Articles / Статьи

RSS
Фильтр
Название:
Accepted / Принята к публикации:
Keywords / Ключевые слова:
Keywords Plus / Дополнительные ключевые слова:
Author(s) / Автор(ы):
Author Affiliation / Основное место работы автора:
Country / Страна:
Categories / Рубрикатор:
Publication Type / Тип публикации:
Source / Источник :
Age Group / Возрастная категория:
Release Date / Год публикации:
DOI Number:
Language / Язык публикации:
  

Стефаненко Т.Г., Тумгоева Т.А., Котова М.В. Культурная память и социальная идентичность ингушей как представителей репрессированного народа. // Национальный психологический журнал. – 2017. – № 4(28). – С. 45-56.

Stefanenko T.G., Tumgoeva T.A., Kotova M.V. (2017). The Ingush’s cultural memory and social identity as a representative of repressed ethnic group. National Psychological Journal. 4, 45-56.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. The authors of the paper enquire how the continuity and maintenance of social identity is carried out from generation to generation. Particular attention is drawn to the memory of the traumatic past of the group, such as repression and deportation, as they contradict the widespread view of social identity as a tool for achieving positive individual self-esteem based on a positive image of the group. The paper assumes that cultural memory being a link between the past, the present and the future of the social group ensures the continuity of social identity. Identity that includes the comprehension and experience of the negative past of the group is also considered. 

Objective. The objective of this study is to justify the role of cultural memory as the basis of identification with the group and an empirical test of the relationship between the two constructs. 

Design. A written questionnaire was offered to 296 people aged between 17 and 70 (M = 26.22, SD = 10.0) who identified themselves as Ingush. The respondents answered questions about their social identity (ethnic, civil and religious), assessed their experiences related to the deportation fact, and substantively argued the need to preserve the cultural memory of the deportation. 

Conclusion. The data obtained show that the extent of identity within the group is positively correlated with the extent of the deportation experience, although these experiences are by no means positive (anger, insult, humiliation, heart pain, etc.), and also with the frequency of recalling the fact of deportation and desire to learn more about this event. The obtained results confirm the suggested assumption about the role of cultural memory and allow to develop further research on clarifying the relationship between cultural memory and social identity, assessing the impact of such additional factors as group emotions, psychological well-being, etc.

Актуальность (контекст) тематики статьи. Авторы статьи задаются вопросом о том, каким образом осуществляется преемственность и поддержание социальной идентичности из поколения в поколение. Особое внимание привлекают факты сохранения памяти о травматичном прошлом группы, например, происходивших репрессиях, депортациях, поскольку они противоречат распространенному взгляду на социальную идентичность как инструмент достижения позитивной индивидуальной самооценки на основании позитивного образа группы. В статье предполагается, что культурная память, играя роль связующего звена между прошлым, настоящим и будущим социальной группы, обеспечивает преемственность социальной идентичности. В том числе и идентичности, включающей осмысление и переживание негативного прошлого группы. 

Цель. Целью настоящего исследования выступило обоснование роли культурной памяти как основы идентификации с группой и эмпирическая проверка существования взаимосвязи между этими двумя конструктами. 

Описание хода исследования. В письменном анкетировании приняли участие 296 человек, в возрасте от 17 до 70 лет (M = 26,22, SD = 10,0), идентифицировавших себя как ингуши. Респонденты отвечали на вопросы относительно своей социальной идентичности (этнической, гражданской и религиозной), оценивали свои переживания, связанные с фактом депортации, и развернуто обосновывали необходимость сохранения культурной памяти о депортации.

Результаты исследования. Обработка данных показала, что мера идентичности с группой положительно взаимосвязана с мерой переживания факта депортации, хотя эти переживания отнюдь не позитивные (гнев, обида, унижение, душевная боль и др.), а также с частотой вспоминания о факте депортации и желании больше узнать об этом событии. 

Выводы. Полученные результаты подтверждают высказанное предположение о роли культурной памяти. Они позволяют проводить дальнейшие исследования по уточнению взаимосвязи между культурной памятью и социальной идентичностью, по оценке действия дополнительных факторов, например, групповых эмоций, психологического благополучия и других.

Authors / Авторы: Stefanenko T.G. / Стефаненко Т.Г. ; Tumgoeva, Tanzila A. / Тумгоева Т. А. ; Kotova М.V. / Котова М.В.

Григорьев Д.С. Разработка короткой версии шкал из методики Дж. Даккита: авторитаризм правого толка, ориентация на социальное доминирование, вера в опасный и конкурентный мир. // Национальный психологический журнал. – 2017. – № 4 (28). – С. 30-44.

Grigoryev D.S. (2017). Development of a short version of the dual process model scales: right-wing authoritarianism, social dominance orientation, dangerous and competitive worldviews. National Psychological Journal. 4, 30-44.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Objective. The article describes a short version of the dual process model scales by J. Duckitt that allow elaborating on an integrated exploratory approach for the assessment of authoritarianism.

