Москва : ВЛАДОС, 2003. – 688 с.

Панов В.И. Экопсихологические взаимодействия: виды и типология // Социальная психология и общество. – 2013. – № 3. – С. 13–27.

Петренко В.Ф. Основы психосемантики. – Москва : МГУ, 1997. – 400 с.

Петровский А.В. Личность. Деятельность. Коллектив. – Москва : Политиздат, 1982. – 255 с.

Петровский В.А. Психология неадаптивной активности. – Москва : Горбунок, 1992. – 224 с.

Сидоренков А.В. Анализ исследования малых групп в отечественной психологии по публикациям в журналах «Вопросы психологии» и «Психологический журнал» // Вопросы психологии. – 2005. – № 2. – С. 58–67.

Тернер Д. Социальное влияние. – Санкт-Петербург : Питер, 2003. – 256 с.

Bea,. D J.; Cohen, R.; Burke, M.J. & McLendon, C. L. (2003) Cohesion and performance in groups: A meta-analytic clarification of construct relation. Journal of Applied Psychology, 88 (6), 989–1004. doi: 10.1037/0021-9010.88.6.989

Benson, A.J., Šiška. P., Eys, M., Priklerovád, S. & Slepičkab, P. (2016) A prospective multilevel examination of the relationship between cohesion and team performance in elite youth sport. Psychology of Sport and Exercise, 27, 39–46. doi: 10.1016/j.psychsport.2016.07.009

Bosselut, G.. McLaren, C.D., Eys, M.A. & Heuzé, J.P. (2012). Reciprocity of the relationship between role ambiguity and group cohesion in youth interdependent sport. Psychology of Sport and Exercise, 13, 341–348. doi: 10.1016/j.psychsport.2011.09.002

Bruner, M.W., Eys, M.A., Beauchamp, M.R.. & Côté, J. (2013) Examining the origins of team building in sport: A citation network and genealogical approach. Group Dynamics: Theory. Research. and Practice, 17, 30–42. doi: 10.1037/a0030114

Bruner, M.W. & Spink, K.S. (2010) Evaluating a team building intervention in a youth exercise setting. Group Dynamics: Theory. Research. and Practice, 14, 304–317. doi: 10.1037/a0018296

Brushlinsky, A.V. (2003) The psychology of the subject. St. Petersburg. Aleteya, 272.

Carron, A.V. & Brawley, L.R. (2000) Cohesion: Conceptual and measurement issues. Small Group Research, 31(1), 89–106. doi: /104649640003100105

Carron, A.V., Widmeyer, W.N. & Brawley, L.R. (1985) The development of an instrument to assess cohesion in sport teams: The Group Environment Questionnaire. Journal of Sport Psychology, 7, 244–266. doi: 10.1123/jsp.7.3.244

Cota, A.A.; Evans, C.R.; Dion, K.L.; Kilik, L. & Longman, R.S. (1995) The structure of group cohesion. Personality and Social Psychology Bulletin, 21(6), 572–580. doi: /10.1177/0146167295216003

Dunn, J. G. H., & Holt. N. L. (2004) A qualitative investigation of a personal-disclosure mutual-sharing team building activity. The Sport Psychologist, 18, 363–380. doi: 10.1123/tsp.18.4.363

Heuze, J.P., Raimbault, N., & Fontayne, P. (2006) Relationships between cohesion, collective efficacy and performance in professional basketball teams: an examination of mediating effects. J. Sports Sci, 24(1), 59–68. doi: 10.1080/02640410500127736

Gillespie, A. (2005) G.H. Mead: Theorist of the social act. Journal for the Theory of Social Behaviour, 35, 19–39. doi: 10.1111/j.0021-8308.2005.00262.x

Eys. M.. Loughead. T.. Bray. S.R.. & Carron. A.V. (2009). Development of a cohesion questionnaire for youth: The Youth Sport Environment Questionnaire. Journal of Sport & Exercise Psychology, 31, 390–408. 0.1123/jsep.31.3.390

Festinger. L. (1954) A Theory of Social Comparison Processes. Human Relations, 7, 117–140. doi: 10.1177/001872675400700202

Filho, E.. Dobersek, U.. Gershgoren, L, Becker, B. & Tenenbaum, G. (2014) The cohesion-performance relationship in sport: A 10-year retrospective meta-analysis. Sport Sciences for Health, 10, 165–177. doi: 10.1007/s11332-014-0188-7

Folkes, V.S. (1982) Forming relationships and the matching hypothesis. Personality and Social Psychology Bulletin. 8, 631–636. doi: 10.1177/0146167282084005

Forsyth, D.R. (2010) Components of cohesion. Group Dynamics. 5th Edition. Wadsworth. Cengage Learning, 118–122.

