Articles / Статьи

RSS
Фильтр
Название:
Accepted / Принята к публикации:
Keywords / Ключевые слова:
Keywords Plus / Дополнительные ключевые слова:
Author(s) / Автор(ы):
Author Affiliation / Основное место работы автора:
Country / Страна:
Categories / Рубрикатор:
Publication Type / Тип публикации:
Source / Источник :
Age Group / Возрастная категория:
Release Date / Год публикации:
DOI Number:
Language / Язык публикации:
  

Гальперин П.Я. Опыт изучения формирования умственных действий // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. — 2017. — №4 — с. 3-21

Galperin P.Ya. (2017). Experience in studying the formation of mental actions. Moscow University Psychology Bulletin. Series 14. Psychology, 4, 3-21

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

The text of P.Ya. Galperin at the All-Union Conference on Psychology, held at the Academy of Pedagogical Sciences of the RSFSR in 1953. In this report, for the first time in a holistic form, the foundations of his world-famous method for the systematic, step-by-step formation of mental actions and concepts are presented. The author states that the question of mental actions, i.e. about what our ability to solve “in the mind” different tasks is part of the broader problem of the activity of human consciousness, taken not in philosophical or socio-historical, but in specifically its psychological content. The way of formation of mental actions that make up a significant part of what is taught in school is described as a successive transition from mastering actions with objects through action in terms of audible speech to transferring an action to the mental plane. The stages of this process are singled out: 1) drawing up a preliminary view of the assignment; 2) mastering the action with objects; 3) mastering the action in terms of audible speech; 4) transferring an action to the mental plane; 5) the final formation of mental action. A detailed description of each stage is given. The author emphasizes that the step-by-step formation of mental actions remains the actual content of the learning process of new skills, regardless of the individual or collective nature of instruction, and the scale of the main parameters retains value for evaluating the learned action regardless of the actual content and quality of this training. In conclusion, the author expresses the hope that the knowledge of the process of step-by-step formation of mental actions and their other parameters will serve as a theoretical basis for the management of full-fledged training.

Публикуется текст доклада П.Я. Гальперина на Всесоюзном совещании по психологии, проходившем в Академии педагогических наук РСФСР в 1953 г. В этом докладе впервые в целостной форме представлены основы его всемирно известного сегодня метода планомерно-поэтапного формирования умственных действий и понятий. Автор указывает, что вопрос об умственных действиях, т.е. о том, что представляют собой наши умения решать «в уме» разные задачи, входит в более широкую проблему активности человеческого сознания, взятую не в философском или общественно-историческом, а в конкретно психологическом ее содержании. Описывается путь формирования умственных действий, составляющих значительную часть того, чему обучают в школе, как последовательный переход от освоения действий с предметами через действие в плане слышимой речи к перенесению действия в умственный план. Выделяются этапы этого процесса: 1. Составление предварительного представления о задании. 2. Освоение действия с предметами. 3. Освоение действия в плане слышимой речи. 4. Перенесение действия в умственный план. 5. Окончательное становление умственного действия. Дается подробная характеристика каждого этапа. Автор подчеркивает, что поэтапное формирование умственных действий остается действительным содержанием процесса усвоения новых умений вне зависимости от индивидуального или коллективного характера обучения, а шкала основных параметров сохраняет значение для оценки усвоенного действия вне зависимости от фактического содержания и качества этого обучения. В заключение автор выражает надежду, что знание процесса поэтапного формирования умственных действий и их остальных параметров послужит теоретическим основанием для руководства полноценным обучением.

Authors / Авторы: Galperin, Petr Y. / Гальперин П.Я.

Белобрыкина О.А., Лимонченко Р.А. Особенности переживания психологических проблем девиантными подростками. // Национальный психологический журнал. – 2017. – №4 (28). – С. 129–138.

Belobrykina O.A., Limonchenko R.A. (2017). Features of experiencing psychological problems in deviant adolescents. National Psychological Journal, 4, 129–138

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background Experience as a psychological phenomenon is a subjective attitude of a person to the world around him, in which the ideological attitudes of the person are reflected. In the adolescent period, the cardinal changes of interests, values and outlook take place in general, thus experiences acquire a special course. Modern adolescents are especially concerned about the problems of the future: life planning after graduation, further relationships with friends and parents, career choice, establishing contacts with peers, etc. 

Objective. The specific features of adolescents with deviant behaviour determine the relevance and novelty of this research. The objective is to identify the emotional experience of the specific psychological problems of deviant adolescents. A diagnostic method “Psychological problems of adolescents” (L.A. Regush, E.V. Alekseeva, A.V. Orlova, Yu.S. Pezhemskaya) was used as the main research procedure. 

Design. The study involved 50 secondary school students divided into two groups according to behaviour type. The first group consisted of 25 subjects characterized by frequent behavioural disorders, the second group consisted of 25 subjects with socially acceptable behaviour. The compared groups are unified in terms of age (14-16 y.o.) and gender (male). 