Background. This area of research is not widespread in Russia in contrast to foreign social psychology. Unfortunately, there are only a few studies in Russia that advance our understanding of the indicated problems, and these few studies likely put more questions than give answers. It can be partly explained by the lack of appropriate available, reliable and valid measures in Russian. Dual process model for the study of authoritarianism offers the scales designed to measure: (1) right-wing authoritarianism that reflects the motivation and attitudes to maintain and preservation of the social cohesion, order, stability, and collective security; (2) social dominance orientation that reflects the motivation and attitudes to maintain and preservation of the dominance and superiority; (3) dangerous worldview that reflects views of the social world as the dangerous and threatening; and (4) competitive worldview that reflects views of the social world as the competitive and ferocious.

Design. The data for the analysis were collected in the survey of 241 participants, mostly residents of Moscow (Central Federal District), Russia, and Ulyanovsk (Volga Federal District), Russia. Using confirmatory factor analysis the four measurement models containing the different number of dimensions of the short version of the dual process model scales were tested. Also, cross-validation was performed (N = 576).

Results. The tested measurement models had acceptable reliability and validity indices. However, the best fit was shown by the model with multidimensional structure in which all the subfactors were as separate constructs.

Conclusion. The short version of scales was successfully compiled, the measures can be considered a reliable and valid measure to study of authoritarianism in Russia.

Цель. В статье описывается процесс разработки короткой версии шкал из методики Дж. Даккита, которая позволяет комплексно подойти к проблеме изучения психологии авторитаризма.

Актуальность (контекст) тематики статьи. В отличие от зарубежной социальной психологии, в России это исследовательское направление так и не получило широкого распространения. К большому сожалению, на сегодняшний день существуют лишь единичные исследования, которые, хотя и продвигают нас в понимании обозначенной проблематики, скорее ставят больше вопросов, нежели дают ответов. Отчасти это можно объяснить отсутствием соответствующего доступного, надежного и валидного инструментария на русском языке. Для изучения авторитаризма методика Дж. Даккита, широко применяемая зарубежными коллегами, предлагает набор шкал, направленных на измерение: авторитаризма правого толка, который отражает мотивацию и установки на поддержание социальной сплоченности, порядка, стабильности и коллективной безопасности; ориентации на социальное доминирование, которая отражает мотивацию и установки на поддержание группового доминирования и превосходства; веры в опасный мир, отражающей представления о социальном мире как об опасном и угрожающем; веры в конкурентный мир, отражающей представления о социальном мире как о конкурентном и ожесточенном.

Описание хода исследования. Данные для анализа были собраны в результате опроса 241 человека, преимущественно жителей Москвы (Центральный федеральный округ) и Ульяновска (Приволжский федеральный округ). С помощью конфирматорного факторного анализа были протестированы четыре модели, содержащие различные конфигурации факторов короткой версии шкал.

Результаты исследования. Протестированные модели показали приемлемые показатели надежности и валидности, однако наилучшее соответствие данным показала модель, где все субфакторы рассматривались как отдельные конструкты.

Вывод. В результате проведенного исследования была составлена короткая версия шкал Дж. Даккита, которые, несмотря на некоторые проблемы, по совокупности показателей, можно считать надежным и валидным инструментом исследования психологии авторитаризма в России.

Authors / Авторы: Grigoryev, Dmitry S. / Григорьев Д. С.

Сиднева А.Н. Психологический анализ урока с позиций деятель­ностного подхода // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. — 2017. — №3 — с. 100-119

Sidneva A.N. (2017). Psychological analysis of the lesson from the point of view of the activity approach. Moscow University Psychology Bulletin. Series 14. Psychology, 3, 100-119

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Based on the critical examination of existing models of the psychological analysis of the lesson (PAL), we suggest a model of PAL, developed from the positions of the activity approach (A.N. Leontiev, P.Ya. Galperin, N.F. Talysina, V.V. Davydov, D.B. Elkonin). As the critical review shows, the basic models of the PAL in traditional didactics are related to the evaluation of the degree of implementation in the lesson of conditions for the effective functioning of students' mental processes. This model is based on the idea of a quality lesson as a lesson that maximizes the use of various types of mental processes (processes of thinking, memory, attention, imagination, etc.). From the point of view of the activity approach, psychological analysis should presuppose an assessment of the extent to which the activities that children realize in the lesson are adequate to the goals of the lesson set by the teacher. So a quality lesson is a lesson in which students carry out activities psychologically adequate to the goals set. The article proposes five criteria for the PAL, which correspond to the principles of the activity approach: 1) the specifics of setting the objectives of the lesson, 2) the adequacy of the actions performed by the students, the stated goals; 3) the features of action means, 4) the features of control and feedback and 5) the features of assessing the performance of students' actions. An example of a lesson analysis scheme developed on the basis of the proposed model is given.