Lundgren, D.C. (2004) Social feedback and self-appraisals: Current status of the Mead-Cooley hypothesis. Symbolic Interaction, 27, 267–286. doi: 10.1525/si.2004.27.2.267

En

Devishvili V.M., Mdivani M.O., Elgina D.S. (2017). Group cohesion in sports teams of different professional level. National Psychological Journal, 4, 121–128

Ru

Девишвили В.М., Мдивани М.О., Елгина Д.С. Групповая сплоченность в спортивных командах разного профессионального уровня. // Национальный психологический журнал. – 2017. – №4 (28). – С. 121–128.

Keywords / Ключевые слова

cohesion of the group / сплоченность группы ; cohesion of the sports team / структура сплоченности спортивной команды ; subject / субъект ; subject-subject interaction / субъект-субъектное взаимодействие ; level of subjective unity / уровень субъектного единства ; amateur and professional teams / любительские и профессиональные команды ; kind of sport / вид спорта ; sport psychology / спортивная психология

Abstract

Background. Team sports are not only the most exciting sporting events. but also complex activities that make serious demands on players. The effectiveness of the team depends not only on the high level of gaming interaction. but also on the relationship between the players. The work is based on the material of sports teams and is devoted to the study of the phenomenon of group cohesion. As a basic model. the authors choose a 4-factor model that describes cohesion in sports teams. The paper also considered the phenomenon of the emergence of the aggregate subject in the process of joint activity. when the participants feel themselves as a whole and experience feelings of satisfaction and a surge of energy. 

Objective. The main objective of the work is to investigate the relationship between the level of team cohesion and subjective feelings of unity of its players. As additional variables in the study there is a sport (football and volleyball) and team level (amateur and professional). 

To test the assumptions. two methods were used (the Sport Team Cohesion Questionnaire and the Subject Unity Index). which allow not only to determine the overall level of cohesion and unity. but also to reveal the structure of both phenomena. The study involved two men’s volleyball and two men’s football teams of different ages: 8-9 years (39 athletes); 12-14 years (24 athletes) and 18-25 years (41 athletes). 

Design. For amateur groups represented by children’s and teenage sports teams. significant correlations between unity and unity were obtained (r = 0.618. p <0.01; r = 0.477. p <0.05). For professional teams. no significant correlations were found. Influence of the sport on cohesion is also different for amateur and professional teams. In the first case. the cohesion is higher for football players (U = 118. p <0.05). and in the second case for volleyball players (U = 124. p <0.05). 

Results. The findings indicate that the professional level of players affects group cohesion and the phenomenon of group unity. The authors explain this by the fact that for professionals the main motive of the activity is to receive a reward for the game. and for the amateurs - the pleasure from joint actions.

Аннотация

Актуальность (контекст) тематики статьи. Командные виды спорта являются не только самыми зрелищными спортивными событиями, но и сложной деятельностью, предъявляющей к игрокам серьезные требования. Эффективность команды зависит как от высокого уровня игрового взаимодействия, так и от отношений, складывающихся между игроками. Работа выполнена на материале спортивных команд и посвящена исследованию феномена групповой сплоченности. 

Цель. Основной целью работы является исследование связи между уровнем сплоченности команды и субъективными переживаниями единства ее игроками. В качестве дополнительных переменных в исследовании присутствует вид спорта (футбол и волейбол) и уровень команды (любительская и профессиональная). В качестве базовой модели авторы выбирают 4-х факторную модель, описывающую сплоченность в спортивных командах. В работе также рассмотрен феномен возникновения совокупного субъекта в процессе совместной деятельности, когда участники ощущают себя единым целым и испытывают чувства удовлетворения и прилива энергии. 