Results. The data analysis showed that in adolescents with behavioural disorders average indicators are much higher (except for the scale “issues related to the society development”) than in adolescents with socially acceptable behaviour. The excess of an upper limit of the permissible values for deviant adolescents is fixed according to scales of psychological problems connected with “the self”, “school”, and “parents’ place”. Based on the statistical analysis using the Mann-Whitney U test, significant differences in the scales on “school related issues” (p≤0,000), “future related issues” (p≤0,011) and “self related issues» (p≤0,014). The differences in the experience issues related to the society development (p≤0,016) and the parent’s place related issues (p≤0,023) were recorded in adolescents with behavioural disorders. The lack of the statistical support of the number of assumptions (the severity of the experience of problems related to peer interaction, leisure, and health) is due primarily to the fact that the content of the method «Psychological problems of adolescents» does not take into account a full range of the needs, motives, values, attitudes, etc., specific to the system of experiences of adolescents with deviant behaviour. This aspect actualizes the need to design a diagnostic tool for solving the social-psychological and psychological pedagogical objectives of deviance studies in their applied orientation. 

Conclusion. The revealed differences point to the need for timely development of the measures for the social psychological prevention of emotional destabilization and / or the reconstruction of the system of experiences of adolescents with a deviant development trajectory. Based on the obtained results, an educational experiment designed to amplify the experiences of adolescents with deviant behavior has been developed and is being tested.

Актуальность тематики статьи. Специфика индивидуально-личностных характеристик подростков с отклоняющимся поведением определили актуальность и новизну исследования, цель которого состояла в выявлении особенностей эмоционального переживания конкретных психологических проблем девиантными подростками. 

Гипотеза исследования. Мы полагаем, что переживание подростками с отклоняющимся поведением психологических проблем (связанных с будущим, со школой, с общением со сверстниками, с самим собой, с проведением досуга, со здоровьем, с развитием общества) будут качественно отличаться от таковых, свойственных подросткам с социально-нормативным поведением.

Описание хода исследования. В качестве основной исследовательской процедуры избрана диагностическая методика «Психологические проблемы подростков» (Л.А. Регуш, Е.В. Алексеева, А.В. Орлова, Ю.С. Пежемская). К исследованию привлечено 50 испытуемых из числа учащихся общеобразовательной школы, дифференцированных на две группы по показателю типа поведения. В первую группу вошли 25 испытуемых, характеризующихся частыми поведенческими нарушениями, во вторую – 25 испытуемых с социально приемлемым поведением. Сравниваемые группы унифицированы по показателям возраста (14–16 лет) и половой принадлежности (лица мужского пола). 

Результаты исследования. Анализ данных показал, что у подростков с поведенческими нарушениями средние показатели значительно выше (кроме шкалы «проблемы, связанные с развитием общества»), чем у подростков с социально-приемлемым поведением. На уровне выраженной статистической тенденции зафиксированы различия в переживании подростков с поведенческими нарушениями проблем, связанных с развитием общества (р≤0,016) и родительским домом (р≤0,023). 

Выводы. Полученные результаты свидетельствуют о том, что эмоциональные переживания девиантными подростками отдельных психологических проблем отличаются от таковых, свойственных их сверстникам с социально приемлемым поведением. Выявленные различия указывают на необходимость своевременной разработки мер социально психологической превенции эмоциональной дестабилизации и/или реконструирования системы переживаний подростков с девиантной траекторией развития. На основе полученных результатов разработан и проходит апробацию формирующий эксперимент, направленный на амплификацию переживаний подростков с девиантным поведением.

Authors / Авторы: Belobrykina, Olga A. / Белобрыкина О. А. ; Limonchenko, Roman A. / Лимонченко Р. А.

Девишвили В.М., Мдивани М.О., Елгина Д.С. Групповая сплоченность в спортивных командах разного профессионального уровня. // Национальный психологический журнал. – 2017. – №4 (28). – С. 121–128.

Devishvili V.M., Mdivani M.O., Elgina D.S. (2017). Group cohesion in sports teams of different professional level. National Psychological Journal, 4, 121–128

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Team sports are not only the most exciting sporting events. but also complex activities that make serious demands on players. The effectiveness of the team depends not only on the high level of gaming interaction. but also on the relationship between the players. The work is based on the material of sports teams and is devoted to the study of the phenomenon of group cohesion. As a basic model. the authors choose a 4-factor model that describes cohesion in sports teams. The paper also considered the phenomenon of the emergence of the aggregate subject in the process of joint activity. when the participants feel themselves as a whole and experience feelings of satisfaction and a surge of energy. 

Objective. The main objective of the work is to investigate the relationship between the level of team cohesion and subjective feelings of unity of its players. As additional variables in the study there is a sport (football and volleyball) and team level (amateur and professional). 

To test the assumptions. two methods were used (the Sport Team Cohesion Questionnaire and the Subject Unity Index). which allow not only to determine the overall level of cohesion and unity. but also to reveal the structure of both phenomena. The study involved two men’s volleyball and two men’s football teams of different ages: 8-9 years (39 athletes); 12-14 years (24 athletes) and 18-25 years (41 athletes). 

Design. For amateur groups represented by children’s and teenage sports teams. significant correlations between unity and unity were obtained (r = 0.618. p <0.01; r = 0.477. p <0.05). For professional teams. no significant correlations were found. Influence of the sport on cohesion is also different for amateur and professional teams. In the first case. the cohesion is higher for football players (U = 118. p <0.05). and in the second case for volleyball players (U = 124. p <0.05). 

Results. The findings indicate that the professional level of players affects group cohesion and the phenomenon of group unity. The authors explain this by the fact that for professionals the main motive of the activity is to receive a reward for the game. and for the amateurs - the pleasure from joint actions.

Актуальность (контекст) тематики статьи. Командные виды спорта являются не только самыми зрелищными спортивными событиями, но и сложной деятельностью, предъявляющей к игрокам серьезные требования. Эффективность команды зависит как от высокого уровня игрового взаимодействия, так и от отношений, складывающихся между игроками. Работа выполнена на материале спортивных команд и посвящена исследованию феномена групповой сплоченности. 