В статье на основе критического рассмотрения существующих концепций психологического анализа урока выдвигается модель анализа урока, разработанная с позиций деятельностного подхода (А.Н. Леонтьев, П.Я. Гальперин, Н.Ф. Талызина, В.В. Давыдов, Д.Б. Эльконин). Как показывает критический обзор, основные существующие в традиционной дидактике модели психологического анализа урока связаны с оценкой степени реализации на уроке условий для эффективного функционирования психических процессов учащихся и самого процесса учения. В основе этой модели лежит идея, что качественный урок должен максимально задействовать различные виды психических процессов (процессы мышления, памяти, внимания, воображения и т.д.). С точки же зрения деятельностного подхода психологический анализ предполагает оценку того, насколько виды активности, реализуемые детьми на уроке, адекватны поставленным учителем целям урока. Таким образом, в основе деятельностной модели анализа урока должна лежать идея о том, что качественный урок — это урок, в котором учащиеся осуществляют деятельность, психологически адекватную заданным целям. В статье предлагается пять основных критериев психологического анализа урока, которые, по мнению автора, соответствуют принципам деятельностного подхода: 1) особенности постановки целей урока, 2) степень адекватности выполняемых учащимися действий заявленным целям урока, 3) особенности предлагаемых учителем средств выполнения действий, 4) особенности контроля и обратной связи и 5) особенности оценивания действий учащихся. На основе этой модели разработана и представлена в статье авторская схема психологического анализа урока, которая может лечь в основу оценки уроков вне зависимости от системы обучения.

Authors / Авторы: Sidneva, A.N. / Сиднева А.Н.

Рассказова Е.И. Психодиагностика личностных профилей: результаты латентного анализа реструктурированных клинических шкал MMPI­-2 в норме // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. — 2017. — №3 — с. 76-99

Rasskazova E.I. (2017). Psychodiagnostic of personality pro les: results of latent pro le analysis of MMPI­2 restructured clinical scales in the normative sample. Moscow University Psychology Bulletin. Series 14. Psychology, 3, 76-99

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

The problem of differentiation of personal profiles based on MMPI is traditionally solved either theoretically with help of the 2- or 3-peak coding system, or is empirically based on the results of a cluster analysis of clinical scales. In the first case, the encoding system looks unreasonably complicated. In the second case, the results are vulnerable to criticism, on the one hand, due to interference of the scales themselves, and, on the other hand, due to not taking into account measurement errors and due to restrictions for clusters differentiated. In this paper, we propose an alternative based on the latent profile analysis of restructured clinical scales of MMPI-2. Based on the normative sample of the validation of the Russian-language Minnesota multifactorial personality questionnaire, second version, (MMPI-2, N = 1443), four types of latent profiles were identified: normative one with mean values for most scales and a small peak on the Hypomanic Activation scale, “neurotic” profile with an increase in the “neurotic triad” scales, “psychopathic-like” profile with high scores on all scales and peaks on the scales of schizophrenia, paranoia and psychasthenia, and “defensive / suppressive” profile with extremely low scores on all scales and a small peak on the scale of low level of positive emotions. Profiles’ comparison by the content and supplementary scales of MMPI-2 and "Big Five" traits suggests that in those having the “psychopathic-like” profile, the risk of externalized problems is maximal and the risk of internalized problems is high. Those with the “neurotic” profile have a high risk of internalized problems, while their distinctive trait is the experience of social discomfort. The analysis of “defensive” profile suggests possible difficulties associated with chronic suppression of emotions, in particular, somatization and sudden affect expressions.

Задача дифференциации личностных профилей Миннесотского многофакторного личностного опросника (MMPI) традиционно решается или теоретически (на основе кодировки профилей), или эмпирически (по результатам кластерного анализа базовых клинических шкал). В первом случае полная система кодировки выглядит неоправданно громоздкой. Во втором случае результаты уязвимы для критики из-за интерференции самих шкал, а также из-за недоучета при кластерном анализе ошибок измерения и большого количества ограничений по группам. В данной работе предлагается альтернативный вариант исследования латентных личностных профилей методом их анализа по показателям реструктурированных клинических шкал. На основе выборки русскоязычной апробации второй версии опросника MMPI-2 (N=1443) были выделены четыре типа латентных профилей: (1) нормативный — со средними значениями по большинству шкал при более низких значениях по шкалам невротической триады и небольшом пике по шкале гипоманиакальной активации; (2) «невротический» — с повышением по шкалам невротической триады; (3) «психопатизированный» — с высокими показателями по всем шкалам и пиками по шкалам шизофрении, паранойи и психастении; (4) «защитный/подавляющий» профиль — с крайне низкими показателями по всем шкалам и небольшим пиком по шкале низкого уровня позитивных эмоций. Сопоставление этих профилей по содержательным и дополнительным шкалам MMPI-2 и чертам «Большой пятерки» позволяет предположить, что при «психопатизированном» профиле максимален риск нарушений по типу экстернализации и высок по типу интернализации; при «невротическом» профиле велик риск нарушений по типу интернализации, а отличительной чертой выступает переживание социального дискомфорта, которое максимально в этой группе. При «защитном/подавляющем» профиле возможны трудности, связанные с хроническим подавлением эмоций, в частности соматизация и эмоциональные «вспышки».

Authors / Авторы: Rasskazova E.I. / Рассказова Е.И.