Описание хода исследования. В исследовании были использованы две методики (Опросник сплоченности спортивной команды и Индекс субъектного единства), которые позволяют не только определить общий уровень сплоченности и единства, но и выявить структуру того и другого феномена. В исследовании приняли участие две мужские волейбольные и две мужские футбольные команды разных возрастов: 8–9 лет (39 спортсменов); 12–14 лет (24 спортсмена) и 18–25 лет (41 спортсмен). 

Результаты исследования. Для любительских коллективов, представленных детскими и подростковыми спортивными командами, получены значимые корреляции между сплоченностью и единством (r=0.618, p<0.01; r=0.477, p<0.05). Для профессиональных команд значимых корреляций не обнаружено. Влияние вида спорта на сплоченность также различно для любительских и профессиональных команд. В первом случае сплоченность выше у футболистов (U=118, p<0,05) , а во втором случае – у волейболистов (U=124, p<0,05). 

Выводы. Полученные данные свидетельствуют, что профессиональный уровень игроков влияет на групповую сплоченность и феномены группового единства. Авторы объясняют это тем, что для профессионалов главным мотивом деятельности является получение вознаграждения за игру, а для любителей – удовольствие от совместных действий.

Author(s) / Автор(ы)

Devishvili, Vazha M. / Девишвили В.М. ; Mdivani, Marina O. / Мдивани М. О. ; Elgina, Daria S. / Елгина Д. С.

Author Affiliation / Основное место работы автора

Lomonosov Moscow State University / Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова (МГУ) ; Psychological Institute, Russian Academy of Education / Психологический институт Российской академии образования

Country / Страна

Russian Federation / Российская Федерация

Categories / Рубрикатор

Sports / Спорт

Publication Type / Тип публикации

Journal article/ Журнальная статья

Source / Источник

National Psychological Journal / Национальный психологический журнал

Age Group / Возрастная категория

adolescence (13-17 yrs) / подростковый возраст (13-17 лет) ; school age (6-12 yrs) / школьный возраст (6-12 лет) ; young adulthood (18-29 yrs) / ранняя взрослость (18-29 лет)

Release Date / Год публикации

2015 - 2019 ; 2017

Pages / Страницы

121-128

DOI Number

10.11621/npj.2017.0412

Language / Язык публикации

Ru

Quotations / Авторские цитаты, отражающие содержание работы

…Существует точка зрения на сплоченность как на результат символической активности взаимодействующих индивидов. Именно создание единого символического пространства в группе является главным условием сплоченности…

…Многие исследователи, выделяя как социальную, так и деятельностную составляющую сплоченности, считают, что основное чувство, которое удерживает людей вместе, это – аттракция, то есть взаимная привлекательность в процессе взаимодействия…

…Прямая зависимость между сплоченностью и эффективностью команды неоднократно доказана на практике. Сплоченность команды зависит от многих факторов, и в том числе от субъективных феноменов группового единства, возникающих в процессе совместной деятельности…

…Профессиональный уровень игроков влияет на групповую сплоченность и феномены группового единства. Игра взрослых команд, участвовавших в исследовании, оплачивается, поэтому личные показатели для них важнее, чем групповая сплоченность и удовольствие от совместной деятельности…

Возврат к списку

There are new articles from the «Moscow University Psychology Bulletin»/ Новые статьи «Вестника Московского университета. Серия 14. Психология»

30.03.2015

We are glad to inform you that the new issue of the journal "Moscow University Psychology Bulletin" - 1, 2015 - was released. Carrent Issue: http://msupsyj.ru/en/articles/volumes/2015_1.php

Мы рады представить вам первый номер «Вестника Московского университета. Серия 14. Психология» за 2015 год. http://msupsyj.ru/articles/volumes/2015_1.php

There are new articles from the «National psychological journal»/ Новые статьи «Национального психологического журнала»

30.03.2015

We are glad to inform you that the new issue of the journal "National psychological journal" - 1(17), 2015 - was released. Carrent Issue: http://npsyj.ru/en/articles/volumes/17_2015.php

Мы рады представить вам первый номер «Национального психологического журнала» за 2015 год. http://npsyj.ru/articles/volumes/17_2015.php

About / О проекте New / Новое All material / Все материалы News / Новости Contacts / Контакты
© 2012 — 2018 Psychology. Online abstract digest of psychological sciences

/ ПСИХОЛОГИЯ. Реферативнй интернет-дайджест психологических наук