Цель. Основной целью работы является исследование связи между уровнем сплоченности команды и субъективными переживаниями единства ее игроками. В качестве дополнительных переменных в исследовании присутствует вид спорта (футбол и волейбол) и уровень команды (любительская и профессиональная). В качестве базовой модели авторы выбирают 4-х факторную модель, описывающую сплоченность в спортивных командах. В работе также рассмотрен феномен возникновения совокупного субъекта в процессе совместной деятельности, когда участники ощущают себя единым целым и испытывают чувства удовлетворения и прилива энергии. 

Описание хода исследования. В исследовании были использованы две методики (Опросник сплоченности спортивной команды и Индекс субъектного единства), которые позволяют не только определить общий уровень сплоченности и единства, но и выявить структуру того и другого феномена. В исследовании приняли участие две мужские волейбольные и две мужские футбольные команды разных возрастов: 8–9 лет (39 спортсменов); 12–14 лет (24 спортсмена) и 18–25 лет (41 спортсмен). 

Результаты исследования. Для любительских коллективов, представленных детскими и подростковыми спортивными командами, получены значимые корреляции между сплоченностью и единством (r=0.618, p<0.01; r=0.477, p<0.05). Для профессиональных команд значимых корреляций не обнаружено. Влияние вида спорта на сплоченность также различно для любительских и профессиональных команд. В первом случае сплоченность выше у футболистов (U=118, p<0,05) , а во втором случае – у волейболистов (U=124, p<0,05). 

Выводы. Полученные данные свидетельствуют, что профессиональный уровень игроков влияет на групповую сплоченность и феномены группового единства. Авторы объясняют это тем, что для профессионалов главным мотивом деятельности является получение вознаграждения за игру, а для любителей – удовольствие от совместных действий.

Authors / Авторы: Devishvili, Vazha M. / Девишвили В.М. ; Mdivani, Marina O. / Мдивани М. О. ; Elgina, Daria S. / Елгина Д. С.

Молчанов С.В. Личностные факторы принятия моральной ответственности в подростковом возрасте. // Национальный психологический журнал. – 2017. – №4 (28). – С. 114–120

Molchanov S.V. (2017). Personal factors of moral responsibility in adolescence. National Psychological Journal, 4, 114–120

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Responsibility as a measure of individual freedom comes only under the condition of freedom of choice and the ability to anticipate and take into account the consequences of acts. Therefore, personal factors play a key role in taking moral responsibility. Scholars have studied the personal bases of responsibility that comprises autonomy, independence, confidence, the locus of control, the motivation to achieve a goal, the level of aspiration. However, the role of the moral self and moral identity in the determination of responsibility is not sufficiently studied. 

Objective. The objective of the research is to study the relationship between the moral identity of the individual and the willingness to accept moral responsibility in adolescence. Proceeding from the general hypothesis about the essential role of moral identity in adopting and actualising themoral responsibility, two specific hypotheses are articulated, specifying the role of values and moral self-esteem in taking moral responsibility. 

Design. An empirical study of adolescents aged 13–17 years was conducted. Subjects are students of educational institutions of general education in Moscow (a total of 314 subjects). The study poses the challenges of studying the readiness to accept moral responsibility by adolescents in the situation of a moral dilemma, the connection of the moral and value orientation of adolescents and the willingness to accept moral responsibility, the connection of self-esteem of moral qualities and the readiness of adolescents to accept moral responsibility. The methodology for assessing moral responsibility in the situation of solving the moral dilemma «Moral Situations from Real Life» (MORS), a modified version of M. Rokich’s method for evaluating value orientations, the method of structured moral self-esteem (A.I. Podolsky, P. Heymans, O.A. Karabanova) are used. 

Conclusion. The results revealed the influence of the participants’ moral dilemma and the nature of the consequences (damage or profit to the participant of the dilemma) on the adolescents’ willingness to accept moral responsibility, as well as the role of moral value orientation in the principle of care and moral self-esteem. It was revealed that the self-esteem of such moral qualities as responsibility, honesty, responsiveness, caring is higher in adolescents, showing a high willingness to accept moral responsibility in a moral dilemma. Moral identity is proved to be a desire to maintain a high positive self-esteem of moral qualities according to the accepted system of values develops the basis of the normative moral self-regulation of the individual.

Актуальность (контекст) тематики статьи. Ответственность как мера свободы личности наступает лишь при условии свободы выбора и способности предвосхищать и учитывать последствия поступков. Поэтому личностные факторы играют ключевую роль в принятии моральной ответственности. Учеными были изучены личностные основания ответственности – автономия, самостоятельность, уверенность, локус контроля, мотивация достижения, уровень притязаний. Однако роль морального Я и моральной идентичности в детерминации ответственности исследована недостаточно. 

Цель. Целью исследования стало изучение связи моральной идентичности личности и готовности к принятию моральной ответственности в подростковом возрасте. Исходя из общей гипотезы о существенной роли моральной идентичности в принятии и реализации моральной ответственности, были сформулированы две частные гипотезы, конкретизирующие роль ценностей и моральной самооценки в принятии моральной ответственности. 