Лункина М.В. Трансформация представлений о связи различных параметров самоуважения с психологическим благополучием: от уровня самоуважения к его основаниям // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. — 2017. — №3 — с. 60-75

Lunkina M.V. (2017). The changes in scientific conception of connection between aspects of self-respect and psychological well-being: from level to contingencies of self-esteem. Moscow University Psychology Bulletin. Series 14. Psychology, 3, 60-75

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

The purpose of the review is to explore the transformation of ideas about the relationship of various parameters of self-esteem with subjective well-being, the productivity of educational activity and the success of a professional career. Iinitially, the level of self-esteem (high or low) was considered as the most important parameter. The studies show that people with a high level of self-esteem have more positive self-attitude, their subjective well-being is higher, they are less prone to depression and anxiety disorders, and they show more positive expectations about future achievements and relationships with other people. They are more persistent when meeting failures. On the other hand, the level of self-esteem does affect the productivity neither of the activity nor the quality of the relationship. In addition, high self-esteem is often a heterogeneous category, which includes not only the acceptance of one's ppositive qualities but also narcissistic and defensive components. The contradictory role of self-esteem level has prompted researchers to address other parameters of self-esteem: stability or instability and the contingencies of self-esteem. These parameters are closely related; they affect the subjective well-being and quality of activity and allow shedding lightt on the role of self-esteem in the mental life of a person. The analysis led to the conclusion that the identification and delineation of healthy and neurotic contingencies of self-esteem is a promising area for further research, which can help in the formation of healthy self-esteem in children and adolescents.

В статье дается обзор отечественных и зарубежных исследований самоуважения. Цель обзора — выделить основные направления изучения самоуважения, рассмотреть результаты конкретных исследований и выявить их практический смысл, проследить трансформацию представлений о связи различных параметров самоуважения с психологическим благополучием, продуктивностью учебной и профессиональной деятельности, ожиданиями относительно будущего и межличностными отношениями. Первоначально наибольшее значение придавалось уровню самоуважения (высокому или низкому), поскольку материалы и сследований свидетельствовали о том, что люди с высоким уровнем самоуважения имеют более позитивное самоотношение, их психологическое благополучие выше, они менее склонны к депрессии и тревожным расстройствам, демонстрируют более позитивные ожидания относительно будущих достижений и отношений с другими людьми, проявляют большую настойчивость при столкновении с неудачами. В современных  исследованиях убедительно показано, что уровень самоуважения не является фактором, оказывающим каузальное влияние на продуктивность учебной и большинства видов профессиональной деятельности, а также на успешность межличностных отношений. Высокое самоуважение часто оказывается гетерогенной категорией, включающей наряду с принятием своих позитивных качеств также нарциссические и защитные черты. Понимание противоречивой роли уровня самоуважения побудило исследователей обратиться к изучению других его параметров: стабильности/нестабильности и оснований (здоровых и невротических). В конкретных исследованиях показано, что эти параметры тесно связаны между собой и оказывают влияние на психологическое благополучие и качество деятельности. Проведенный анализ позволил сделать вывод, что выделение и разграничение здоровых и невротических оснований самоуважения — перспективная область для дальнейших исследований, результаты которых могут помочь в формировании здорового самоуважения у детей и подростков.

Authors / Авторы: Lunkina M. V. /

Смирнов С.Д., Чумакова М.А., Корнилов С.А., Краснов Е.В., Корнило­ва Т.В. Когнитивная и личностная регуляция стратегий решения прогностической задачи (на материале Iowa Gambling Task) // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. — 2017. — №3 — с. 39-59

Smirnov S.D., Chumakova M.A., Kornilov S.A., Krasnov E.V., Kornilo­va T.V. (2017). Cognitive and personality regulation of strategies for solving a prognostic task (based on the Iowa Gambling Task). Moscow University Psychology Bulletin. Series 14. Psychology, 3, 39-59

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

The article presents the result of a series of five empirical studies. Across multiple samples with typical development we have established a set of relationships between decision making strategies in Iowa Gambling Task (IGT) and such traits as intelligence (general, verbal), executive functions (shifting and inhibition), as well as personality traits of tolerance/intolerance for uncertainty and Big Five personality traits.

The series of empirical studies aimed at verifying a set of hypotheses regarding the role of intelligence and tolerance/intolerance for uncertainty as predictors of choice strategies in IGT, regarding the contribution of executive functions to the regulation of these strategies, as well as identifying the specifics of prognostic strategies of professionals whose occupation involves high risk – i.e., military leaders.

The main measure was Iowa Gambling Task. This task relies on the prognostic/anticipatory activity of the person playing the game that regulates the sequence of choices that they make from four decks of “cards” that have a probabilistic structure of gains and losses, unknown to the participant at the beginning. According to A. Damasio's somatic marker hypothesis, emotional components play a key role in decision making regulation.

Studies 1 through 3 recruited undergraduate students and general population samples; studies 4 and 5 relied on samples of military leaders.

In addition to the IGT, we also measures a set of cognitive and personality traits, including executive functions (using the Go/No Go paradigm), intelligence (using ROADS and ICAR), tolerance-intolerance for uncertainty (using the NTN questionnaire), Big Five personality traits (using the TIPI questionnaire), and personal factors of decision making (using the LFR questionnaire).

The studies revealed significant and positive contributions of intelligence and executive functions (i.e., shifting and inhibition) to decisional efficiency and the development of choice strategies, thus implicating cognitive orienting as the key component of decision making in IGT. We also established a set of group differences in both strategies and patterns of the regulation of choices in IGT between military and non-military samples. We also found that it is specifically during early game stages (characterized by maximal uncertainty) that specific personality traits contribute most to decision making – tolerance for uncertainty was such a predictor for our non-military samples, and risk readiness acted as one in military leaders. Conventional Big Five personality traits did not contribute to participants’ performance in the IGT.

В статье представлены результаты серии из пяти исследований. В них на разных выборках группы «нормы» выявлены связи показателей стратегий в игровой задаче Айова (Iowa Gambling TaskIGT) с интеллектом (общим, вербальным), исполнительными функциями (шифтингом, ингибицией и апдейтингом), с личностными свойствами, отражающими отношение к неопределенности (толерантность и интолерантность к неопределенности), и чертами «Большой пятерки». Методики: игровая задача Айова, предполагающая прогностическую активность человека в регуляции им последовательности выборов из четырех колод карт, в которых возможность выигрыша и проигрыша меняется случайным образом; экспериментальные процедуры оценивания исполнительных функций (Go/No Go); диагностические методики: тестовые батареи ROADS и ICAR (для тестирования интеллекта), «Краткий ориентировочный тест — КОТ»; личностные опросники: «Новый опросник толерантности к неопределенности — НТН», «Краткий опросник Большой пятерки — TIPI», «Личностные факторы принятия решений — ЛФР». Участники исследования: студенты и гражданские лица разных профессий, военные руководители среднего звена. Установлены положительные вклады интеллекта, а также исполнительных функций — шифтинга и ингибиции — в эффективность принятия решений и в динамику становления стратегий выборов, что свидетельствует в пользу когнитивной ориентировки в ситуации неопределенности, моделируемой игровой задачей Айова. На двух выборках военных руководителей среднего звена найдены также отличия в показателях стратегий и личностной регуляции выборов. Обнаружено, что именно в условиях максимальной неопределенности на первом этапе игры значимый вклад в показатели стратегий вносят личностные факторы — толерантность к неопределенности у гражданских лиц и готовность к риску у военных. Интолерантность к неопределенности выполняет регулятивную роль на следующих этапах стратегии в игре (снижая частоту смены колод и определяя угол кривой роста показателей). Личностные факторы «Большой пятерки», протестированные на выборке военнослужащих, не выступили предикторами стратегий в игровой задаче Айова.

Authors / Авторы: Smirnov S.D. / Смирнов С. Д.  ; Chumakova, Maria A. / Чумакова М.А. ; Kornilov S.A. / Корнилов С.А. ; Kornilova T.V. / Корнилова Т.В. ; Krasnov E. V. / Краснов Е. В.

Еськов В.М., Зинченко Ю.П., Филатова О.Е., Еськов В.В. Гипотеза Н.А. Бернштейна и реальный хаос гомеостатических систем в психологии // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. — 2017. — №3 — с. 22-38

Eskov V.M., Zinchenko Yu.P., Filatova O.E., Eskov V.V. (2017). Hypothesis of N.A. Bernstein and the real chaos of homeostatic systems in psy­chology. Moscow University Psychology Bulletin. Series 14. Psychology, 3, 22-38

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

This year marks the 70th anniversary of the publication of the monograph by N.A. Bernshtein "On the construction of movements" and 60 years since the publication of his eighth essay "The urgent problems of the regulation of motor acts". In these works, for the first time, the problem of uncertainty in the organization (and dynamics of behavior) of all systems, which we now designate as homeostatic or systems of the third type, according to W. Weaver's classification, was first raised. This problem was voiced by N.A. Bernstein as the hypothesis of "repetition without repetition", within which it is possible (as suggested by Bernstein) to describe any motor acts. After a detailed study of the various types of motion in biomechanics, we ascertained that modern deterministic-stochastic science has approached its developmental boundary in the study of living systems, since the main thesis about the repeatability and predictability of the state of the biosystem (neuronets of the brain, the human psyche) is violated. We turn to the study of systems that are in a continuous chaotic regime of changes of any parameters xi of such (unstable) systems. The Eskov-Zinchenko effect, which is a quantitative proof of Bernshtein’s hypothesis of "repetition without repetition", is that the successively obtained samples xi (in one, unchanged state) demonstrate a kaleidoscope of statistical distribution functions f(x), i.e. fj(xi)≠fj+1(xi) for two neighboring registered (from one person) registered samples xi (i.e., for the jth and j+1th). This erases the boundaries between arbitrary and involuntary movements from the standpoint of their objective, statistical evaluation. Statistical instability of any received samples of parameters xi, which describe homeostatic systems, requires new concepts and new models - models of homeostasis.