Описание хода исследования. Было проведено эмпирическое исследование подростков в возрасте 13–17 лет. Испытуемыми стали учащиеся образовательных учреждений общего образования г. Москвы (всего 314 испытуемых). В исследовании поставлены задачи по изучению готовности к принятию моральной ответственности подростками в ситуации моральной дилеммы, связи морально-ценностной ориентации подростков и готовности к принятию моральной ответственности, связи самооценки моральных качеств и готовности подростков к принятию моральной ответственности. Были использованы методика оценки моральной ответственности в ситуации решения моральной дилеммы «Моральные ситуации из реальной жизни» (МОРС), модифицированный вариант методики М. Рокича для оценки ценностных ориентаций, методика структурированной моральной самооценки (А.И. Подольский, П. Хейманс, О.А. Карабанова). 

Результаты исследования. Результаты выявили влияние отношений участников моральной дилеммы и характера последствий (нанесение ущерба или предоставление выгоды участнику дилеммы) на готовность подростков к принятию моральной ответственности, а также влияние морально-ценностной ориентации на принцип заботы и моральной самооценки. Выявлено, что самооценка таких моральных качеств как, ответственность, честность, отзывчивость, заботливость выше у подростков, обнаруживающих высокую готовность к принятию моральной ответственности в моральной дилемме.

Выводы. Доказано, что моральная идентичность как стремление сохранить высокую позитивную самооценку моральных качеств соответственно принятой системе ценностей составляет базис нормативной моральной саморегуляции личности.

Authors / Авторы: Molchanov S.V. / Молчанов С. В.

Киселева М.Г. Депрессия у детей младенческого и раннего возраста. // Национальный психологический журнал. – 2017. – №4 (28). – С. 104 –113.

Kiseleva M.G. (2017). Depression in infants and toddlers. National Psychological Journal, 4, 104–113.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. The study of early trajectories of emotional development may be crucial for detecting cases of depression and peculiarities of disease in children under the age of three, when early intervention may give the so-called «window of opportunity» for greater therapeutic effect. 

Objective. The objective of this paper is to review the literature on the issue of depression in children of infantile and early age and to identify risk factors for the development of depression in children of infantile and early childhood, particularly maternal depression. 

Design. The reference literature on the subject of maternal and child depression is analysed. The study aimed at obtaining data on depressive symptoms in 233 mothers of infants with congenital heart disease during the period of surgical treatment was conducted. 

Results. The paper provides evidence that maternal depression negatively affects child-parent interaction and is a factor of developing depression in the child. Analysis of the results shows that the level of depressive symptoms in mothers of children with CHD in the period of surgical treatment (clinical group) shows that in mothers of children with congenital heart disease 27.1 per cent reveal subclinical depression, and 17.7 per cent reveal severe depression (two days before heart surgery). Two weeks after surgery 30.04 per cent of mothers had the symptoms of subclinical depression and 18.22 per cent showed signs of severe depression, which was a negative factor in the psychological development of children of the age under consideration. 

Conclusion. The phenomenon of depression in children of infantile and early age remains a topic of further discussion for the scientific community. However, it is clear that maternal depression, if it does not cause reciprocal depression in the child, usually makes a negative contribution to the child’s mental development that requires further iresearch.

Актуальность. Изучение ранней траектории эмоционального развития может иметь ключевое значение для распознавания случаев депрессии и особенностей ее протекания у детей в возрасте до трех лет, когда заблаговременное вмешательство может дать так называемое «окно возможностей» для большего терапевтического эффекта. 

Цель. Целью данной статьи стал обзор литературы, посвященной проблеме депрессии у детей младенческого и раннего возраста, и выявление факторов риска ее развития, в частности, риска развития материнской депрессии.

Описание хода исследования. Нами был проведен анализ источников литературы, посвященной теме материнской и детской депрессии. Проведено исследование, направленное на получение данных о наличии депрессивной симптоматики у 233 матерей детей младенческого возраста с врожденным пороком сердца в период хирургического лечения. 

Результаты. В статье приведены данные, подтверждающие, что материнская депрессия негативно сказывается на детско-родительском взаимодействии и является фактором развития депрессии ее у ребенка. Анализ результатов исследования уровня депрессивной симптоматики среди матерей детей с ВПС в период хирургического лечения (клиническая группа) выявил следующее. 27,1% матерей детей с врожденным пороком сердца младенческого возраста имели признаки субклинической депрессии, а 17,7% – выраженной депрессии (за два дня до хирургической операции на сердце у ребенка). Через две недели после операции 30,04% матерей таких детей имели признаки субклинической депрессии, а 18, 22% – выраженной депрессии, что является негативным фактором для психологического развития детей данного возраста. 

Выводы. Явление депрессии детей младенческого и раннего возраста остается темой для обсуждения в научном сообществе. Однако, становится ясным, что материнская депрессия, если и не вызывает ответную депрессию у ее ребенка, то вносит негативный вклад в его психическое развитие, что требует дальнейшего изучения.

Authors / Авторы: Kiseleva, M. G. / Киселева М. Г.

Кубышко В.Л. Совершенствование психологической работы в системе морально-психологического обеспечения оперативно-служебной деятельности личного состава органов внутренних дел. // Национальный психологический журнал. – 2017. – №4 (28). – С. 95–103

Kubyshko V.L. (2017). Improvement of psychological work in the system of moral and psychological support for the operational activities in the internal affairs personnel. National Psychological Journal, 4, 95–103

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Since psychological work in the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation is one of the professional activities, the departments must perform the tasks of the following two tiers: professionally-based and system-wide. Those tasks of the first tier perform the tree groups of individual and group diagnostics, personal and professional development, and professional and psychological support. When implemented they are determined by system-wide goals, with the main one shaping the patriotic worldview, corporate culture and the significantprofessionalproperties of the employees. 