В текущем году исполняется 70 лет с момента выхода монографии Н.А. Бернштейна «О построении движений» и 60 лет с момента публикации его восьмого очерка «Назревшие проблемы регуляции двигательных актов». В этих работах впервые была поднята проблема неопределенности в организации (и динамике поведения) всех систем, которые мы теперь обозначаем как гомеостатические, или системы третьего типа, CTT, по классификации У. Уивера. Указанная проблема была озвучена Н.А. Бернштейном как гипотеза о «повторении без повторения», в рамках которой можно (это предлагалось Бернштейном) описывать любые двигательные акты. После детального изучения различных видов движения в биомеханике мы констатировали, что современная детерминистско-стохастическая наука подошла к своему рубежу развития в изучении живых систем, так как главный тезис о повторяемости и прогнозируемости состояния биосистемы (нейросетей мозга, психики человека) нарушается. Мы переходим к изучению систем, которые находятся в непрерывном хаотическом режиме изменений любых параметров xi таких (нестабильных) систем. Эффект Еськова—Зинченко, который является количественным доказательством гипотезы Н.А. Бернштейна о «повторении без повторения», состоит в том, что подряд получаемые выборки xi (в одном неизменном состоянии) демонстрируют калейдоскоп статистических функций распределения f(x), т.е. fj(xi)≠fj+1(xi) для двух соседних (от одного человека) регистрируемых выборок xi (т.е. для j-й и j+1-й). Это стирает границы между произвольными и непроизвольными движениями с позиций их объективной, статистической оценки.  Статистическая неустойчивость любых получаемых выборок параметров xi, которые описывают гомеостатические системы, требует новых понятий и новых моделей — моделей гомеостаза.

Authors / Авторы: Eskov Valery M. / Еськов Валерий Матвеевич ; Zinchenko, Yury. P. / Зинченко Ю. П. ; Filatova, Olga Ye. / Филатова Ольга Евгеньевна ; Eskov Valery V. / Еськов Валерий Валериевич

Творогова Н.Д., Кулешов В.А. Преподаватель отечественного вуза перед вызовами современности // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. — 2017. — №3 — с. 3-21

Tvorogova N.D., Kuleshov V.A. (2017). Lecturer at domestic university facing the challenges of our time. Moscow University Psychology Bulletin. Series 14. Psychology, 3, 3-21

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Russia joined the European Higher Education Area (Bologna process), that made innovative changes in the organization of educational process in Russian universities an urgent issue. The article raises questions concerning the difficult position of the lecturer in the context of the restructuring of university life, the lecturer’s health and subjective well-being, productivity and quality of his work. It is argued, that innovative educational activity increases not only time, physical, professional, social load for the lecturer, but as well the load on his personality; the work of the lecturer in these conditions is becoming increasingly high-tech, requiring great intellectual and emotional engagement. The authors propose to consider the indicators of subjective well-being (somatic, mental, social, spiritual) of the educational process participants as one of the objective functions of pedagogical technologies development and as one of the indicators of pedagogical activity efficiency. The article covers in detail such factors of the productivity lecturers’ work as educational process automation and lecturers’ activity management. The authors note that the educational process automation through the use of complex forms of artificial intelligence is possible only if it is based on the intellectual potential created by previous generations of university lecturers and scientists. The idea is suggested about the need to save the teaching staff of universities and about the special responsibility of university management for developing the conditions for creative self-realization of teaching personnel. The organization and periodic certification of lecturers is analyzed as one of the areas of university management. The emphasis is placed on the importance of lifelong professional training of high school lecturers and education managers.

Вступление России в Европейское образовательное пространство (Болонский процесс) сделало актуальными инновационные изменения в организации образовательного процесса в отечественных вузах. В статье поднимаются вопросы, касающиеся сложного положения преподавателя в условиях перестройки вузовской жизни, его здоровья и субъективного благополучия, производительности и качества его труда. Приводятся аргументы в пользу того, что инновационная образовательная деятельность увеличивает не только временнЫе, физические, профессиональные, социальные нагрузки на преподавателя, но и нагрузки на его личность; труд преподавателя в этих условиях становится все более высокотехнологичным, требующим большой интеллектуальной и эмоциональной отдачи. Авторы предлагают рассматривать индикаторы субъективного благополучия (соматического, психического, социального, духовного) участников учебно-воспитательного процесса как одну из целевых функций разработки педагогических технологий и один из показателей эффективности педагогической деятельности. В статье подробно освещаются такие факторы производительности преподавательского труда, как автоматизация учебного процесса и управление деятельностью преподавателей. Авторы отмечают, что автоматизация учебного процесса за счет использования сложных форм искусственного интеллекта возможна только с опорой на тот интеллектуальный потенциал, который создан предыдущими поколениями вузовских преподавателей и ученых. Проводится мысль о необходимости сбережения преподавательских кадров вузов и об особой ответственности вузовского менеджмента за создание условий для творческой самореализации педагогических кадров. В качестве одного из направлений работы вузовского менеджмента анализируются организация и проведение периодической аттестации преподавателей. Делается акцент на значимость непрерывной профессиональной подготовки преподавателей высшей школы и менеджеров образования.

Authors / Авторы: Kuleshov V. A. / Кулешов В. А. ; Tvorogova N. D. / Творогова Н. Д.

Корнилова Т.В., Павлова Е.М., Красавцева Ю.В., Разваляева А.Ю. Связь фрейминг-эффекта с индивидуальными различиями у студентов-медиков и студентов-психологов. // Национальный психологический журнал. – 2017. – № 4 (28). – С. 17-29.