Objective. Within the framework of the approach mentioned above, the paper considers static and dynamic models of psychological work in the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation at the present stage, current issues and ways to resolve them are revealed. 

Progress Report. Based on the brief analysis of the static model of psychological work it is concluded that there are forces and means for the successful accomplishment of the assigned tasks which is confirmed by the external indicators. When considering the on-line dynamic model issues, the issues of scientific and methodological character are identifiedand also the corporate personnel and the systemwide (worldview) typeof work are determined. Their essence and content are specified, and also the ways to constructively eliminate these issues are highlighted. 

Research results. The author emphasizes that the worldviewissues require special consideration as their solution demand a set of measures connected with the extension of the functional duties of the psychologists working in the Ministry of Internal Affairs. 

Conclusion. In the conditions of negative information and psychological impact on the professional and corporate consciousness of the Ministry of Internal Affairs employees, the increased attention of some researchers to the negative moments of the history of the police when its heroic pagesare ignored, the psychologists should use the entiretoolkit of psychological approaches and methods to withstand the aforementioned destructive influences. Particular importance should be attached to the development of the employeemotivational sphere as the most important component of their career orientation.

Актуальность (контекст) тематики статьи. Поскольку психологическая работа в МВД России является одним из видов системы морально- психологического обеспечения профессиональной деятельности сотрудников, то ее подразделения призваны выполнять задачи двух уровней: профессионально- специфические и общесистемные. Первые, представленные тремя группами, сводятся к индивидуальной и групповой психодиагностике, личностно- профессиональному развитию, профессионально-психологическому сопровождению. Их выполнение подчинено общесистемным целям, главная из которых заключается в формировании государственно-патриотического мировоззрения, корпоративной культуры и профессионально значимых качеств сотрудников. 

Цель. В контексте такого подхода в статье рассматриваются статическая и динамическая модели психологической работы в МВД Россиии на современном этапе, выявляются ее актуальные проблемы и определяются пути их разрешения. 

Описание хода исследования. На основании краткого анализа статической модели психологической работы автор делает вывод делает вывод о наличии сил и средств для успешного выполнения поставленных задач и подтверждает это внешними критериальными показателями. При характеристике динамической модели определяются проблемы научно-методического, организационно-кадрового и общесистемного (мировоззренческого) характера. Автор уточняет их сущность и содержание, а также обосновывает пути их конструктивного устранения. 

Результаты исследования. Автор констатирует, что проблемы мировоззренческого характера требуют особого внимания, поскольку для их решения необходим целый комплекс мер, связанных с расширением функциональных обязанностей психологов, работающих в системе МВД. 

Выводы. В условиях негативного информационно-психологического воздействия на профессионально-корпоративное сознание сотрудников МВД, повышенного внимания отдельных исследователей к отрицательным моментам истории полиции при игнорировании ее героических страниц, психологи должны использовать весь арсенал психологических подходов и методов для противостояния данным деструктивным воздействиям. Особое значение должно уделяться формированию мотивационной сферы сотрудников как важнейшей составляющей их профессиональной направленности.

Authors / Авторы: Kubyshko, Vladimir L. / Кубышко В. Л.

Караяни А.Г. История развития и современное состояние современной китайской военной психологии. // Национальный психологический журнал. – 2017. – №4(28). – С. 83–94.

Karayani A.G. (2017). History of development and modern condition of modern Chinese military psychology. National Psychological Journal, 4, 83–94

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Russian military psychology is actively analyzing the achievements gained over the years of its reform and with great interest turns to the military psychological experience of foreign armies. Acquaintance with this experience allows Russian military psychology to assess its place in the world military psychological science, to assess the dynamics and fidelity of the general direction of development. In this regard, it is quite interesting to get acquainted with the state, capabilities, and the most important guidelines for the development of the Chinese military psychology. 

Objective. The objective of this paper is to get acquainted with the invaluable experience of trial and error, ups and downs, stagnation and real breakthroughs, which can be learnt through getting acquainted with the history and modern functioning of the psychological structures of the Chinese army. 

Design. The paper considers the centuries-old history and a modern condition of military psychology in China. The methodological foundations of the Chinese military psychology are proved to be the philosophical ideas of Taoism, Confucianism and Buddhism. Theoretical sources Chinese military psychology is rooted in the writings of the great thinkers and generals of ancient China – Sun Tzu, Wu Tzu, Zhuge Liang. The two most vigorously developing areas of military psychology: the psychological selection of military personnel, theory and practice of psychological warfare. The historical analysis of traditions and technologies development for the period of four thousand years is given. The development of psychological selection in the army of China was affected by cooperation with the American psychologists during the Second World War. The overall state and program approach to perfect the system of selecting military men using the psychology methods is underlined. Historical development tendencies and the Chinese paradigm of the theory and practice of psychological war are analyzed. Psychological war is considered as a component of an information psychological antagonism, along with legal and media-wars. Such types of psychological war as operation-coercion, operation-deceit, operation-dissociation, operation-defense are identified. Methods of psychological war are highlighted. The general review of other trends of military psychological research is given: studying combat influence on soldier mental condition, stress resistance, post combat frustration and posttraumatic growth; collaborating on methods of psychological training and psychological resilience in military men; studying psychological aspects of «man-technics» system, etc. 