Kornilova T.V., Pavlova E.M., Krasavtseva Y.V., Razvalyaeva A.U. (2017). Relationship between the framing effect and individual differences in medical students and psychology students. National Psychological Journal. 4, 17-29.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. Framing effect is rarely studied in relation to individual differences. In cognitive psychology, it reflects distortions in decision-making depending on the context (phrasing) of statements about alternatives, and framing is found within medical professional samples. 

Objective. The objective of the study are asfollows: 1. to identify the differences in the students of medical and non-medical universities and susceptibility to framing, 2. establish in both groups similarities of individual decision-making styles (coping with uncertainty if any) in self-assessments (intelligence, risk taking and personality) and in willingness to take risks and tolerance/intolerance to uncertainty, 3. to identify the specific relationship between susceptibility to the framing effect (FE) in medical students with their personal properties. 

Design. The paper describes the study of framing on medicine (n = 78) and psychology students (n = 122). It is demonstrated that in Kahneman and Tversky’s “Asian disease problem”, the psychology students show reframing effect while medical students don’t show difference in answers. Participants who choose different answers in negative phrasing of the issue differ in self-esteemed risk taking and intolerance for uncertainty; but there is no difference in positive version of the problem. Differences in personality profiles of the future members of medical and non-medical students have been established, both in terms of the personality variables and their associations to the dynamic regulatory systems. Medical students are characterized with less procrastination and higher risk readiness. Self-esteemed risk is correlated with risk readiness in both samples (and negatively connected to rationality within the psychology student sample). Unexpectedly, risk preparedness is also correlated with intolerance for uncertainty in both groups. Medical students are characterized by specific correlation between risk readiness and personal self-esteem (good/bad person scale). Self-esteemed risk proposed is shown to be not only connected to corresponding questionnaire scale of personal risk preparedness but also to correlate to the choice in the framing effect issues. 

Results. These and other connections report about specifics of personal characteristics structure within the group of medical students.

Актуальность работы. Эффект рамки или фрейминг-эффект (framing effect) очень редко выступает предметом выявления связей с индивидуальными различиями. В когнитивной психологии он отражает искажения принятия решений в зависимости от контекста (оформления) высказываний об альтернативах, что выявлено, в частности, для врачей. Выбор вероятностных исходов рассматривается в задачах на выявление фрейминг-эффектов в качестве показателя принятия риска. Закономерно возникает вопрос о связи личностной готовности к риску с выраженностью фрейминг-эффекта (ФЭ). 

Целями исследования стали, во-первых, выявление различий в подверженности фреймингу студентов медицинского и не медицинского вузов, во-вторых, установление в обеих группах связей индивидуальных стилей принятия решений (как копингов при необходимости совладания с неопределенностью) как с самооценками (интеллекта, рискованности и личности), так и с готовностью к риску и толерантностью/интолерантностью к неопределенности. В-третьих, мы стремились выявить специфику связи подверженности фрейминг-эффекту у студентов-медиков с их личностными свойствами. 

Описание хода исследования. В работе описывается сравнение ФЭ на выборках студентов-медиков (N=78) и студентов-психологов (N=122). Показано, что в классической задаче на ФЭ – так называемой «задаче с азиатской болезнью» студенты-психологи демонстрируют эффект рефрейминга в позитивной формулировке, а будущие врачи не демонстрируют значимых различий при выборе. Лица, выбиравшие разные альтернативы в задаче при негативном контексте, отличались высотой самооценок рискованности и интолерантности к неопределенности. Отличий при позитивной формулировке альтернатив не обнаружено. Установлены различия в личностном профиле студентов разных специальностей, как по высоте показателей, так и по их связям. Студенты-медики характеризовались меньшей прокрастинацией и более высокой готовностью к риску. Самооценки риска положительно коррелировали с готовностью к риску в обеих группах и отрицательно – с рациональностью как шкалой личностных факторов принятия решений (ЛФР) у психологов. Неожиданной выступила положительная связь готовности к риску с интолерантностью к неопределенности в обеих группах. У студентов-медиков специфичной выступила положительная связь готовности к риску с самооценкой личности по шкале плохой – хороший. Введенная нами новая шкала прямой самооценки рискованности оказалась не только связанной с соответствующей шкалой по опроснику ЛФР, но и выступила в связях с принадлежностью к группам студентов, проявивших и не проявивших ФЭ (в группе обучающихся в медицинском вузе и в совокупной студенческой выборке). 

Вывод. Эти и другие связи позволили сделать заключение о специфике структурирования личностных свойств у студентов-медиков.

Authors / Авторы: Kornilova T.V. / Корнилова Т.В. ; Pavlova, Elizaveta M. / Павлова Е.М. ; Krasavtseva, Yuliya V. / Красавцева Ю.В. ; Razvalyaeva, Anna U. / Разваляева А. Ю.

Собкин В.С., Андреева А.И., Рзаева Ф.Р. Профессиональная деятельность исследователя в сфере образования: особенности планирования, ресурсы реализации, удовлетворенность результатами. // Национальный психологический журнал. – 2017. – № 4(28). – С. 5-16.

Sobkin V.S., Andreeva A.I., Rzaeva F.R. (2017). Professional activity of the researcher in the field of education: features of planning, resources for implementation, satisfaction with the results. National Psychological Journal. 4, 5-16.