Results. To conclude, the Chinese military psychology is becoming an essential creative force in the PLA’s combat preparedness system and its experience is worthy of careful and in-depth study.

Актуальность (контекст) тематики статьи. Российская военная психология активно анализирует обретенные за годы своего реформирования достижения и с огромным интересом обращается к военно-психологическому опыту зарубежных армий. Знакомство с этим опытом позволяет российской военной психологии определить свое место в мировой военно-психологической науке, оценить динамику и верность генерального направления развития. В этом плане весьма интересным представляется знакомство с состоянием, возможностями, важнейшими ориентирами развития китайской военной психологии. 

Цель. Цель статьи познакомить с бесценным опытом проб и ошибок, взлетов и падений, застоя и настоящих прорывов, который можно почерпнуть, изучив историю и современное функционирование психологических структур китайской армии. 

Описание хода исследования. В статье рассматриваются многовековая история и современное состояние военной психологии в Китае. Показано, что методологическими основами китайской военной психологии выступают философские идеи даосизма, конфуцианства и буддизма. Теоретические источники китайской военной психологии коренятся в трудах великих мыслителей и полководцев древнего Китая. Выделены два наиболее энергично развивающихся направления военной психологии – психологический отбор военнослужащих, теория и практика психологической войны. Дан исторический анализ развития традиций и технологий психологического отбора за 4 тыс. лет. Проанализированы исторические тенденции развития и особенности китайской парадигмы теории и практики психологической войны. Психологическая война рассматривается как компонент информационно-психологического противоборства, наряду с правовой и медиа-войнами. Дан общий обзор других направлений военно-психологических исследований: изучение влияния боя на психику воинов, боевого стресса, посттравматического стрессового расстройства и посттравматического роста; разработка методов психологической подготовки и формирования психологической устойчивости у военнослужащих; изучение психологических аспектов системы «человек-машина» и т.д. 

Выводы. В конце статьи делается вывод о том, что китайская военная психология становится существенной созидательной силой в системе обеспечения боеспособности Народно-освободительной армии Китая и ее опыт достоин внимательного и всестороннего изучения.

Authors / Авторы: Karayani, Y. M. / Караяни Ю.М.

Фурманов И.А. Диспозиционные сексуальные мотивы как зеркало ценностей в гетеро- сексуальных межличностных отношениях. // Национальный психологический журнал. – 2017. – №4 (28). – С. 75–82.

Fourmanov I.A. (2017) Dispositional sexual motives as the mirror of values in heterosexual interpersonal relations. National Psychological Journal, 4, 75–82.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Values of sexual relations repeatedly changed throughout various culturalhistorical periods. As a result of acquiring values and norms of sexual culture many actual requirements of the personthat were significant at certainontogenetic and sociogeneticstages couldget deprived of the relevance at further stages. As the sociocultural sexual development progresses the subsequent new values, highly significant for the given person are can be shaped. The system of values finds the reflexion in hierarchy and defines dynamics of sexual motives at different stages of the course of life. 

Objective. The objective is to define hierarchy, sexual and age distinctions in dispositional sexual motives in early adulthood. 

Design. The paper regards the issue of interrelation between sexual motivation and features of gender interpersonal relations. The sexual motivation was considered as interest in a general class of related incentives, all of which provide the same basic type of satisfaction associated with sexual expression. Eight specific types of incentives intrinsic to sexual expression that motivate sexual behaviourare studied: (1) feeling valued by the partner, (2) reinforcing partners value, (3) obtaining relief from stress or negative psychological states, (4) providing care and custody through sexual interaction to improve a partner’s psychological condition, (5) enhancing feelings of personal power, (6) feeling partner’s power, (7) feeling pleasure, and (8) productive fertility. 

Conclusion. Disregarding gender and age,the leading position in the hierarchy of sexual disposition motives is occupied by the motives of reinforcing partner’s value, pleasure and care, and subordination position, i.e. motives of comfort, personal value, power and submission. Females in comparison with males differ by higher intensity of submissionmotives and the partner’s significance, while males manifest more force of motive of production fertility. Within the years intensity of motives of partner’s significance, comfort, power and pleasure tends to increase, whereas the motives of submission, personal value and care tend to decrease. The motive of reproduction fertility does not change during years. 

Trends of al sexual disposition motivation in males and females at different stages of the early adulthood are designated.

Актуальность (контекст) тематики статьи. В статье анализируется проблема взаимосвязи сексуальной мотивации и особенностей гендерных межличностных отношений. Система ценностей определяет иерархию и динамику сексуальных мотивов личности на разных этапах жизненного пути. В процессе социокультурного полового развития могут формироваться новые ценности, высоко значимые для данной личности. 

Цель. Определить иерархию, половые и возрастные различия в диспозиционных сексуальных мотивах в период ранней взрослости. 

Описание хода исследования. Сексуальная мотивация рассматривалась как интерес к достижению общего класса побуждений (стимулов), которые обеспечивают тот же самый основной тип удовлетворения, так или иначе связанный с выражением сексуальности. Изучались восемь определенных типов побуждений, которые мотивировали сексуальное поведение: ощущение себя ценным партнером, подтверждение ценности партнера, получение эмоциональной разрядки от стресса или негативных психологических состояний, обеспечение опеки (потребности в покровительстве, заботы о партнере) через сексуальное взаимодействие с целью улучшения психологического состояния партнера, усиление чувства личной власти, ощущение властности партнера, переживание удовольствия и воспроизведение рода. В исследовании приняли участие 836 человек, в возрасте 17–45 лет. В качестве методики исследования использовался адаптированный, отвечающий всем психометрическим требованиям, русскоязычный «Опросник аффективных мотивационных ориентаций в сексуальной жизни» – «AMORE» (Hill, Preston, 1996; Фурманов, 2016). 

Результаты исследования. В результате проведенного исследования было установлено, что, независимо от пола и возраста, в иерархии диспозиционных сексуальных мотивов доминирующее положение занимают мотивы значимости партнера, удовольствия и заботы о партнере, а субординационное положение – мотивы комфорта, собственной значимости, власти и подчинения. Выявлено, что с возрастом интенсивность мотивов значимости партнера, комфорта, власти и удовольствия имеет тенденцию к увеличению, а мотивов подчинения, собственной значимости, заботы о партнере – к снижению. Сила мотива произведения потомства с возрастом не изменяется. 

Выводы. В конце статьи обозначаются тренды диспозиционной сексуальной мотивации мужчин и женщин на разных этапах периода ранней взрослости.

Authors / Авторы: Fourmanov, Igor A. / Фурманов И. А.

Петренко В.Ф., Супрун А.П., Янова Н.Г. Психосемантическое исследование визуального восприятия женщин мужчинами (Российская ментальность). // Национальный психологический журнал. – 2017. – №4 (28). – С. 67–74.

Petrenko V.F., Suprun A.P., Yanova N.G. (2017). Psychosemantic study of female visual perception of men (Russian mentality). National Psychological Journal, 4, 67–74.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. The evaluation of the visual object by the perceiving subject depends both on the features of the object (qualities, characteristics, properties), on the one hand, and the characteristics of the subject of perception (mentality, inherent archetypes, gender, aesthetic representations, value systems, motivation, etc.). Therefore, speaking about external beauty, we must first build a typology of subjects of evaluation, and then conduct an analysis of preferences within homogeneous groups. 

Objective. Isolation of signs and semantic interpretations of visual preferences is a complex task. We limit its decision to a search, pilotage study of a supposedly more or less homogeneous sample of male students from one of the Siberian universities, Russia. 

Design. The study involved 30 males aged 20-23 years. The subjects were presented with 9 photographs, which they had to rank according to 8 descriptors discussed in focus groups previously. The ranking of photo portraits was carried out with respect to two motives: the desire to have physical intimacy and the possibility to be happy with woman in the photo. 

Conclusion. Four main independent factors of female’s estimation of men were revealed, which explained 89 per cent of the total variance. Motivational vector is identified as a certain direction in the semantic space that defines the most optimal ratio of factors required to meet the existing needs. Projections of each coordinate of the vector object of all axes of the semantic space allow to determine the contribution of each factor to the motivational significance of the objects. The psychosemantic approach can be realized when solving a wide range of research in the study of human preferences (advertising, fashion, image of socially significant persons, objects of perception of art, etc.), and also to analyze the motivation of the person on whom the system of his preferences is based. Vector descriptions used in psychosemantics provides the psychologist with the opportunity to apply the mathematical methods and analogues of the natural sciences methods to analyze the mentality of a person and his/her individual picture of the world.

Актуальность (контекст) тематики статьи. Оценка визуального объекта воспринимающим субъектом зависит как от особенностей объекта (качеств, характеристик, свойств), так и от особенностей субъекта восприятия (ментальности, врожденных архетипов, пола, системы эстетических представлений, системы ценностей, мотивации и т.д.). Поэтому говоря о внешней красоте, мы должны предварительно построить типологию субъектов оценивания, а затем уже проводить анализ предпочтений внутри однородных групп.

Цель. Выделение признаков и смысловых интерпретаций визуальных предпочтений – задача комплексная. Мы ограничиваем ее решение поисковым, пилотажным исследованием предположительно более или менее однородной выборки студентов мужского пола одного из сибирских вузов. 

Описание хода исследования. В исследовании принимали участие 30 мужчин в возрасте 20–23 лет одного из сибирских вузов. Испытуемым предъявлялись 9 фотографий женщин, которые они должны были ранжировать по 8 дескрипторам, предварительно обсуждаемых в фокус-группах. Ранжирование фото- портретов осуществлялось в отношении двух мотивов: желания достижения физической близости и возможности достижения счастья с данной женщиной. 

Результаты исследования. Было выявлено четыре основных независимых фактора оценки женщин мужчинами, объясняющие 89% общей дисперсии. Мотивационный вектор определялся как некоторое направление в семантическом пространстве, задающее самое оптимальное соотношение факторов, необходимых для удовлетворения существующей потребности. Проекции каждой координаты вектор-объекта всех осей семантического пространства на заданные мотивационные направления позволяют определить конкретный вклад каждого фактора в мотивационную значимость каждого объекта по любому мотиву. 

Выводы. Психосемантический подход может быть реализован при решении широкого спектра задач при исследовании различных предпочтений человека (рекламы, моды, имиджа социально значимых лиц, объектов восприятия искусства и т.п.), а также для анализа мотивации человека, на которой основана система его предпочтений. Векторные описания, используемые в психосемантике, открывают психологу возможность применять математический аппарат и аналоги методов естественных наук для анализа менталитета человека и его картины мира.

Authors / Авторы: Petrenko V.F. / Петренко В.Ф.  ; Suprun Anatoliy P. / Супрун А.П. ; Yanova, Natalia G. / Янова Н. Г.