Abstract | Резюме | Article | Текст статьи | Keywords | Ключевые слова

Background. The paper examines the attitude of scientists engaged in research in the field of education to various aspects of professional activity: the features of planning, resources for implementation, and satisfaction with the results. The relevance of the study is due to a number of institutional changes in the national science. Thus, the active reform initiated in 2013 was aimed at optimizing and increasing the efficiency of various research institutes, primarily those within the structure of state academies. In this regard, it seems important to identify the scientists’ attitude to the results of the implemented initiatives within the period of the last four years.

Objective. The paper is to analyze the influence of age and social indicators of professional status (academic degree, academic title, position held, publication activity) on various aspects of the professional activity of the researches. 

Design and sample characteristics. A special questionnaire of 72 questions was developed (closed, open and scale), 721 respondents were interviewed. The sample included employees with different levels of scientific qualifications and length of professional scientific activity. Both employees of scientific research institutes and universities from different regions of the Russian Federation were interviewed. 

Results. The results show the manifestation of negative tendencies concerning the planning of scientific activity related to its authoritarian nature and formal requirements for reporting on the results of scientific activity. The peculiarities of well-being of scientific employees at the stage of completing a professional career are revealed. The features of the manifestation of the professional crisis, which is characteristic for the age cohort of forty-year scientific workers, are considered. The specifics of attracting personal funds and additional financial sources depending on various indicators of the professional status of the scientist are shown.

Актуальность статьи. В статье рассматривается отношение научных сотрудников, занимающихся исследованиями в сфере образования, к различным аспектам профессиональной деятельности: особенности планирования, ресурсы реализации, удовлетворенность результатами. Актуальность исследования обусловлена рядом институциональных перемен в отечественной науке. Так, ее активное реформирование, начавшееся в 2013 году, было направлено на оптимизацию и увеличение эффективности деятельности различных научно-исследовательских институтов, в первую очередь, входящих в структуру государственных академий. В связи с этим представляется важным выявить мнение ученых о результатах примененных инициатив по прошествии трех лет. 

Цель. Анализируется влияние возраста и социальных индикаторов профессионального статуса (наличие ученой степени, научного звания, занимаемой должности, публикационной активности) на различные аспекты профессиональной деятельности научного сотрудника. 

Описание хода исследования. Разработана специальная анкета, включающая 72 вопроса (закрытых, открытых и шкальных), опрошен 721 респондент. В выборку вошли сотрудники с разным уровнем научной квалификации и стажем профессиональной научной деятельности. Опрашивались сотрудники как НИИ, так и вузов из разных регионов Российской Федерации. 

Результаты исследования. Полученные результаты позволили зафиксировать проявление негативных тенденций, касающихся планирования научной деятельности, которые связаны с ее авторитарным характером и формальными требованиями к отчетности о результатах научной деятельности. Выявлены особенности самочувствия научных сотрудников на этапе завершения профессиональной карьеры. Рассмотрены особенности проявления профессионального кризиса, который характерен для возрастной когорты сорокалетних научных сотрудников. Выявлена специфика привлечения личных средств и дополнительных финансовых источников в зависимости от различных индикаторов профессионального статуса ученого. 

Выводы. Полученные результаты позволяют сделать вывод о том, что высокий научный статус может рассматриваться как своеобразный профессиональный капитал, обеспечивающий поддержку научных интересов сотрудника в организации. В целом, большинство ученых считает, что реализуемая в их научной организации стратегия поддержки публикационной активности не является стимулирующей. Наконец, среди научных сотрудников преобладают негативные оценки результатов своей профессиональной деятельности. При этом можно говорить о своеобразном возрастном кризисе профессиональной деятельности, возникающем на этапе достижения ученым сорокалетнего возраста.

Authors / Авторы: Sobkin,Vladimir S. / Собкин В.С. ; Andreeva, Anna I. / Андреева А.И. ; Rzaeva, Fatima R. / Рзаева Ф.Р.


Страницы: Пред. 1 ... 3 4 5 6 7 ... 120 След.

There are new articles from the «Moscow University Psychology Bulletin»/ Новые статьи «Вестника Московского университета. Серия 14. Психология»

30.03.2015

We are glad to inform you that the new issue of the journal "Moscow University Psychology Bulletin" - 1, 2015 - was released. Carrent Issue: http://msupsyj.ru/en/articles/volumes/2015_1.php

Мы рады представить вам первый номер «Вестника Московского университета. Серия 14. Психология» за 2015 год. http://msupsyj.ru/articles/volumes/2015_1.php

There are new articles from the «National psychological journal»/ Новые статьи «Национального психологического журнала»

30.03.2015

We are glad to inform you that the new issue of the journal "National psychological journal" - 1(17), 2015 - was released. Carrent Issue: http://npsyj.ru/en/articles/volumes/17_2015.php

Мы рады представить вам первый номер «Национального психологического журнала» за 2015 год. http://npsyj.ru/articles/volumes/17_2015.php

About / О проекте New / Новое All material / Все материалы News / Новости Contacts / Контакты
© 2012 — 2018 Psychology. Online abstract digest of psychological sciences

/ ПСИХОЛОГИЯ. Реферативнй интернет-дайджест психологических наук