Стратилат К.Н. Модели возникновения феномена социальной лености. // Национальный психологический журнал. – 2017. – №4 (28). – С. 57–66

Stratilat K.N. (2017). Models of the origin of the social loafing phenomenon. National Psychological Journal, 4, 57–66.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Relevance. Foreign scientists have developed several models of the emergence of social loafing. These models are widely presented in foreign psychological and management literature. Russian scientists when considering the phenomenon of social loafing does not even mention the existence of these models. In connection with this situation is very important to produce translations into Russian language of the common models of the emergence of social loafing and to perform them. Knowledge of models of social loafing will help competently conduct theoretical and empirical researches of the phenomenon under consideration and manage it.

The objective of the theoretical study is to facilitate provision of fundamental and objective knowledge of social loafing to scientists and practitioners who study groups or work with them. Knowledge of models of social loafing will help competently conduct theoretical and empirical researches of the phenomenon under consideration and manage it. 

Description of the course of theoretical research. The article considers the following foreign models of the origin of social loafing: R. E. Kidwell and N. Bennett’s model (1993), the collective effort model by S. J. Karau and K. D. Williams (1993), D. R. Comer’s model (1995) and S. M. Davoudi and his colleages’ model (2012). The author of the article indicates limitations of the research conducted and outlines variants of the future researches on the concerned problem. 

Conclusions. On the basis of the analysis of the foreign models the author reaches several conclusions. Firstly, almost all the models indicate only motivational causes of social loafing while coordinating causes are omitted. Such an approach is not entirely proper as a number of empirical researches revealed that social loafing emerges due to both coordinating and motivational causes. Secondly, the authors of almost all the models refer to deindividualising of personality and social comparison as motivational causes of social loafing. Thirdly, almost all the models do not distinguish between causes and factors of social loafing. This approach is not entirely justified as implies causation while factors suggest correlation. Fourthly, almost all the models consider situational factors of social loafing while dispositional factors are ignored. Finally, all the models do not exhaustively describe causes and factors of the phenomenon under consideration.

Актуальность (контекст) тематики статьи. В психологической науке существует несколько моделей возникновения социальной лености. Данные модели широко представлены в зарубежной психологической и управленческой литературе. Российские ученые при рассмотрении феномена социальной лености эти теории не учитывают. На наш взгляд, весьма актуальным будет перевод и описания распространенных моделей возникновения социальной лености и их анализ. 

Цель теоретического исследования:способствовать обеспечению ученых и специалистов-практиков, изучающих/работающих с группами, фундаментальными и объективными знаниями о социальной лености. Знание моделей социальной лености позволит грамотно выстраивать теоретические и эмпирические исследования рассматриваемого феномена и управлять им. 

Описание хода теоретического исследования. В статье рассматриваются следующие зарубежные модели возникновения социальной лености: модель Р.Е. Кидвелла и Н. Беннетта (1993), модель коллективных усилий С.Дж. Каро и К.Д. Уильямса (1993), модель Д.Р. Комер (1995) и модель С.M. Давуди с коллегами (2012). Производится критический анализ содержания названных моделей. Делаются выводы. Приводятся ограничения проведенного теоретического исследования и обозначаются варианты дальнейших исследований по рассматриваемой проблеме. 

Выводы. На основании предпринятого анализа данных моделей делаются следующие выводы. Во-первых, практически во всех моделях указываются только мотивационные причины социальной лености и не рассматриваются координационные. Данной подход не совсем корректный, поскольку в ряде эмпирических исследований было установлено, что социальная леность возникает вследствие как координационных, так и мотивационных причин. Во-вторых, авторы почти всех моделей в качестве мотивационных причин социальной лености называют деиндивидуализацию и социальное сравнение. В-третьих, почти во всех моделях не разграничиваются причины и факторы социальной лености. Такой подход является не совсем оправданным, поскольку причины предполагают причинно- следственную связь, а факторы корреляционную. В-четвертых, практически во всех моделях рассматриваются ситуационные факторы социальной лености и игнорируются диспозиционные. В-пятых, все модели социальной лености не содержат исчерпывающее описание причин и факторов рассматриваемого феномена.

Authors / Авторы: Stratilat, Karina N. / Стратилат К.Н.


Страницы: Пред. 1 ... 6 7 8 9 10 ... 124 След.

There are new articles from the «Moscow University Psychology Bulletin»/ Новые статьи «Вестника Московского университета. Серия 14. Психология»

30.03.2015

We are glad to inform you that the new issue of the journal "Moscow University Psychology Bulletin" - 1, 2015 - was released. Carrent Issue: http://msupsyj.ru/en/articles/volumes/2015_1.php

Мы рады представить вам первый номер «Вестника Московского университета. Серия 14. Психология» за 2015 год. http://msupsyj.ru/articles/volumes/2015_1.php

There are new articles from the «National psychological journal»/ Новые статьи «Национального психологического журнала»

30.03.2015

We are glad to inform you that the new issue of the journal "National psychological journal" - 1(17), 2015 - was released. Carrent Issue: http://npsyj.ru/en/articles/volumes/17_2015.php

Мы рады представить вам первый номер «Национального психологического журнала» за 2015 год. http://npsyj.ru/articles/volumes/17_2015.php

About / О проекте New / Новое All material / Все материалы News / Новости Contacts / Контакты
© 2012 — 2018 Psychology. Online abstract digest of psychological sciences

/ ПСИХОЛОГИЯ. Реферативнй интернет-дайджест психологических наук